четверг, 28 августа 2014 г.

Защититься от скверны можно только добрыми делами

Бородинский батюшка, протоиерей Владимир (Пермяков) не устаёт удивлять своей активностью и православную паству, и невоцерковленных горожан. Благодаря его стараниям, к примеру, реконструирован храм и открыта воскресная школа, создан клуб сабельного боя «Пересвет». Одна из заветных целей неутомимого пастыря — обустройство скита на берегу Нового пруда. С монастырём, как и полагается. Другая и не менее важная — возрождение в окрестностях города погубленной в былые годы тайги.

Свято место пусто не бывает

Начало строительству скита в городе Бородино было положено 7 лет назад, вскоре после назначения отца Владимира настоятелем храма Сергия Радонежского. Он и был инициатором благого начинания. Как это произошло? Что сподвигло его на столь необычное по нашим временам решение? Батюшку очаровала красота пруда и окрестностей, пологого берега с одной стороны, и холмистого с другой. Уже при первом посещении этого места его осенила мысль — быть ему святым. Но о ските тогда он и не помышлял. Поставить небольшую часовенку — такова была его программа-максимум.

- Принялись за дело безотлагательно, - вспоминает отец Владимир. - Миряне и муниципальное руководство поддержали меня в том, что здесь должен быть поставлен крест и сооружена купальня, с тем чтобы летом можно было совершать таинство крещения полным погружением. Зимой решили вырубать иордань. Берег был страшно запущен и захламлён — бурьян, бесчисленные кострища, горы мусора, который сюда горожане свозили как на свалку машинами. Пришлось машинами же и вывозить. Параллельно занялись озеленением. По обе стороны от пустыря, выделенного нам, располагаются небольшие берёзовые рощицы. Подумалось, почему бы нам между ними не вырастить хвойный лес? Первые сто саженцев прижились превосходно. Их, кстати, вырастил у себя в саду один горожанин, таёжник, выбрав орешки после отсева из кедровой шелухи. Канское лесничество пожертвовало 300 саженцев ели.

По замыслу отца Владимира, зелёные насаждения скита ни в коем случае не должны напоминать регулярный парк. Его цель — густой лес. Поэтому посадки здесь изначально ведутся с учётом лесоводческих правил, но, что называется, не по линеечке. Год спустя после начала озеленения некто из городской администрации посетив территорию будущего скита, мечтательно произнёс: «Какой у нас будет хороший парк!» Батюшка тогда ужаснулся. Перед его мысленным взором предстали пивные ларьки, нетрезвая молодёжь, творящая непотребство и... напрочь загубленное святое место. Решил посоветоваться с монахами. Те ему подсказали: «Назовите это место скитом, и никто на него не посягнёт». Идею эту поддержали и прихожане, и администрация Бородина. А в 2008 году владыка Антоний, архиепископ Красноярский и Енисейский дал благословение на строительство полноценного скита с общежитием для монахов и послушников.

Зодчий в рясе

К этому времени на берегу пруда уже была смонтирована часовня Иоанна Пророка, Крестителя Господня, давшая название и скиту. Именно смонтирована, а не срублена. Готовый материал для неё поставил известный в городе лесопромышленник, чьего погибшего в аварии сына-мотогонщика отпевали в бородинском Свято-Сергиевом храме. Священник предложил отцу «во славу Божию и за помин души сына» пожертвовать на строительство часовни лесоматериал. Нарисовал эскиз. А в голове, по его признанию, уже был проект часовни покрупнее. Попросить леса на неё не осмелился. Но произошло чудо. Привезённые брёвна разложили во дворе храма, как и полагается, на четыре стороны света. И оказалось, что материала хватает с избытком на тот проект, что «из головы».

Строили медленно, поскольку одновременно шла реконструкция храма. Да и возможности перевезти брёвна к пруду не было. Поэтому, по словам батюшки, сруб немножко перестоял — появилась чернота, из-за чего брёвна пришлось потом отбеливать. Спустя время их покрыли средствами, предохраняющими дерево от паразитов и пожара. Ныне стены часовни имеют благородный золотисто-коричневый цвет.

