среда, 11 сентября 2013 г.

Косметический ремонт. Глаз радует, а на сердце кошки скребут

В разрушающейся двухэтажке коммунальщики частично отремонтировали одну из квартир. Максимум на что теперь в ближайшее время могут рассчитывать жильцы это ремонт отмостки здания.
Проблемы дома № 8 по ул. Горького в Бородине, о которых «Красноярский рабочий» писал в начале июня («Больные дома города горняков»), судя по всему, не решаются, а загоняются вглубь. Винить в этом некого. Такова, увы, общероссийская практика - вместо строительной экспертизы и капитального ремонта ограничиваться только лишь «штопаньем дыр». На большее якобы нет средств и возможностей. 

Благотворительная акция

В квартире бородинки Екатерины Филон заделали разломы и трещины в стенах. По самым скромным подсчётам, это примерно 12 погонных метров. Она единственная из жильцов дома, кому повезло с ремонтом, впрочем, ничьё жильё и не пострадало так явно от старости и внешних воздействий, как её трёхкомнатная «сталинка». Казалось бы, живи и радуйся. Она и радуется, конечно, но не сильно. Екатерина Романовна реалистка, и ей понятно, что этот ремонт не принесёт стойкого результата.

Уже через несколько месяцев, полагает она, на отремонтированных стенах появятся трещины. И всё начнётся сызнова. Они будут расширяться, превращаясь постепенно в рытвины и овраги, осыпая пол песком. В конце концов, пенсионерка привычно возьмётся за мастерок, приводя стены в порядок. Куда ж от этого денешься? Видно, судьба такая. Обращаться за помощью ни к властям, ни к коммунальщикам она, по её признанию, не станет больше никогда. Они и на этот-то ремонт чудом сподобились, за что пенсионерка им, конечно, благодарна. Оказывается, работа в её квартире была оплачена из средств управляющей организации «Ваш управдом», и это, надо полагать, исключение из правил, своего рода благотворительность. А ведь по нынешним законам, собственник за ремонт в квартире должен расплачиваться самолично.

Другое дело, если бы пострадали несущие конструктивные элементы, как объяснили бабушке в управляющей организации, наружные стены, к примеру, а не межкомнатные перегородки. Но, обратно-таки, и за ремонт общедомового имущества, тех же стен, собственник так же должен раскошелиться, но уже вместе с остальными жильцами дома, давшими, разумеется, на это своё коллективное согласие. Практика показывает, что подобное случается крайне редко, и «об эту тему» столько перьев уже сломано… ну не хотят люди с первого этажа платить за прохудившуюся крышу, а жители девятого за раскрошившуюся отмостку. Так же точно и соседи Екатерины Романовны ни за что не стали бы платить за ремонт «её стен», ни снаружи, ни внутри квартиры. И они это ясно дали понять на общем собрании в конце июля. 


Не положено!

На этом же собрании было отвергнуто и предложение о проведении инструментального обследования дома. То, что для признания дома ветхим или аварийным, необходимо решение экспертов, жильцов не удивило, но цена повергла в ужас. Специализированная фирма из Красноярска оценила экспертизу на этом объекте минимум в 170 тысяч рублей. Деньги, конечно, не малые, тем более для 12-квартирного дома, населённого преимущественно пенсионерами. Можно предположить, что решили жители подождать тех времён, когда с них начнут взимать дополнительную плату за капремонт (правительство запланировало это на будущий год), и уж тогда заказать экспертизу, но, скорее всего, просто махнули на неё рукой. Дескать, простоял дом 60 лет, столько же ещё простоит. Будем латать дыры. Что тут скажешь? Наш «авось» при всей его иррациональности - аргумент неоспоримый.

Трудно журналисту спорить и со специалистами-строителями, но, как мне кажется, насчёт «конструктивных элементов» они слукавили. На фотографиях, отснятых мной до ремонта в двух комнатах Екатерины Филон, отчетливо видны широкие трещины на стыках между потолком и «уличными» стенами. Хозяйка, помнится, жаловалась, что эти щели зимой промерзали даже после того, как она их законопачивала, предполагая, что они, возможно, сквозные. Говорила она об этом и штукатуру, попросив ту очистить от песочной трухи как можно больше пространства, заполнив его свежим раствором. Ей ответили отказом: «Не положено». И Екатерина Романовна этим ответом вполне удовлетворилась. Поскольку есть в этих словах какая-то дремучая, уму непостижимая тайна, некая сермяжная правда, принимаемая на веру априори. Да и дело уже сделано.

В принципе, в квартире бабушки Филон, если учесть обстоятельства, в том числе юридические и финансовые, коммунальщики сделали всё, что могли, ликвидировав, пусть и ненадолго, трещины в стенах. Проблема осталась, но её теперь не видно. Улучшилось ли после ремонта квартиры состояние дома в целом? Конечно, нет. Точно так же нисколько не улучшилась она и в доме №3 по этой же улице. Там сделали ремонт обоих подъездов, «освежив» их, что называется, то есть, покрасив и побелив, но врастать в землю дом от этого не перестал.

