четверг, 13 марта 2014 г.

Живого не жаловали. Мёртвого не пожалели

Этого человека в Бородине знали все. Кажется, даже почитали. Станислава Петровича Рысева, внука депутата IV Государственной Думы Российской империи, 77-летнего спортсмена-бегуна сбил автомобиль. Тело покойного до погребения 12 дней находилось в морге Рыбинской районной больницы. Мёртвый Станислав Петрович оказался никому не нужным.

Беспредельное равнодушие

Живого Петровича, впрочем, тоже шибко не жаловали. Старались не замечать этого неуёмного старика с его безумными идеями, взыскательностью и живостью. Многим его деятельность казалась если не странной, то уж точно напрасной, чрезмерной. Один чиновник администрации Бородина лет десять назад отозвался о нём так: «Старый чудик». А вот Михаил Кузнецов, долгие годы возглавлявший отдел спорта в той же самой администрации, восхищался мягким, деликатным, но в то же время принципиальным Рысевым. Благодаря Кузнецову тот много лет отработал директором стадиона «Шахтёр», руководил клубом оздоровительного бега. Узнав о гибели Рысева Михаил Алексеевич незамедлительно приступил к организации его похорон. И уже через 5 дней сдал позиции.

- Владимир, - обратился тогда ко мне Кузнецов. Голос его дрожал. - Мне уже немало лет, я пенсионер. Много чего в жизни повидал и испытал. Но уверяю тебя, с таким чиновничьим беспределом никогда в жизни не сталкивался. Тело Станислава Петровича в Заозёрном. И тамошний патоанатом Барков хлопочет о нашем, бородинском человеке. Звонит в прокуратуру, ещё куда-то. Что-то требует, ссылается на букву закона, нервничает. Остальным всем, извини меня, всё по-фигу.

Как оказалось, это не совсем так. Не все чиновники бездушны. Оба заместителя главы администрации Бородина, к примеру, узнав о случившемся, тотчас же принялись хлопотать о скорейшем завершении этого процесса. Нелепого по-меньшей мере. Но они ничего не добились. Станислав Рысев был сбит машиной ночью 23 февраля. Все крупные, заслуживающие внимания праздники он отмечал таким вот необычным способом — пробежкой. На этот раз Петрович бежал по маршруту Бородино — Заозёрный — Бородино. Расстояние между городами 15 км. Столкновение произошло поблизости от посёлка Ирша, то есть примерно на полпути до Бородина. Бегун возвращался домой. Кто был виноват в столкновении, с определённостью сказать пока нельзя. Скорее всего, Станислав Петрович, бежавший по правой стороне шоссе. В нарушение правил.

Водитель, надо отдать ему должное, не растерялся, повёл себя мужественно, проявил милосердие — отвёз тяжело раненного спортсмена в районную больницу, где тот спустя несколько часов скончался.

Спустя неделю патологоанатом Сергей Барков подтвердил мне по телефону, что тело Рысева всё ещё в морге. И это, по его словам, ненормально, нехорошо. Сергей Фёдорович считает, что тело бегуна можно беспрепятственно забрать из анатомки, похоронив на его же деньги, 30 тыс. рублей, обнаруженные при нём. Для этого вполне достаточно расписки. Следователь полиции Татьяна Сидько считает, что деньги, найденные у живого еще Рысева, в настоящее время хранятся в больнице. Но ни в коем случае не в полиции, как полагал Михаил Кузнецов. По закону полицейские могут обыскивать только трупы. Врачам же по логике вещей опасаться нечего. Никто претензий за незаконную выемку денег им не предъявит. Тем, кто должен это дело довести до конца, необходимо только отчитаться за оплаченные ритуальные услуги. Но кто это будет делать? Родственники? Друзья? Пенсионный фонд? Социальная защита?

Дочь Рысева живёт, кажется, в Ашхабаде. Адрес её в городе едва ли кому известен. А друзей у Станислава Петровича не было. Деньги на погребение, в принципе, может выделить Пенсионный фонд, поскольку погибший был пенсионером. Может и Центр социального обслуживания населения. С одной, правда, оговоркой. Если речь идёт об «отказном» или «безродном» теле. В салоне ритуальных услуг подсказали, что этих средств, менее 6 тыс. рублей, хватит ровнёхонько на гроб и крест. Впрочем, Станислав Рысев не христианин, и крест ему не полагается. Но это всё детали. Главное, что остаётся открытым вопрос о ритуале погребения, копке могилы и т. д. Однако зачем, как у нас говорят, городить огород, когда есть 30 тысяч? Кто-то из чиновников заявил, что у покойного не полностью оплачены коммунальные услуги. Так спишите эту копеечную задолженность, тем более, что квартиру Рысев не приватизировал. Или выплатите с его 30 тысяч. Всё равно на похороны останется приличная сумма. Может, её хватит даже на памятник замечательному земляку.

Духовной жаждою томим

Чем же славен был Станислав Петрович, этот сухой, поджарый, почти двухметрового роста, вечно куда-то спешащий старик? Да ничем особенным. Он просто бегал. А когда не мог бегать — ходил. Ежедневно по 10-15 километров. Вдоль шоссейных дорог и по просёлкам. Убегал от старости, болезней, немощи и почти неизбежного, увы, в таком возрасте слабоумия. Много думал о бренном и вечном, пел во всю глотку, оставаясь один на один с природой. Жизни радовался и пытался её тайный смысл постигнуть. Жил в полной нищете, анахоретом. Верой в сакральное, Вышним смыслом и Спасением божьем облегчив свой путь земной. Неповторимый.

