четверг, 27 февраля 2014 г.

Дуэль без секундантов, или Парадоксы правдолюбия

После опубликования моего материала "Собачья жизнь, или Парадоксы милосердия" в газете "Красноярский рабочий" (16 января 2014), редакция получила письмо, которое здесь воспроизводится полностью, с сохранением грамматики. К письму подвёрстан мой комментарий.

Здравствуй уважаемая редакция "Красноярский рабочий"!

Читая статью Владимира Гревнева "Собачья жизнь или парадоксы милосердия" вначале даже удивляет то, что в наше время есть такие люди, настоящие бессребренники, которые готовы отдать всё в заботе о бездомных животных.

Но такое удивление может возникнуть только у того, кто не сталкивался с обратной стороной деятельности РОБФКК помощи животным "Белка и Стрелка". А эта сторона очень и очень неблаговидная.

В ноябре--декабре 2013 года фонд РОБФКК помощи животным "Белка и Стрелка" проводил отлов безнадзорных собак на территории Ужурского района и ЗАТО п. Солнечный.

Фонд не озаботился предварительно создать пункт передержки отловленных собак, где их можно было бы осмотреть, провести лечение и стерилизацию и после операции содержать в течение 7 дней.

Из-за этого отловив в течение дня собак, их содержали в клетках по несколько голов в каждой, где многие собаки не могли даже встать. Клетки с собаками перевозили в открытом автомобильном прицепе. В том же прицепе собаки находились до утра следующего дня, когда доставлялись для осмотра.

И в течение 12--14 часов, в зимнее время , голодные собаки содержались под открытым небом. Доходило даже до того, что в одну из ночей услышав лай и вой этих голодных, замерзающих собак жители Ужура обратились в полицию по поводу жестокого обращения с животными.

Разве это может называться милосердием?

6 и 7 декабря 201Згода проводился отлов собак на территории ЗАТО п. Солнечный. Все собаки были вывезены без осмотра и необходимых документов в неизвестном направлении. А после были предоставлены документы о том, что 6 декабря 2013 года был проведён осмотр, стерилизация и эвтаназия в г. Красноярске. Эту работу якобы провели в ООО "Панацея" г. Красноярск, ул. Брянская 140. Но 6 декабря собак только начали отлавливать. И возникает вопрос, а может их вывезли в глухое место и уничтожили, а документы были выписаны задним числом?

Тем более в ООО "Панацея" нет условий для одномоментного приёма такого количества собак и проведения лечения и операций.

Можно сказать ещё много нелицеприятного о работе РОБФКК помощи животным "Белка и Стрелка".

Складывается впечатление, что в настоящее время главной целью РОБФКК помощи животным "Белка и Стрелка" является получение как можно больше бюджетных средств под прикрытием милосердия к бездомным животным.

Удивило ещё то, что данная статья, явно заказная, была опубликована в такой уважаемой газете, как "Красноярский рабочий".

С уважением А. Р. Семёнов


Зло должно быть наказано

Милостивый государь А. Р. Семёнов.

Спешу сообщить, что ваше письмо прочитано, проанализировано и найдено оскорбительным. Ибо задеты честь, достоинство и деловая репутация сотрудников фонда «Белка и Стрелка» и моя, журналиста Владимира Гревнёва. Кроме того, брошена тень на уважаемую, как вы пишете, газету, опубликовавшую недостойный текст.

Ну что ж, считайте, что вы развязали мне руки. Принимаю ваш вызов, как говорили в старину. Только знайте наперёд, что это не вы требуете от меня сатисфакции, а я от вас. Зло должно быть наказано. А добрым ваш поступок назвать невозможно. На мой взгляд, информация, приведённая в вашем письме, и комментарии к ней, включая, и моральный, что больше всего озадачивает, - лживы, тенденциозны и бездоказательны. К реальным фактам можно отнести только лишь географические названия и хронологию событий. Не мало ли для для обличительного выступления, направленного против извергов-собачников и продажного журналиста?

Кстати, о дуэли. Всю жизнь, помнится, начиная с детства, разнимал драки, примиряя враждующие стороны. Был и парламентёром, и секундантом в разного рода конфликтах, и вполне себе физических, и интеллектуальных, в газетной полемике, к примеру.

Роль дуэлянта для меня внове. Весьма, надо полагать, непростая и не менее ответственная, чем роль миротворца или третейского судьи. 


Маска, я тебя знаю?