Шатёр и купол часовни возводили сами (к тому времени при храме работала уже целая бригада профессионалов). Один раз переделывали. Батюшка тогда обнаружил существенную архитектурную погрешность. Надо сказать, что выпускник Магнитогорского горно-металлургического института, инженер-металлист Владимир Пермяков прекрасно разбирается в чертежах и владеет навыками пространственного моделирования. По его эскизам и чертежам специалисты из красноярской фирмы «Союз архитектурного инжиниринга» составляли проектно-сметную документацию вновь построенной колокольни бородинского храма.

Несколько слов об этом объекте. Батюшке не понравился имевшийся у него проект с низкой, приземистой, как ему показалось, колокольней. И он предложил свой, усилив колокольню двумя боковыми приделами, по сути контрфорсами, и рассчитав фундамент на 10-кратную нагрузку. Эти предосторожности обусловлены тем, что на разрезе «Бородинский» очень часто производятся промышленные взрывы, от которых в городе едва не вылетают оконные стёкла.

Имея положительный опыт сотрудничества с молодыми архитекторами из «Союза инжиниринга», именно им он поручил подготовить документацию на строительство дома для монахов. Монастырь, в котором, возможно, поселится всего двое или трое монахов, решили построить тем не менее вместительным, двухэтажным.

И строительство его уже началось, и столь же неспешное, как и строительство часовни. Нет средств. Но часть земляных работ уже выполнена, выкопан подвал под овощехранилище. На площадку завозятся бетонные блоки будущего фундамента. Кстати сказать, каждый из них именной. На каждом будет начертано имя жертвователя, чтобы насельники монастыря, спускаясь в подвал, могли за них помолиться.

Ваше Лесотчество

По мнению священника, бородинцы уже потеряли для себя (возможно, и не безвозвратно) «Берёзовую рощу», прекрасный парк с прудом в южной части города, существующий с начала 50-х годов прошлого века, и ныне практически не посещаемый горожанами, во всяком случае массово. В этом нет ничего удивительного, притом что к центру города он ближе почти в три раза, чем Новый пруд. И роща, и живописный водоём у её изножья — осквернены. Люди в такие места не ходят, даже не зная почему, очевидно, подсознательно ощущая нечистоту, остерегаясь её. В прошлом здесь совершались самоубийства и захоронения мёртвых младенцев. Старожилы помнят и о случаях сексуального насилия... Впрочем, криминала было куда меньше, чем просто пьянства и блуда. Немало людей, приняв спиртное, потонуло в глубокой воде пруда... Батюшка считает, что так нечистый дух получал мзду за угождение плоти, за безбожный, безудержный и безбрежный разгул, который многие, увы, воспринимают как норму.

- О печальной судьбе «Березовой рощи» я узнал по приезде в Бородино, - говорит отец Владимир, - и решил во что бы то ни стало спасти от скверны Новый пруд. Освятить его молитвой, совершая крестные ходы, и облагородить рукотворно. С той поры и высаживаем здесь деревья, и не только на огороженной территории скита, но и далеко за его пределами.

В прошлом году уярский лесопитомник «с любовью и радостью», как сказал священник, пожертвовал бородинскому приходу 3 тысячи саженцев. Лесоводы сами и доставили их. В этом году уже 9 тысяч. Кроме хвойных пород, это ещё рябина, липа и дуб. Широкой полосой высадили деревья на противоположном берегу. Батюшка за месяц до этой акции оповестил горожан. В первый день пришли 50 человек, посадив 4 тысяч деревцев.

Невероятная производительность объясняется применением меча Колесова, изготовленного кузнецами из рессорной стали, уникального при всей его простоте инструмента, примерно в семь раз увеличивающих скорость работы. Меч, в отличие от лопаты, не вскрывает почву, а прокалывает её, раздвигая слои.