Он был, наверное, духоборцем, так мне кажется. Может быть, только несколько лет назад нашедшим свою религию, свою общину, свою духовную соответственность, общность. Среди «Свидетелей Иеговы», кажется. Но, помнится мне, до того, как пристать к этому берегу, Петрович искал бога и в других церквях. В православии, кришнаизме.

Первая наша встреча со Станиславом Рысевым произошла у него дома 8 лет назад. Едва ли не с порога Петрович завёл беседу о религии. Поняв куда клонит мой собеседник, пытаясь «втянуть» меня в свою общину, мне пришлось достаточно резко заявить о своём неприятии всех без исключения существующих религий. На что Станислав глубокомысленно заметил: «Атеизм — тоже религия». Но агитировать «среди меня» перестал.

Он годами метался, как подсказывает мне память, от одной религии к другой, пытаясь найти единственно верное решение, свою веру. В православии разочаровался, полагая, что в этой религии нарушена одна из фундаментальных основ, а именно добродетель нестяжания, воспринятая воцерковлённым людом и причтом как закон обыденного существования, установленный ещё на заре веков и веры Христовой. Сам же вёл аскетический, поистине монашеский образ жизни. Без мирских искушений и соблазнов. Не смотрел телевизора, дабы не оскверниться. Постился.

Знаковая фигура

В один из моих к нему визитов Станислав Петрович рассказал, что днём раньше закончил недельную голодовку, и «простуду как рукой сняло». Поведал также о том, что такое медицина в его понимании:
- Полная ерунда. С тех пор как стал заниматься оздоровлением по собственной методике, мне перестали быть нужны доктора, уколы, таблетки, больничные листы. Бег и воздержание. Всё. С бега и началась моя духовная эволюция. В 1975 году работал на нефтяной добыче в Туркмении, и там чуть было не положили меня в стационар. Диагноз был очень серьезный, смертельный. Но от лечения, которое мне предложили, я наотрез отказался: полное переливание крови, капельница, горы таблеток... Неестественным мне все это тогда показалось, ненужным. Пришел я из больницы домой, переоделся в спортивную форму, и побежал. Дал 25 кругов по беговой дорожке стадиона «Бахор» в почти шестидесятиградусную жару! А домой вернулся холодным, как ледышка... После душа спал почти сутки. Это были выходные. А в понедельник как ни в чем не бывало пошёл на работу. Переборол, значит, болезнь. И доныне так поступаю. Но ведь бег – это не только лекарство, это еще и ни с чем не сравнимое удовольствие, радость общения с природой. Ведь летом я бегаю и по лесным тропинкам, вдоль полей и ручьёв. Благодаря этому, неплохо изучил местную географию. В Канск бегал, в Рыбное, Солянку, Воскресенку, Михалевку и Камалу.
Петрович участвовал и в крупных забегах, таких, например, как Кросс наций. Трижды преодолевал сложнейшую дистанцию от Красноярска до Дивногорска. Начиная со своего, если не ошибаюсь, 45-летия, пробежав 45 километров, все последующие дни рождения отмечал супермарафонами. На своё 67-летие пробежал 67 километров, и на этом числе решил остановиться. Но каждый новый год праздновал бегом, возвращаясь домой под бой курантов. Так было и в этом году.

Около пяти лет назад Станислав Рысев серьёзно травмировал ногу. Два года не бегал — ходил пешком, еле ковылял. К врачам не обращался. Показал мне однажды почти чёрную стопу. «Что ж вы с собой делаете, - возмутился я тогда, - у вас же так гангрена разовьётся». Посмеялся он тогда надо мной. А днями спустя его уже видели на беговой дорожке стадиона.

Руководитель фольклорного ансамбля «Красна Русь» Виктор Авдеев, в котором когда-то Станислав Рысев пел, охарактеризовал Станислава как фигуру для Бородина знаковую. Музыкант говорил о Рысеве с почтением: «Человек в одиночку, без сторонней помощи одолевающий преграды, стоящие на его пути, беды и болезни, превозмогший одиночество и уныние. В общем, сама воля и целеустремленность - настоящий мужик! Завидую, по-доброму, конечно, его духовной и физической силе, его оптимизму».

У Станислава Петровича были замечательные корни. Потомок кондовых сибиряков, проживавших некогда в Тобольской губернии, он с гордостью вспоминал о своем деде Михаиле Степановиче, бывшем волостном старшине и городском старосте, крестьянине Туринской городовой волости, одним из трех «избранных» (депутатов), представлявших в IV (и последней) Государственной Думе свою губернию. Не в него ли пошел внук?

Готовя этом материал, автор созванивался с представителями нескольких религиозных общин Бородина, к деятельности которых Станислав Рысев мог быть причастен. Оказалось, что никому из них он не знаком. Один только пастор общины пятидесятников Максим Усачёв вспомнил Рысева. Подвозил его однажды, встретив Петровича на автотрассе. Изнемогавшего от усталости. «По всему видно — хороший был человек, - отозвался о Станиславе Петровиче Максим. - Мы всю дорогу разговаривали, и он произвёл на меня благоприятное впечатление. Цельная натура».

Не смутил молодого пастора тот факт, что старый бегун принадлежит другой церкви. Узнав о гибели этого человека, Максим предложил общине собрать деньги для организации похорон. Готовы внести свои скромные пожертвования также бородинские спортсмены и музыканты.

P.S. Похоронили Станислава Петровича Рысева 5 марта. В чёрном спортивном костюме. Проститься с ним пришли шесть человек. Похороны организовали его бывший начальник Михаил Кузнецов и хозяйка салона ритуальных услуг Елена Колдаева, не дожидаясь казённых «гробовых денег».

http://www.krasrab.com/archive/2014/03/13/40/view_article