четверг, 25 июля 2013 г.

Не говори с тоской: их нет, но с благодарностию: были

На въезде в село Бородино Рыбинского района, невдалеке от горловины угольного карьера вместо смонтированной 7 сентября прошлого года, в день Бородинской битвы временной архитектурно-пространственной композиции (инсталляции), идёт строительство стационарной смотровой площадки разреза «Бородинский». Корреспондент «Красноярского рабочего» Виктор Решетень в материале, озаглавленном им «Скажи-ка, дядя, ведь недаром...», о демонтаже инсталляции вблизи села Бородино сообщил ещё 4 июня. Установленная французскими дизайнерами и студентами-архитекторами из Красноярска в честь 185-летия села и юбилея Отечественной войны 1812 года, она простояла около девяти месяцев. Судя по всему, снос этого арт-объекта журналист воспринял как событие позитивное, хотя и запоздалое. Очевидно, он не знал, что на самом деле инсталляция могла быть разобрана уже на следующий после экспонирования день. Но ей дали пожить подольше. И убрали вовсе не потому, что признали вдруг странной, неуместной и травмоопасной. Она и замышлялась как «разовая», однодневная. Просто пришло время на месте инсталляции построить новую смотровую площадку разреза «Бородинский».

За французов обидно

Разумеется, у читателя может возникнуть вопрос: зачем к этой теме возвращаться вновь, тем более, что и времени прошло немало? Многотонный ковш экскаватора и причудливые сооружения из «бэушных» шпал, давно уже с площадки вывезены, как будто их здесь и не было. Всё верно. Но они остались в памяти бородинцев, поскольку, как сказано Юнной Мориц, не бывает напрасным прекрасное... Остались в душах людей, понявших замысел художников и оценивших по достоинству непривычное для глаз произведение, символизирующее непрерывную связь времён и судеб. И сельчане, и горожане вели себя на презентации этой затейливой композиции так, словно авангардные акции под открытым небом для них дело вполне привычное. Виктор Решетень, как мне показалось, не совсем справедлив, утверждая, что большинству жителей города горняков Бородино и одноимённого села решение администрации разреза «Бородинский» заново оборудовать восточную площадку карьера, пришлось по душе. Несколько раз посетив площадку и после «премьеры», я наблюдал живой и уважительный интерес людей, далёких, казалось бы, от искусства к этим с виду безыскусным объектам.

И за французов по прочтении материала Виктора Решетеня, мне, признаться, стало обидно, равно, как и за студентов СФУ. Тем более, что старались они изо всех сил, и добились-таки искомого результата, или, как выразился куратор проекта Бертран Госселен, приблизились к цели. Но Виктор Владимирович, кажется, этого не ощутил. По его мнению, «странная конструкция в темноте ещё долго пугала бородинцев и проезжавших мимо путников». И, кроме этого, вызывала у журналиста серьёзные опасения по части безопасности. Но главным недостатком «детища» интернациональной бригады художников журналист посчитал то, что «модная по сегодняшним временам архитектурная композиция не стала брендом города и села». Так ведь это и не планировалось. И в мыслях такого ни у кого не было.

Виктор Решетень явно не поклонник современных форм в искусстве, и о своей нелюбви к авангардным причудам ниспровергателей традиций говорит без обиняков. «Похоже, - замечает он иронически, - такой странной на обывательский взгляд конструкцией французы решили искупить свою вину перед россиянами за вторжение Наполеона». Не исключено. Но публично, между тем, объявили о других намерениях, в основном, этических и эстетических. Думается, что об этом имеет смысл коротко рассказать.

Сила идеи

Те, кто построил инсталляцию в Бородине, а месяцем раньше и совершенно иную в Канске (до этого в Йошкар-Оле, Нижнем Новгороде, Красноярске и т. д.) - это «эмиссары» франко-российского сообщества представителей творческих профессий, руководимого, или, точнее говоря, вдохновляемого профессором архитектурной школы «Париж-ля-Вилет» Ксавье Жуйо, художником мирового масштаба. Основная деятельность странствующего мастер-класса мэтра Жуйо — проведение крупных художественных акций, преобразующих среду обитания, ландшафтных экспериментов, создание инсталляций.

Ещё только начав изучение материалов, связанных с селом и городом Бородино, группа художников под предводительством Бертрана Госселена, русиста и историка по образованию, выделила несколько приоритетных направлений работы, привязав их к местности. Московский тракт стал одним из главных ориентиров. Дело в том, что дорога, идущая по селу в сторону востока — это по сути остаток старого, исторического Московского тракта, тогда как огромный его отрезок западнее села был несколько лет назад «съеден» интенсивными горными разработками. Из-за этого новый участок тракта пришлось проложить в другом месте, подальше от разреза и села.

Ковш экскаватора, установленный в непосредственной близости от карьера, рассматривался авторами проекта как своего рода тоннель между прошлым и настоящим, и в него действительно можно было входить и выходить. Дорога к ковшу представляла собой «ручей» из шпал, уложенных в створе между ковшом и старым Московским трактом. Вдобавок к металлическому ковшу, художники соорудили еще два ковша из шпал, своим видом напоминающих также тепляки, избушки на санях, в которых зимой согреваются горняки.