Еще более невероятными могут показаться показатели приживаемости. В прошлом году прижились 99 процентов саженцев, в нынешнем — 80. Профессионалы не верят своим глазам, но это факт. Одну из причин такого успеха мы уже назвали, технологическую. Вторая — вода. Третья, на чём настаивает батюшка — молитва. В этом году дождей было поменьше, а годом раньше, по словам отца Владимира, «только посадим и дождик прольётся, и так несколько раз». И вот, что он ещё заметил - чем меньше народу занято работой, тем приживаемость выше.

- Радость переполняет наши души, когда мы садим деревья, - делится своими соображениями батюшка. - Оттого и результат замечательный. Не хочется никого обидеть, но среди добровольцев и тех, кого по моей просьбе прислали от организаций, были и люди случайные. Что им поручили, то они и сделали. Без любви, очевидно. Посаженные ими деревья прижились не самым лучшим образом. Поэтому на второй и третий день мы трудились уже узким кругом.

На вопрос, к чему такие масштабные лесопосадки, отец Владимир отвечает с улыбкой:

- Хотелось бы возродить тайгу, на месте которой стоит Бородино. Мне говорят, что кроме березняков здесь никогда ничего не было. Но в старых письменных источниках сообщается обратное — 200 лет назад все эти холмы были покрыты густой растительностью. Не будем осуждать наших предков, очистивших от неё местность. Дрова были нужны, а также пригодные для посевов, пастбищ, строительства и горных разработок площади. Если оставляли хотя бы по одному-два хвойных дерева на гектар, леса бы возродились сами. Теперь же без нашей помощи им не вырасти. То, что истребили люди, ими же должно быть восстановлено, - таково моё глубокое убеждение... Быть человеком на земле очень важно. Если ты человек, то должен любить Божье творение. Благоустраивать мир вокруг тебя, облагораживать его и беречь. Господь дал нам красоту — её надо сохранять. Дал изначально воду чистую — поддерживай её чистоту. Поэтому вместо вырубленных лесов — надо посадить новые. Как видите, у нас это получается. С Божьей помощью, конечно.

Вдохновлённые примером церкви, взялись за озеленение территории больницы и медики. Уярские лесоводы выделили для этой цели около 400 саженцев. Батюшка тоже участвовал в посадке. Кроме территории инфекционного отделения (оставили на следующий год), засажен весь больничный двор. И снова феноменальный результат — 90 % саженцев прижились. Обычно в городских условиях выживает в 5 - 7 раз меньше. Отец Владимир убеждён, что опыт больницы впоследствии распространится и на другие учреждения. И, как в давние годы, озеленение станет привычным и обязательным для горожан занятием. До недавних пор, между прочим, Бородино считался одним из самых зелёных городов Красноярья.

- Господь мне открыл в черте города удивительное место, - с увлечением рассказывает священник. - О нём мало кто знает. Это заброшенный, заросший кустарником парк одной организации. Там стоят 50-летние ели и очень много молодняка, не менее 500 стволов. Теперь у нас есть свой питомник, и мы им уже пользуемся. Забавно, что долгое время нам не удавалось узнать, кому принадлежит эта земля. В отделе архитектуры и градостроительства городской администрации ничего об этом не знали. Но не бывает же ничьей земли. Поиски продолжались. И привели они в итоге снова к градостроителям — оказалось, что это городская территория.

Неестественная убыль

Очень меня интересовало, какие средства защиты насаждений применяют в скиту. Сколько-то растений неизбежно погибает в том числе из-за болезней, недостатка влаги и органических веществ, но ведь немало наверняка и от вандалов, в том числе и невольных. Мне известны случаи, когда люди в полутьме наезжали на крошечные сосёнки. Нечаянно, конечно.

- В этом году, - с горечью сказал батюшка, - было уничтожено около тысячи вновь посаженных, живых растений. Машинами закатали, лежанками умяли. Но мы всё равно победили — восемь-то осталось! Пострадали саженцы у самой береговой линии. Придётся теперь забор вести до самой кромки воды. Кроме того, установим таблички с вырезанными на дереве предупреждениями «Осторожно, саженцы». Они должны были появиться ещё весной. Уповал на одного человека, а тот не сделал... надо было на Господа уповать. Кроме того, сделаем вывеску «Сей лес посажен в честь воинов Великой Отечественной войны», соберём ветеранов, помянем погибших на фронте и ушедших из жизни в мирное время.

