четверг, 27 июня 2013 г.

Материальная, ментальная и духовная включённость евреев в культуру Красноярского края

Автор контрольной работы ставит перед собой целью показать, насколько органичным и плодотворным было и остаётся участие евреев в культуре Красноярского края, полагая, что эта тема в условиях растущей день ото дня в России ксенофобии весьма актуальна.
Для достижения этой цели, в понимании автора, необходимо решить несколько задач, в том числе напрямую не связанных с тематикой данной работы.

Исходя из того, что сибирское еврейство это часть еврейства российского и одновременно составная часть многонационального народа России, автор посчитал необходимым вначале уяснить — каковы вообще место и роль евреев в истории и культуре страны.

Евреи — один из древнейших народов, проживающих на территории России. Но вся его многовековая история, в частности, история взаимоотношений с русскими, полна «белых пятен». Во-первых, кто такие евреи вообще? Во-вторых, кто такие русские евреи? В-третьих, почему им, даже с учётом малочисленности (менее 1% от населения страны), уделяется внимание, равное представителям титульных национальностей России и входящих в её состав республик?

В число задач, заявленных автором, входит также описание деятельности евреев в области культуры, направленной (априори) на благо Сибири и Красноярья… Сведениями о разрушительной деятельности евреев автор не располагает.

Предмет контрольной работы – участие евреев в культурном строительстве и собственно культуре Красноярского края.

Объект контрольной работы – евреи Красноярского края и Сибири.

Предполагаемая практическая польза от настоящей работы столь же очевидна, сколь и невероятна: мир, дружба, братство. Но, ни в коем случае – не филосемитизм, ибо «от любви до ненависти один шаг».

Среди использованных во время написания контрольной работы письменных источников автор особо выделяет: Краткую еврейскую энциклопедию (последняя редакция; электронный вариант), книги Юрия Слёзкина («Эра Меркурия: Евреи в современном мире») и Александра Солженицына («Двести лет вместе»), исследование Розы Рывкиной «Евреи в современной России», труды раввина Адина Штайнзальца и публикации профессиональных историков в Интернете.

Евреи как социокультурное явление

В Еврейской электронной библиотеке, солидном издании, созданном на базе Краткой еврейской энциклопедии, изданной в Иерусалиме Обществом по изучению еврейских общин в сотрудничестве с Еврейским университетом, говорится: «На землях Восточной Европы, примыкающих к Черному и Азовскому морям (часть из них входит ныне в состав Российской Федерации, часть — Украины), евреи впервые появились не позднее 2 - 1 вв. до н.э. Еврейские общины имели синагоги, общественные строения, кладбища; среди евреев были знатные горожане и воины (надгробная плита воина-еврея 1 в. н.э. найдена в Тамани)» [1]. Следующий период истории восточноевропейских евреев, как сказано в энциклопедии, связан с судьбой Хазарской державы, сложившейся на Северном Кавказе, распространившей в 8–9 вв. свою власть на огромную территорию востока Европы и, в частности, обложившей данью некоторые славянские племена. По данным написанного на иврите Киевского письма из генизы Каира, в начале 10 в. в Киеве существовала еврейская община (под письмом — подписи двенадцати человек). И так далее... до нынешних времён.

Возникает вопрос, почему же тогда в двухтомном труде А. Солженицына «Двести лет вместе» рассматривается только 200-летний период «совместной жизни русского и еврейского народов», тогда как только сибирскому еврейству, как явствует из Еврейской энциклопедии, более 300 лет? Солженицын, надо сказать, о контактах евреев с Древней Русью упоминает, но именно 200 лет, начиная с 1795 г. считает наиболее яркими в истории взаимоотношений русских и евреев. Дело в том, что «в 1793 и 1795 годах состоялись 2-й и 3-й разделы Польши, когда в состав России вошло почти миллионное еврейство Литвы, Подолии и Волыни. Разумеется, это вхождение было крупнейшим историческим событием, оказавшим влияние и на судьбу русских, и на судьбу восточноевропейского еврейства... Вот оно было собрано (далее цитата из И. Бикермана. - Авт.) «после многовековых странствий под один кров, в одну великую общину»» [2].