Прежде чем приступить к подробному разбору письма из Ужура, хотелось бы узнать кто его автор. Драться на дуэли с человеком, скрывающим своё имя, знаете, как-то не с руки. Это всё равно, что драться с тенью. Но подчас одного только имени тоже недостаточно. Не исключено, что имя - это нечто вроде фальшфасада, мистификация. Примеров тому в истории неисчислимое множество.

Письмо подписано — А. Р. Семёнов. Должность не указана. Из скромности, наверное. Просто житель Ужура. Человек из народа. Это косвенно подтверждается ещё и тем, что текст письма изобилует ошибками. В слове бессребреник, к примеру, написано две «н». Ну не мог же дипломированный ветеринарный врач Алексей Романович Семёнов, возглавляющий ужурскую ветстанцию, допустить такую досадную оплошность. Значит, автор письма — другой А. Р. Семёнов. Но, скажите на милость, откуда у простолюдина столько информации по существу дела? Да и владение профессиональной терминологией вызывает сомнение в отсутствии соответствующего образования... Значит, всё-таки тот Семёнов, врач? Выходит, что оба варианта «жизнеспособны». Впрочем, и версию тени сбрасывать со счетов тоже не стоит. Не исключено, что А. Р. Семёнов, независимо от профессии и социального статуса — это, образно говоря, тень Владимира Петровича Путинцева, руководителя КГКУ «Ужурский отдел ветеринарии». Исполнитель его воли. Именно Путинцев, как считают в фонде, препятствовал законной деятельности «Белки и Стрелки» у себя в районе, строит козни и ныне.

Ставка больше чем жизнь

По существу. Выполняя условия контракта с администрацией Ужурского района, сотрудники фонда 1 ноября прошлого года на территории одного из сельсоветов отловили 8 безнадзорных собак, которых доставили в ветслужбу Ужура к 15.00. Но животные в этот день не были осмотрены, потому как ветеринары отказались это делать у себя в отделе, фактически уклонившись от выполнения договорных обязательств. Причина отказа — отсутствие у фонда временного пункта передержки на территории района.

На самом деле «Белка и Стрелка» заблаговременно оформила договор с одной из жительниц в посёлке Солнечный Ужурского района, и та им для передержки собак предоставила одно из помещений в своём подворье. Разумеется, о существовании этого документа ужурские ветеринары знали. Равно как и о множестве других, не менее значимых. Например, о заявлении от фонда в полицию с жалобой на бездействие ветслужбы, препятствующей работе фонда, и о страданиях животных, оставленных на ночь в кузове автомобиля. Грузовик с клетками простоял во дворе администрации до 8 утра следующего дня (кстати, субботы), и только после вмешательства заместителя главы района ветеринары занялись собаками. Однако заключения о клиническом осмотре представителям фонда ужурцы не выдали. Заметим, что по закону этот документ составляется в день осмотра. А его отсутствие не позволяет подрядчику (в нашем случае, «Белке и Стрелке») вовремя составить реестр по учёту отловленных животных, оформить счёта и отчитаться перед заказчиком, то есть районной администрацией.

Напомним, что из средств, выделенных краем на работы, связанные с отловом, лечением и стерилизацией собак, фонд получает в основном за отлов и содержание. Специальные ветеринарные мероприятия оплачиваются ветслужбам (ветлечебницам) из этих же средств по факту произведённых ими работ.

Задержки с результатами осмотра и другими важными бумагами продолжались и впредь. Отлов закончился 5 ноября. Заключения же по всем датам поступления животных были получены только 8-го. Всего в ноябре было отловлено 153 собаки. А в самом начале декабря отловили ещё 68 голов, получив заключение только в конце месяца, 23 числа. Но счёт на 220 тыс. рублей поступил в фонд ещё 9 декабря. Можно сказать, досрочно. Какую же работу произвели ужурские специалисты?

Об этом рассказывалось в моём январском материале. Название района было опущено. Не хотелось, чтобы учредитель фонда Ирина Лубенец, вдобавок ко всем своим неприятностям (дочь в реанимации, волонтёры в Глубоково, прокуроры в офисе), ввязалась ещё в войну с ужурскими коллегами.

Впрочем, коллегам ли? Все собаки, за исключением одной, сбежавшей от ветеринаров, были убиты. По моим данным, самым что ни на есть зверским способом. Какая там к чёрту безболезненная эвтаназия! Животные приняли мученическую смерть. Как утверждают присутствующие при этом работники «Белки и Стрелки», собак умерщвляли настойкой чемерицы и эфиром, от которого, по их выражению, они сами едва не окочурились. Можно ли это подтвердить? Вероятно, можно. Для этого необходимо потребовать у ветеринаров документы об эвтаназии животных, в которых должно быть указано вещество, использованное ими для достижения цели.