Есть у бородинского пастыря ещё несколько разработок, как спасти насаждения от уничтожения, а скит от шумного и не всегда трезвого соседства.

- Только благими делами, - утверждает он. - Людей, привыкших безобразничать, очень трудно от этого отучить. Посмотрите только, как замусорен городской пляж, поле до самого скита и берёзовые околки. Тут уговорами ничего не поправишь. Спрашиваю в администрации: можно ли вдоль двух дорог, идущих к озеру, посадить деревья в два ряда. Отвечают: можно. А в три, в пять, в восемь? Ведь это будет намного красивее. Посовещались, согласились. Вот вам и решение проблемы. Так сюда постепенно и вернётся тайга. И она сама себя впоследствии будет приращивать. Лес мы загустим кустарником, чтобы отдыхающие туда не ходили. А для отдыха на природе выделим горожанам несколько локальных участков — пусть их культурно обустраивают.

«Берёзовая роща» батюшке тоже не даёт покоя. Один из вариантов её спасения и облагораживания таков. Нужно сначала очистить пруд, затем несколько уменьшить его площадь, укрепив берега камнем. Высадить по всему периметру хвойные деревья. Вымостить дорожки. Пожалуйста, гуляйте с детьми. На сбросе воды за дамбой можно устроить водопад. И вдоль всего ручья, идущего из Старого пруда в Новый, проложить дорожку для велосипедистов, не забыв и её украсить сосновой или лиственничной полосой.

- Что нам мешает помечтать? - спросил меня, изложив свой план отец Владимир.

- Думаю, что не только мечтать, - отвечаю ему. - Этот план можно реализовать без больших затруднений. Для этого нужна самая малость — ландшафтные архитекторы, менеджеры и деньги.

- Нашлись же много лет назад силы и средства на создание двух прудов, - возражает мне батюшка. - А кому-то, возможно, казалось, что это несбыточные планы.

И ведь он прав. Сейчас мы даже саму мысль о реконструкция Старого парка воспринимаем с усмешкой. Но кто, скажите мне на милость, ещё семь лет назад мог предположить, что в Бородине появиться фактически новый каменный храм и деревянная часовня? Или детская воскресная школа, отделанная с отменным качеством, и оснащённая современным оборудованием. Что вернётся традиция сажать деревья?

Единый корень

А у скромного приходского священника задумок ещё несть числа.

- В будущем нам предстоит укреплять берег скита от размыва. Один из самых лучших способов, испытанный — вбивать в прибрежье листвяжные столбы. Что ещё. Хотелось бы развести в нашей «акватории» водные лилии. Они, как известно, живут только в чистой воде. А наш пруд чист, это подтверждается многими фактами. Здесь, к примеру, водятся пресноводные мидии, размером, не поверите, почти с ладонь. Недавно появилась цапля. Обитают у нас и нутрии...

На этой фразе диктофонная запись беседы заканчивается, но мы ещё долго общались и после интервью. В трапезной, куда батюшка меня пригласил отобедать с ним. Затем на улице, где и распрощались.

Мне кажется, что планы отца Владимира вполне реалистичны, поскольку он и сам реалист и прагматик. Но, что намного важнее, он человек живущий верой святой. Как известно, у слов «вера» и «верность» - единый корень.

Священник, строитель и лесовод отец Владимир Пермяков верен идее и принципам сохранения и благоустроения мира Божия, неутомимыми трудами приближая исполнение своих целей. «Верный в малом и во многом верен» (Евангелие от Луки. Глава 16.)

Поэтому наверняка и монастырь будет построен. И монахи в нём поселятся. Не исключено даже, что потянутся в скит паломники. Вырастет лес, десятилетиями позже превратившись в тайгу. А Старый парк непременно омолодится, и зазвенят в нём колокольчиками детские голоса.