Начавшиеся «ещё в Европе» процессы активной эмансипации и ассимиляции, разрушающие религиозно-национальное единство евреев, в России получили дополнительное развитие. Переход из иудаизма в христианство имел место и ранее. Но число выкрестов, исключавшихся из общины, и перестававших считаться евреями во все века было ничтожно малым. Нельзя утверждать, что после разделов Польши евреи массово порывали с традиционной верой и обычаями. Однако к началу XX в. переход в другую религию не воспринимался как нечто исключительное. Вероотступничество не стало нормой, но процент выкрестов значительно увеличился, и изгоями таковых считали только евреи, свято и строго чтущее религиозные законы. При этом «ушедших» из иудаизма нееврейская часть общества по-прежнему воспринимала как евреев, точно так же, как зачастую воспринимали себя и сами «ушедшие». Постепенно и евреи, блюдущие закон, стали более толерантными по отношению к отступникам, родственным им если не религиозно, то по крови (генетически) или ментально. С течением времени, для того чтобы называться (считаться) евреем, достаточно было родиться от родителей-евреев, не приобщаясь к национальной религии. При советской власти для евреев это стало нормой. Так же нормой стало не считать себя евреем.

Профессор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Роза Рывкина, пытаясь объяснить феномен российского еврейства, приводит слова современного мыслителя, раввина Адина Штайнзальца, считающего, что «в отличие от многих предшествовавших веков, когда «евреем назывался человек, принявший иудаизм», сегодня лишь незначительную часть народа можно назвать евреями по этому признаку, и вопрос состоит в том, существует ли «такое определение, под которое подпадало бы большинство евреев нашего времени... Кроме общей истории евреев... ничего не объединяет: ни единая земля, ни единый язык, ни единая культура... С этнической точки зрения трудно утверждать, что существует такой этнос, как евреи» [3, с.47]. Не считая евреев особым народом и руководствуясь религиозными источниками, Штайнзальц утверждает, что евреи — это семья. Потому евреем можно быть как бы даже и не сознавая этого — так же, как есть родственники, не подозревающие о существовании друг друга. По-видимому, с этой трактовкой связано принятое в Израиле определение евреев как лиц, имеющих матерей-евреек. Советская традиция, говорит далее Рывкина, относит к евреям лиц, определивших себя так при переписях населения... Добавим к сказанному, что само понятие «национальность» появилось только в СССР, до этого в паспортах фиксировалось лишь вероисповедание. Американский исследователь Юрий Слёзкин в своей книге «Эра Меркурия: Евреи в современном мире», называющий современную эру — еврейской, а XX век еврейским и меркурианским, словом «евреи» обозначает членов традиционных общин (евреев по рождению, вере, названию, языку, занятиям, самоописанию и формальному статусу). А также их детей и внуков (кем бы они не были по вере, названию, языку... и формальному статусу) [4, с.12]. Характеризуя меркурианскую эру, Слёзкин говорит: «Некоторые из старейших еврейских специальностей — коммерция, юриспруденция, медицина, толкование текстов и культурное посредничество — стали самыми важными... В век капитала они (евреи. – Авт.) самые предприимчивые из предпринимателей... в век специализации — самые искусные профессионалы» [4, с. 9].

