пятница, 28 июня 2013 г.

Потерянное счастье Вероники, или Без вины виноватая

Джазовую певицу Веронику Махотину, чьи творческие достижения и заслуги перед культурой Сибири никогда и, кажется, ни у кого не вызывали сомнения, ныне обвиняют в профнепригодности

О бурнокипящем скандале в Красноярской краевой филармонии я узнал совсем недавно, прочитав материал Владимира Примакова на сайте kaleda.ru («Некультурные страсти в красноярской филармонии. Вероника Махотина виновата в том, что заболела!?») Эта публикация, признаться, разбудила во мне чувства негодования и одновременно гадливости, дремавшие в тиши да глади мирно текущих событий. «Бьют женщину», помните Вознесенского? Можно ли смолчать, когда на твоих глазах совершается нечто непотребное? Убеждён, что нельзя, ибо и грешно, и тошно... В общем, господа, вы как хотите, а я не устоял, «впрягся» в драку. На стороне Примакова, разумеется (все цитаты в моём тексте, кстати сказать, из его публикации). Ибо он на стороне Махотиной. 

Причины и следствия

История этого конфликта банальна, как само зло. Вероника Махотина, по её словам, с недавнего времени подвергается травле со стороны руководства филармонии, начавшейся после отказа певицы выступать из-за болезни. Карой за отказ стала отмена гастролей, запланированных на конец июня. То, что ныне происходит с Махотиной, весьма напоминает запрет на профессию: явление, широко распространённое в славном советском прошлом, и, казалось бы, немыслимое в наше время, во всяком случае, в артистической среде. Но суть конфликта и его сюжетное наполнение одними только карательными мерами, равно как и отношением к ним враждующих сторон, не исчерпываются. Всё намного хуже. Приведём для наглядности слова художественного руководителя филармонии Александра Шендрика: «Если вы певица, то пойте профессионально, интонационно чисто. У нас нет задачи ее уволить...» Поразительная ясность суждений и намерений. Вероника Махотина, надо сказать, считает, что худрук ей завидует, - именно в этом она видит движущую силу его поступков. 


Разумеется, у её оппонентов иной взгляд на происходящее. Вероника Махотина, по мнению руководства филармонии, сорвала концерт в Канске, за что, получается, и наказана примерно. Вопреки закону и здравому смыслу даже больничный лист Махотиной, прямое подтверждение её болезни, не убедил администрацию в «невиновности» певицы. Получается, что она должна была с жуткой температурой мчаться в Канск, где её ждали в одном из кафе города на пирушку по случаю дня рождения кого-то из её местных поклонников. Серьёзный, конечно, аргумент в пользу репрессий. Но на самом деле очевидно, только повод для расправы с неугодной артисткой. В чём же причины? Цитируем kaleda.ru: «по мнению гендиректора филармонии Юлии Кулаковой, звезда-Махотина просто не хочет соблюдать общие правила и не признаёт объективную критику». 


Сказанное, заметим, относится к репертуару артистки, то есть отчасти к художественной концепции концертов, их драматургии. Но не это главное. Долгие 14 репертуар Махотиной всех в филармонии устраивал, ныне же вызывает категорический протест. Может быть, прежнее руководство (а Юлия Кулакова совсем недавно назначена гендиректором) искало и находило общий язык со строптивой артисткой и нынешнее точно так же пытается вступить с ней в цивилизованный, заведомо уважительный и терпеливый диалог? Боюсь, что всё обстояло и обстоит «с точностью до наоборот». Свою лепту в перечисление злодеяний певицы внёс и Александр Шендрик: «Пренебрежительное отношение (Махотиной. - В. Г.) ко всем испортило и отношения с коллективом». 


Сентенция и сатисфакция

В высшей степени пошлом, на мой взгляд, конфликте администрации филармонии с артисткой Вероникой Махотиной я безоговорочно занимаю сторону артистки. Почему? Да потому, что «поэт всегда прав», как говорила Анна Ахматова. Но на тот случай, если кому-то ахматовское высказывание (или сентенция, если угодно) покажется недостаточно убедительной, готов свою позицию обосновать несколько подробнее. 


Вероника Махотина вокалистка с незаурядными способностями, музыкант высокого класса, получившая серьёзное певческое образование, артистка, имеющая «лица необщее выражение», и едва ли не единственная в Красноярье профессионально поющая джаз. Нельзя, конечно, обойти вниманием и её популярность. Джазистку Махотину на ура принимает даже та часть публики, которую, казалось бы, безнадёжно испортила поп-музыка. Среди её поклонников и сотрудников известный журналист, подлинный специалист в джазовой музыке Владимир Василенко. Вот цитата из его недавнего письма ко мне: «С первых ее ( Махотиной. - В. Г.) шагов на джазовой сцене Красноярска я был и остаюсь постоянным ведущим её концертов». Таким вот элегантным способом Владимир Семёнович ответил на мой вопрос, как он относится к артистке. 


Можно также привести высказывания о Веронике Махотиной выдающегося джазового музыканта Анатолия Кролла (Москва) и других известных российских музыкантов, например, главного дирижёра Омского академического симфонического оркестра Дмитрия Васильева, или одного из лучших трубачей страны Петра Востокова, с которыми она весьма успешно выступала. Можно привести десяток имён артистов звёздного уровня и авторитетных специалистов, говоривших о красноярской артистке с нескрываемым уважением. А именно как о безусловно талантливом, состоявшемся в творческом плане исполнителе и, что немаловажно, руководителе ансамбля, квинтета «Мэйнстрим-бэнд». Но все эти высказывания и без меня уже много раз цитировались. 