Отвечая на вопрос о дальнейшей судьбе инсталляции, Бертран, помнится, заметил, что инсталляция — произведение уже по определению недолговечное, эфемерное, поэтому выполнив свою функцию, оно может быть трансформировано или даже уничтожено. И это не должно вызывать никаких сожалений. Один из теоретиков современного искусства Джозеф Кошут вообще говорил, что искусство – это сила идеи, а не материала. Недостатка же идей, как мне стало понятно, соратники Жуйо не испытывают.

Кто селу дал имя?

Виктор Решетень убеждён в том, что бородинская «инсталляция у здравого человека вызывала чувство недоумения». Поэтому и задаётся вопросом, вполне в этой ситуации резонным: «Разве такая композиция должна была стать знаковой в юбилейный год для жителей горняцкого города Бородино и села Бородино, названных в честь знаменитого полка, участвовавшего в Бородинской битве, а после вооружённого восстания в декабре 1825 года сосланного на вечное поселение в Сибирь?»

Боюсь, что упоминая в этом контексте доблестных воинов, коллега направляет читателя прямиком в дремучие дебри легенды, оставляя свой вопрос без ответа. Ведь речь идёт о лейб-гвардии Семёновском полке, точнее о поражающем своей живучестью историческом мифе, связанном с этим полком. Село Бородино Рыбинского района, как гласит предание, было названо так бывшими солдатами-семёновцами, восемью годами после Отечественной войны поднявшими восстание в полку («Семёновская история»), затем сосланными после событий на Сенатской в Сибирь. К распространению небылицы о семёновцах, причастных к образованию деревни Бородинская, в середине прошлого века приложил руку известный краевед Ефим Владимиров. Впрочем, не исключено, что он сам и был её автором. Эта легенда на удивление широко распространена, без конца пересказывается в СМИ, кочует из книги в книгу. Недавно московское издательстве ЭКСМО в серии «Библиотека всемирной литературы» выпустило том Игоря Губермана «Гарики и проза». В блистательном предисловии Михаил Юдсон заявляет, что «Сибирский дневник» писался Игорем Губерманом в 1981 – 1984 годах в «маленьком сибирском поселке с историческим названием Бородино (к слову сказать, Бородино тогда уже имел статус города краевого подчинения. - В. Г.) Деревню, давшую ему название, основали полторы сотни лет назад солдаты Семёновского полка, пригнанные сюда на поселение после знаменитых волнений в полку». Одна из причин рождения мифов, как мы знаем, это отсутствие или скудость исторических знаний. Мы располагаем довольно обширными сведениями об офицерах-семёновцах, но практически ничего не знаем о судьбах солдат.

Доподлинно известно лишь то (информация из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона), что нижние чины после восстания в наказание были прогнаны сквозь строй, девятерых зачинщиков сослали на каторгу, остальных отправили служить без отставки на Кавказ и в Оренбург. В сибирские гарнизоны были определены 170 солдат. Новый Семёновский полк, получивший статус молодой гвардии, сформировали из других гвардейских частей, и только в 1823 году его восстановили в прежних правах. Напомню, что деревня (вначале казённое поселение) Бородинская Канского уезда была образована в 1827 году. То есть, ни в год восстания полка, 1820-й, ни пятью годами позже, участников того восстания здесь не могло быть в принципе. Едва ли, таким образом, название селу присвоено ими. И вообще, насколько это возможно, чтобы в Российской империи авторами топонимов становились солдаты, тем более опальные? Думается, что вероятность такой «инициативы снизу» ничтожно мала.

Есть ещё одна версия о присутствии бывших семёновцев в Сибири — декабристская. Действительно, немалое число солдат из расформированного после восстания 1820 года Семёновского полка, и продолжавших службу в других полках, участвовали в восстании на Сенатской площади и в восстании Черниговского пехотного полка. Следуя исторической правде, нельзя не упомянуть и о таком факте из биографии Семёновского полка (нового, разумеется, сформированного после раскассирования 1820 года), как участие в подавлении восстания декабристов на Сенатской площади. "Новые" и "старые" семёновцы, стало быть, реально противостояли друг другу. После чего, старые, будучи усмирёнными и осуждеными к ссылке, теоретически могли оказаться в деревне Бородинская Канского уезда. Однако достоверной информации, подтверждающей эту версию, тоже нет.

Но даже при отсутствии прямой связи между селом Бородино и семёновцами, что россиянам мешает праздновать День Бородина во всю ширь? И так ли уж важно, были семёновцы в Бородине или нет? Сами они или в их честь назвали село? Всего в России, кстати сказать, без малого 60 селений, носящих это имя, - настолько оно популярно и чтимо! Даже среди заезжих французов.

P.S. У выдающегося учёного Юрия Лотмана, человека, обладавшего завидным остроумием, спросили однажды, стал бы Наполеон царём, завоюй он Россию? Лотман ответил:
- Ни в коем случае. Ведь он был француз. А русскими царями могли быть только немцы.

Известно, что бородинцы этим летом празднуют 400-летие Дома Романовых. Наверное, немцев пригласят.