То есть, если ты родился или стал евреем, как бы ты не назывался в дальнейшем, какую бы религию не исповедовал, ты остаёшься евреем на веки веков. Важнее другое — соответствуешь ли ты канонам еврейской деловитости (дельности, целеустремлённости, упорства). Слёзкин называет несколько причин, почему век стал еврейским. «Часть из них связаны с распадом российской черты оседлости и тремя последовавшими за этим мессианскими исходами: в Соединённые Штаты, оплот бескомпромиссного либерализма; в Палестину, Землю обетованную еврейского национализма; и в города СССР, свободные и от либерализма, и от племенной исключительности» [4, с. 11]. К примеру, в сибирские города… Но до этих событий была мощная и не менее судьбоносная для евреев волна ассимиляции, позволившая им сначала преодолеть жёсткую привязку к черте оседлости, затем постепенно обрусеть, адаптироваться и социализироваться в новых условиях. Войти во все сферы жизни государства и прочно в них укорениться, стать «своими» среди остальных граждан, но, увы, редко, когда вполне «своими». Даже будучи абсолютно ассимилированными и в массе своей разобщенными («рассеянными»), евреи воспринимаются окружающими как некая ментальная общность. Так что вопрос о национальной идентификации, так же как и о национальном самоопределении для огромного числа российских евреев остаётся открытым. Однако то, что большинство российских евреев существуют вне иудаизма и культурных традиций своего народа, без труда можно отнести к непреложным фактам, так же как и то, что их вклад в жизнь страны, о какой бы сфере деятельности не шла речь — это вклад не еврейский, за редким исключением, а, скажем так, вненациональный (или общенациональный), ибо нет в нём ярко выраженного еврейского компонента (впрочем, справедливости ради, необходимо напомнить и о существовании сугубо еврейской национальной культуры, например, музыкальной). Большинство евреев - деятелей культуры России, художников, архитекторов, писателей и музыкантов творили и продолжают творить в русле традиций именно русской художественной культуры (включая и традицию противоборства традициям). И национальную доминанту в их деятельности обнаружить невозможно, если не говорить об еврейских мотивах, образах и темах, кстати сказать, далеко не всеми из них используемыми. Р. Рывкина по этому поводу говорит: «Во времена СССР российские евреи, как и все население страны, были органической частью советского народа... Как «простые люди» из числа евреев, так и их выдающиеся представители — О. Мандельштам и А. Райкин, М. Ботвинник и Л. Утесов, Ф. Раневская... — они ощущали себя представителями не еврейской, а советской культуры. Они и не были представителями еврейства. Как не были ими К. Маркс, А. Эйнштейн и многие другие, хотя и остававшиеся евреями в историко-этническом смысле... С крахом СССР идентификация с СССР стала вытесняться идентификацией с Россией. Что касается культуры, здесь ничего не изменилось: и во времена СССР подавляющее большинство евреев ощущали себя носителями русской культуры... Ассимиляция по своему социальному смыслу — это результат процесса освоения евреями русской культуры и свойственных ей стереотипов поведения во всех сферах повседневной жизни » [3, с.52].

Дабы перечисление имён русских евреев, внесших значимый вклад в культуру России, не выглядело как жонглирование именами в пользу евреев, назовём только самую малую их часть. Братья Рубинштейн, основавшие Русское музыкальное общество и обе столичные консерватории, сёстры Гнесины, создавшие первую в России детскую музыкальную школу. Давид Ойстрах и Эмиль Гилельс, Генрих Венявский и Альфред Шнитке, Исаак Левитан и Валентин Серов, Михаил Ромм и Анатолий Эфрос, Борис Пастернак и Александр Галич. (По поводу еврея Галича еврей Дмитрий Быков пишет: «Более русского явления, чем этот неприятный, барственный еврей, в прошлом советский драматург, впоследствии превосходный поэт, - в русской поэзии не было: куда там Евтушенке?») [5].

В статье «Как «филосемит» Буровский поправил самого» С. Глейзер приводит несколько цитат из А. Солженицына («Двести лет») и полемизирующего с ним тогда ещё красноярского историка А. Буровского («Евреи, которых не было: Курс неизвестной истории», 2004 ): «Солженицын пишет о евреях: «Изобилие успешливых талантов»... Спрашивается, что здесь неправильного сказано? Никакого «изобилия успешливых талантов» нет, утверждает А. Буровский. А музыкантов – так тех вообще было всего двое... за все десятилетия русско-еврейской цивилизации Дунаевский и Утесов – вот и весь «их» вклад в «наше» музыкальное искусство. Да и эти оба никак не тянут на мировые знаменитости и куда слабее поляка Шостаковича и безнадежно русских Лемешева с Козловским.» [6]. Судя даже только по этому высказыванию, у Буровского юмор (именно юмор, нельзя же эти высказывания воспринимать всерьёз!) довольно-таки необычный, можно сказать, ослепительный, скорее даже ослепляющий... Избавим себя от труда перечислять еврейских музыкантов, поскольку имя им легион, включая и гениальных. Впрочем, нескольких упомянем. Авторы не только крупных форм, но и произведений в «народных жанрах» Андрей Эшпай (балет «Ангара», песня «А снег идёт») и Владимир Дашкевич (музыка в к/ф «Приключения Шерлока Холмса»), но и композиторы, прославившиеся исключительно только своим песенным творчеством - Матвей Блантер и Оскар Фельцман, Марк Фрадкин, Ян Френкель («Русское поле»), Аркадий Островский.