Кстати сказать, в доме №8 скоро отремонтируют отмостку и цоколь. Разумеется, выборочно, поскольку «на счету» дома денег совсем немного. Но всё равно это отрадный факт. А вот восстанавливать разрушенное бордюрное ограждение тротуара со стороны улицы Советская, никто, кажется, не собирается. При том, что, как утверждают очевидцы, во время проливных дождей потоки воды текли прямо к фундаменту, не встречая на своём пути никакого препятствия. 


Выгодно ли быть ветхим?

Рассуждая на «ремонтную» тему, заместитель главы города Александр Первухин заметил, что коммунальщики отреагировали довольно быстро.

- Теперь стены в квартире Екатерины Романовны выглядят пристойно, - сказал Александр Владимирович. - А вот как предотвратить разрушение дома, если это вообще возможно, ответа пока нет. Для того, чтобы понять, как действовать дальше, дому необходимо поставить диагноз. Платить за диагностику должны собственники. Разумеется, постепенно, но в любом случае для них это было бы нелёгким бременем. Платить придётся и за капитальный ремонт, если таковой потребуется. А это наверняка ещё большие средства. Межведомственная комиссия, изучив результаты экспертизы и взвесив все «за» и «против», может признать дом аварийным, непригодным для дальнейшего проживания или требующим ремонта. Собственники, как известно, обязаны содержать общее имущество дома в надлежащем состоянии... Вообще, надо сказать, порядок признания домов аварийным или ветхим дело непростое, не предполагающее однозначных выводов, и решение комиссии может быть очень даже не выгодным для жильцов. Законодательство РСФСР проблемы такого рода решало однозначно: если дом аварийный – жильцам предоставляют качественное жильё. В нынешнем Жилищном кодексе всё иначе. Сначала определяется рыночная стоимость жилья, из которого хозяин намеревается переселиться в другое. Точно также оценивается и жильё, которое он намерен приобрести. Поверьте, разница стоимости одного с другим бывает просто чудовищной. У нас был случай, когда собственник жилья в бараке, идущем под снос, отказался от притязаний на весьма скромную даже по меркам Бородина квартиру.

По мнению Александра Первухина, взимание платы с жильцов на капремонты, которое предполагается ввести с будущего года, очевидно, даст позитивные результаты. Однако денег на ремонты всё равно не будет хватать. Это во-первых. Во-вторых, очень сложно будет выставлять приоритеты, доказывать целесообразность тех или иных действий специалистов, устанавливать очередность. Но пока это единственный путь оптимизации ситуации с капремонтами. 


Общее имущество – общие цели

Хочется верить, что ожидаемое нововведение повысит шансы на капремонт дома №8 и других больных домов по Горького. Собственники жилья в складывающихся условиях будут просто обязаны контролировать деятельность управляющих компаний (руководителей ТСЖ, а также лиц, ответственных за непосредственное управление), пытаясь влиять на конечные решения в отношении капитальных ремонтов. Но суждено ли этому сбыться - вопрос открытый. Ибо мы в массе своей, увы, разобщены до крайности, социально пассивны, ленивы и нелюбопытны.

Мы, жители огромной и богатой страны, мечтающие о цивилизованной, комфортной и безбедной жизни, не можем толком распорядиться ни
личными ресурсами (талантами, к примеру, или образованием), ни общенациональным достоянием, довольствуясь зачастую даже не малым, а ничтожно, оскорбительно малым.

Можно сколько угодно говорить о бесчисленных пороках власти, самые скверные из которых равнодушие и некомпетентность. Можно без конца судачить о несовершенстве закона, который либо «как дышло», то есть трактуется и применяется произвольно, либо не действует вообще, ибо и на свет появился мертворождённым. Но невозможно добиться сколь-нибудь серьёзных результатов, не воспользовавшись теми возможностями, которые закон предоставляет. Надо понимать, что перед законом бессилен даже самый зловредный и коррумпированный из чиновников, равно как и искушённый в интригах недобросовестный бизнесмен. Правда, исключительно только в тех случаях, когда и законопослушность, и правосознание - всеобщая и неоспоримая норма, играющая, как мы знаем, одну из ключевых ролей в формировании гражданского общества.

Люди, осознающие себя не только жителями страны, но и её гражданами, подчиняясь закону, добиваются его улучшения, если он плох. Их могут объединять и общие цели и… общее имущество, - почему нет?

Российское общество очень сильно расслоено и атомизировано. Похоже, что мы не способны объединиться даже в решении пресловутого «квартирного вопроса», который, как иронически подметил классик, нас испортил. Мы не можем объединиться ни в Бородине, ни в Красноярске, ни в Рязани, ни в Москве. И наши проблемы, как были, так и остаются частными проблемами частных лиц.

Пренебречь которыми не грех. 


http://www.krasrab.com/archive/2013/09/14/03/view_article