Вполне отдавая себе отчёт в том, насколько серьёзными могут быть последствия этого заявления, обращаюсь к ветеринарам из Ужура с предложением. Господа, если описываемые события плод чьей-то больной фантазии, развейте мои сомнения. Представьте доказательства того, что животных усыпили гуманно.

Большая разница

Решив больше не сотрудничать с ветслужбой Ужура, для работы в посёлке Солнечный «Белка и Стрелка» пригласила специалистов красноярской лечебницы «Панацея», входящей в десятку лучших ветеринарных клиник Красноярска. Сумма договора составила 250 тыс. рублей. Работы выполнялись в том самом пункте передержки, которого, по мнению ужурского ветеринарного начальства, не существовало.

Врачи в течение одного дня из 60 отловленных собак простерилизовали 15, наложив дворняжкам косметические швы. Троих щенков удалось пристроить у местных жителей, оставивших в фонде свои адреса и телефоны. Остальных собак по клиническим показаниям пришлось подвергнуть эвтаназии. Трупы были сожжены в мобильном крематоре «Белки и Стрелки». Документы о произведённых в соответствии с контрактом действиях подписала местная администрация. Спустя 13 дней оправившихся после операции собак из пункта передержки выпустили на волю.

По существующим правилам, надо сказать, полагается только 7 дней передержки, но Ирина Лубенец утверждает, что неделя - недостаточный для реабилитации срок. Можно ли сказать, что это исключение из правил? Что на самом деле, никакого милосердия, равно как и никакого профессионализма в деятельности «Белки и Стрелки» и в помине нет. Один только холодный расчёт. И чистоган как конечная цель.

Да сказать-то всё можно. А вот доказать слабо?

Какие ваши доказательства?

Как мы видим, липкая паутина, сотканная господином Семёновым из недостоверной информации и «передёрнутых» фактов, прочностью не отличается. Почему, интересно? Потому что пытаясь оклеветать фонд и ввести в заблуждение общественность, он не учёл одного немаловажного обстоятельства. Информация становится фактом только тогда, когда подтверждается документально. Иначе речь можно вести только о догадках или заведомой лжи.

Вспоминается забавный голливудский фильм «Красная жара». Там один из героев, уличённый в преступлении наркоторговец, срываясь на крик, спрашивает у советского капитана милиции Арнольда Шварценеггера: «Какие ваши доказательства?» А у вас, господин Семёнов, какие доказательства? По-вашему выходит так: действия ужурских врачей во всех описанных мной случаях, и с профессиональной, и с моральной точек зрения правомерны. А в деятельности «Белки и Стрелки» вы обнаруживаете (цитирую) «очень и очень неблаговидную сторону». Более того, вы утверждаете, что «главной целью существования фонда является получение как можно больше бюджетных средств под прикрытием милосердия к бездомным животным». И всё это априори! А предъявите-ка документики, гражданин.

На встречное требование подтвердить информацию, изложенную в моём письме и январской публикации, отвечу так. В офисе у директора фонда Владислава Леймана хранится немалое число документов, касающихся в том числе и работы «Белки и Стрелки» в Ужурском районе, а также взаимоотношений ужурского отдела ветеринарии и рыбинских благотворителей. С каждым из документов мне довелось познакомиться во время подготовки корреспонденции «Собачья жизнь, Или парадоксы милосердия». Готовя ответ на ваше письмо в редакцию, поработал и с ранее неизвестными мне бумагами, «свежими». Понимаете ли вы, что на каждый ваш довод (безосновательный, как показывает практика) у фонда есть контрдовод? Легко проверяемый, имеющий регистрационный номер и прочие реквизиты.

Руководитель ужурской ветеринарии Владимир Путинцев, как мне стало известно, грозит «Белке и Стрелке» судом. Дескать, не расплатившись с ужурцами за проделанную ими работу, благотворители пользуются чужими деньгами. Но Владислав Лейман, упорствует в своём решении не платить до тех пор, покуда стоимость услуг не будет оптимизирована, точнее говоря, минимизирована. Дело в том, что свой счёт ужурцы составили, используя прейскурант цен на услуги «Белки и Стрелки». Между тем краевое ветеринарное управление, отвечая на запрос Леймана, подтвердило, что у каждого отдела ветеринарии должен быть свой прейскурант, который составляется с учётом реальных затрат организации.