Александр Журбин (рок-опера «Орфей и Эвридика», музыка к к/ф «Московская сага») в интервью «Еврейскому журналу» (опубликовано: http://www.jjew.ru/index.php?cnt=4658) заявил: «Я считаю себя русским композитором еврейского происхождения». Достаточно точная и справедливая, на взгляд автора, самоидентификация.

Таким образом, большая часть евреев-деятелей искусств, не скрывая своего происхождения, позиционируют себя (подчас даже манифестирует) представителями русской культуры, подтверждая это и своим творчеством. Оба Пастернака и оба Антокольских, Марк и Павел, Каверин и Тынянов, Башмет и Кисин, Илья Авербух, Майя Кристалинская и Майя Плисецкая.

Евреи в истории и культуре Сибири

Эта часть работы представляет из себя своего рода исторический очерк, собранный из сетевых материалов, в том числе журналистских, в основу которых положены беседы с профессиональными историками — исследователями сибирского еврейства. Биографии общепризнанных авторитетов в области культуры здесь чередуются с упоминаниями о деятелях культуры, чей вклад в общее дело поскромнее, но без которых, перефразируя гениального Андрея Платонова («Без меня народ неполный»), можно сказать, русско-еврейская культура (или, если угодно, сибирско-еврейская) - неполная.

Как сообщается в Еврейской энциклопедии, «по некоторым данным, первые евреи — пленные, захваченные русскими войсками в ходе войны 1632–34 гг. с Польшей, — появились в Сибири в 1630-х гг. Хотя после заключения мира «литовские и немецкие люди и жиды» получили возможность вернуться на родину, некоторые из них (в том числе, возможно, отдельные евреи) предпочли остаться в Сибири. В 1659 г. власти выслали из Москвы в Сибирь семьи, угнанные в плен во время русско-польской войны 1654–67 гг. и тайно поселившиеся в домах лютеран в Немецкой слободе. В первой половине 18 в., с созданием Нерчинского, Ачинского, Зерентуевского и других рудников («заводов»), в Сибирь начали отправлять политических и уголовных преступников, среди которых были и евреи. В 1727 г. в Якутию был сослан первый генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга, крещенный еврей граф А. М. Дивьер (1682–1745). После первого раздела Польши (1772) евреи, ставшие подданными России, время от времени приезжали в Сибирь по торговым делам; однако в 1791 г., когда правительство установило границу проживания и передвижения еврейского населения страны (черта оседлости), такие поездки прекратились. Лишь некоторым евреям — главным образом «полезным для края», крупным коммерсантам и обладателям дефицитных специальностей — удавалось получить право на постоянное проживание в Сибири. Тем не менее, как подчёркивается в энциклопедичекой статье, в конце 18 в. – начале 19 в. еврейское население Сибири постепенно увеличивалось, в основном за счет ссыльных. Значительные группы евреев сформировались в городах: Каинск (ныне Куйбышев Новосибирской области), Омск, Тобольск, Томск, Канск и Нижнеудинск» [7].

Стоит также упомянуть о периоде 20-х гг. – начале 30-х гг. XX века, когда в отдаленные районы Сибири ссылали членов сионистских групп. В 1930-х гг. – начале 1950-х гг. в расположенные на территории Сибири многочисленные лагеря были заключены десятки тысяч евреев, в том числе видные деятели еврейской культуры (например, Хаим Ленский), раввины, русские писатели и литературоведы еврейского происхождения (О. Мандельштам, Евгения Гинзбург, Н. Коржавин, Ю. Оксман). По данным переписи 1937 г., в которую включались и узники лагерей, еврейское население ряда районов Сибири возросло по сравнению с 1926 г. в несколько раз.