Убеждён, что такими словами не разбрасываются, и усомниться в их искренности никак не возможно. Так же невозможно, как поверить в то, что Махотина «плохо интонирует», в чём её укоряет или, правильнее сказать, обвиняет художественный руководитель филармонии Александр Шендрик. Дело в том, что для музыканта упрёк в неточном или плохом интонировании, то есть непопадании в ноты это признание профессиональной непригодности. Получается, что Вероника Махотина публично оскорблена и следуя житейской и правовой логике, должна требовать сатисфакции. 


Грязные ноты или нечистые намерения?

Завидует Шендрик Махотиной или нет, нам знать не дано. Александр Шендрик музыкант, насколько мне известно, весьма успешливый. Так что делить им вроде как нечего. Специальности у них разные, жанры несхожие. Иные стилевые предпочтения? Неприятие музыкального языка, претензии к аранжировке и оркестровке? Может, уважаемый худрук, имеющий академическое образование, напрочь не приемлет современных форм? Так ведь и у нашей певицы классическое образование: сначала музучилище, затем институт по специальности «академическое пение и оперная подготовка». Потом, джаз не так уж и современен, если, конечно, говорить о его возрасте. 


Не исключено, что Александр Шендрик не любит джаз бессознательно, как зачастую не любят евреев антисемиты. Да как-то, знаете, не похоже, учитывая, например, то, что известный аккордеонист, заслуженный артист России Александр Шендрик исполняет в том числе и музыку, близкую джазу. Однако можно предположить, что, скажем так, положительно относясь к джазу, он не очень хорошо знаком со спецификой джазового вокала, который предполагает наличие так называемых «грязных нот» (dirty tones), то есть нарочито неправильного интонирования. Эти ноты весьма органичны во всех видах и разделах джазового вокала, включая слоговую импровизацию. Джазмены и, что самое любопытное, люди музыкально не просвещённые, грязные тоны воспринимают как должное, другое дело профи академического склада.

Виктору Шкловскому принадлежит такое едкое замечание: «Трудно объяснить человеку вкус дыни, если он всю жизнь жевал обувные шнурки». Мне бы не хотелось оскорблять уважаемого музыканта Александра Шендрика, но не тот ли это самый случай? 


Один мой знакомый музыкант, ещё на заре перестройки работавший в краевой филармонии, вспоминал, как Шендрик, возглавлявший комиссию по приемке репертуара концертных бригад, едва не зарубил гастроли их «банды». Вспомнилась ему и фраза Шендрика, обращённая к саксофонисту: «Вы в своём соло слишком форсируете звук! Это совершенно недопустимо». Приятель до сих пор возмущается: «Как он мог, ничего не соображая в современных эстрадных стилях и специфике звукоизвлечения духовых инструментов, упрекать нас в неграмотности!» Мог и тогда, может, как видим, и нынче. 


Дар небесный

В материале Владимира Примакова упоминается и моя скромная персона, пусть как и безымянного свидетеля защиты: «Месяца три назад Вероника выступала в Бородине. После концерта музыкант местного духового оркестра прислал на сайт обстоятельную статью про концерт, с благодарностью за доставленную зрителям радость». Автор стыдливо умолчал, что этот музыкант ещё и его коллега по цеху, но это не важно. Важно другое. То, что успех был действительно внушительным, и я, что называется, на радостях опубликовал отзыв о нём сразу в трёх СМИ (kaleda.ru, зеленогорской «Панораме» и «Красноярском рабочем»). Но ещё важней то, что основная часть публики Вероники Махотиной на том концерте была представлена в основном детьми, учениками школы искусств. И они ликовали! Концерт, кстати, происходил в стенах школы, а не городского Дворца культуры, как ошибочно написал Примаков. 


В его материале есть ещё несколько досадных неточностей, которые, как мне кажется, имеет смысл здесь привести и исправить. Автор, например, пишет, что «фальшивые ноты на живых концертах» не редкость, и, дескать, «дают петуха» и народные артисты, что ему доводилось слышать неоднократно (от Кобзона до Билана). Дать петуха (на жаргоне инструменталистов «киксануть»), то есть сорваться с высокой ноты это действительно не редкость, а вполне, между прочим, простительная оплошность. Причин тому масса, прежде всего психофизиологических. А вот фальшивые, детонированные звуки это удел «двоечников» и людей в музыке случайных. Кобзон, кажется, подобного не допускает. Это безупречный профессионал. А вот Лещенко в последнее время таки умудряется, теряя исходный тон в вибрато на совершенно немыслимых амплитудах. 


То, чем я завершу статью - это верх субъективизма, непростительного, быть может, для журналиста. Но на мою бедную голову, я убеждён, и не стронуться мне с этого места, Вероника Махотина даже при желании, за очень большие деньги или под дулом автомата не позволит себе фальши. Почему? Да потому что любую фальшь, безграмотность и халтуру воспринимает как грех. А пение почитает даром небесным и самым большим счастьем своей и нашей жизни.