Чего ещё добиваются ужурские «правдорубы», очерняя в письме единственный в крае фонд помощи животным? Похоже на то, что они стремятся во что бы то ни стало обелить себя. И зря, как мне кажется. Этим письмом можно себе только навредить, лишний раз напомнив о своей небезупречной биографии. Приведу одну небольшую цитату: «Управление Россельхознадзора по Красноярскому краю совместно с прокуратурой провело проверку по нарушению правил уничтожения и утилизации биологических отходов на территории Ильинского сельского совета Ужурского района.

В ходе проверки на окраине села Ильинка выявлены трупы сельскохозяйственных животных и другие биологические отходы, а на территории животноводческого комплекса ЗАО «Ильинское» обнаружены разбросанные лекарственные препараты и упаковка вакцины «Антравак— 55» против сибирской язвы животных в количестве 20 флаконов 600 доз с истекшим сроком годности. "Выявленные факты свидетельствуют об отсутствии контроля со стороны КГКУ „Ужурский отдел ветеринарии“ за применением биопрепаратов и утилизацией биологических отходов, что может способствовать возникновению заразных болезней на территории района", — подчеркнули в Россельхознадзоре». (Интернет-издание Newslab.ru от 8 июля 2013 г.)

Беру взятки борзыми котятами

А. Р. Семёнов обвинил меня в ангажированности, заявив, что мой материал явно заказной. Причём голословно, не приведя ни одного сколько-нибудь вразумительного довода. И действительно, чего церемониться с беспринципным писакой?.. Мне и моим коллегам не привыкать к такому отношению. Все мы, вторые по древности, оказывается, одним миром мазаны. От Москвы до самых до окраин. То, что журналистика «вторая» — это всего лишь хронологическое уточнение, порядковый номер, а не указание на близость с «первой древнейшей профессией», в расчёт, разумеется, не берётся. Как и многое другое. Заслуги перед отечеством, например.

Впрочем, трудно не согласиться и с тем, что среди пишущей (а также радио- и телевещающей) братии предостаточно продажной нечисти. Но никак не господствующее большинство. В профессиональном сообществе к ним отношение, прямо скажу, презрительное. Заключая договор с дьяволом, журналист, сам того не осознавая, из профессии устраняется. Служить злу (Мамоне, Молоху, неправедной власти, бесчеловечной доктрине) - это потеря квалификации, как говорил Зощенко, по другому, правда, поводу.

Впрочем, к чему этот разговор? Каяться и оправдываться мне не в чем. Тем более, что господин Семёнов и иже с ним всё равно ведь в мою неподкупность не поверят, или притворятся, что не поверили. Бог с ними. Однако моё письмо адресовано не только недоброжелателям. Поэтому, думаю, нелишним будет познакомить читателя с некоторыми фактами моей биографии.

Герой гоголевского «Ревизора» Ляпкин-Тяпкин брал взятки борзыми щенками. Чем же, интересно, расплатились со мной заказчики «Собачьей жизни»? Банально деньгами? Или же тем, чем действительно богаты - щенками «двортерьеров? Нет. Денег, мамой клянусь, они не предлагали. А собаки, говоря откровенно, мне не интересны. Я в другой партии состою — кошатников. И тому есть доказательства. Одно из них, по имени Мишка, когтит мне сейчас плечо, мешает, бестия, работать. А другое, кошка Муська, уже неделю, как заневестилась, забыв про дом.

Строго говоря, не пытались меня ангажировать и волонтёры, враждующие с фондом. Пытались склонить на свою сторону — это было. Более того, один из них, мой старый знакомый, и привёз меня однажды в пункт передержки, расположенный вблизи села Глубоково. С тем, чтобы я убедился в происходящих безобразиях воочию. Добрый, совестливый человек. После опубликования «Собачьей жизни», он порвал со мной отношения.

Искать дружбы с сотрудниками «Белки и Стрелки» мне и в голову не приходило. История наших взаимоотношений с Ириной Лубенец и Владиславом Лейманом исчерпывается несколькими встречами и телефонными беседами. Вопросы, задаваемые мной руководству фонда, мягкостью не отличались. И нашему сближению это явно не способствовало. Но на моё отношение к ним, как к профессионалам, это никак не повлияло. Симпатичны они мне и как люди. Милосердные не на словах. И на зависть деятельные.

В последних строках своего письма, да простится мне такая смелость, дам А. Р. Семёнову бесплатный совет. Надумаете подавать на меня в суд, проштудируйте, пожалуйста, закон о СМИ, уделив особое внимание той из статей, где сказано: «Оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты»... Иначе оконфузитесь. Точно так же, как и со своим обличительным посланием в редакцию уважаемой вами газеты.


http://www.krasrab.com/archive/2014/02/27/12/view_article