Город Иркутск. По словам историка, доцента Иркутского государственного университета Владимира Рабиновича, в Иркутске была одна из самых крупных еврейских общин в Сибири середины XIX и начала XX века. Формировалась она из николаевских солдат, имевших особые права по сравнению с остальными сословиями, из евреев с высшим образованием, купцов, а также механиков, винокуров, пивоваров, ремесленников. Нельзя не упомянуть и о ссыльных и каторжных. В 1909 году в 100-тысячном Иркутске евреев было более 6 тыс. человек (порядка 6% населения города). Далее Рабинович приводит любопытные сведения: «В 1903 году для православных в России были расширены сословные права. Православные, находящиеся в сословии крестьян и мещан, получали такие же привилегии, как купцы, не выкупая свидетельств об этом, то есть, не переходя в другое сословие. Для иудеев переход в другое сословие означал приобретение таковых прав. Поэтому в начале ХХ века православным не было смысла рваться в гильдейское купечество. А для евреев это был один из легальных путей получения привилегий, дающий право повсеместного проживания в Империи. В 1905 году 80 % наиболее богатых первой гильдии купцов – это евреи…» Еще более удивительным показалось сообщение В. Рабиновича о том, что, оказывается, генерал-губернатор принимал у себя на балах еврейских купцов. В черте оседлости евреям запрещено было жить в деревнях. В Сибири же действовала политика «растворения» евреев среди старожилов – им нельзя было жить в Иркутске и в крупных городах, и они прикреплялись к деревням. Если первоначально евреи-иркутяне занимались преимущественно мелкой торговлей и ремеслами, то на рубеже XIX и XX веков самая крупная община Восточной Сибири стала торгово-предпринимательской, значительно выросло число служащих, интеллигенции, высококлассных специалистов и лиц творческих профессий. В 1913 году евреи составляли до 40% дипломированных иркутских медиков! По мнению историка, сибирские евреи были не ассимилированы, а «окультурированы». Впервые эта идея, что «мы – другие», «мы, сибирские евреи, отличаемся от других евреев», появляется уже в середине XIX века. Те, кто сюда приезжал, получали свободу, здесь не было стесненности, был более высокий жизненный уровень. Причем богатство реализовывалось, в том числе в меценатстве, благотворительности и поддержке иноверцев.

В городе сохранилось немало еврейской недвижимости. Например, дом Зисманов на улице Карла Маркса, построенный в конце XIX века. В нём располагалось родовспомогательное учреждение (сейчас здесь областной эндокринологический диспансер). Основателем династии был Соломон Зисман, а здесь работал его сын Леонтий с женой Верой Зисман – первой в Иркутске женщиной-врачом. Кстати сказать, Илья Ромм, отец выдающегося кинорежиссера, уроженца Иркутска Михаила Ромма («Девять дней одного года», «Обыкновенный фашизм»), имел в Иркутске практику и репутацию прекрасного врача [8].

Город Томск. Историк Григорий Турецкий придерживается такой версии: «Первые упоминания о евреях в Сибири относятся к началу второй четверти XVII века. В деле Сибирского приказа за 1635 год о возвращении из Сибири военнопленных, сосланных “в службу” и “на пашню”, упоминаются “литовские, немецкие люди и жиды”». Говоря о «еврейской старине», историк, в первую очередь, рассказал об уникальной архитектуре дореволюционного Томска. Если архитектура – это застывшая в камне музыка, то в ней много еврейских нот. На эту мысль наводят изумительные здания, построенные в XIX – начале ХХ века. Автор многих из них – Товий Фишель, работавший в Томске в период с 1905 по 1912 год. Постройки этого архитектора отличает общая романтическая окраска, использование особого «северного орнамента». Рожденный в 1868 году в семье одесского колониста, после окончания Одесской рисовальной школы Фишель учился в Петербурге, в Императорской академии художеств. В самой Одессе Фишель спроектировал и построил несколько приметных зданий, в том числе – великолепный «Пассаж» на Дерибасовской. Но с Одессой пришлось расстаться. В 1905 году, незадолго до начала страшных одесских погромов, Фишель приезжает в Западную Сибирь. Сюда на должность городского архитектора его пригласила Городская управа Томска. По проектам Товия Фишеля в Томске были построены Еврейское училище имени И. Л. Фуксмана, торговый корпус на Гостинодворской площади, Владимирское училище («в память открытия первой Государственной Думы»), пристройка к больнице имени И. М. Некрасова, Гоголевское мужское и Юрточное женское училища, городской ломбард и другие здания. В Томске архитектор много внимания уделял живописи, преподавал, писал статьи в местные газеты, вел общественную работу[9].

Якутия. Еврей Генрих Литинский (1901-1985) — автор первых якутских оперы и балета. Выпускник московской консерватории по классу композиции, ученик Р. Глиэра, уже в 1933 году Литинский становится профессором. Этот факт признания заслуг композитора явился результатом не только его успешной композиторской деятельности, но также открытием и внедрением своего педагогического метода. В 20-30-е годы музыка Литинского довольно часто звучала не только в СССР, но и в других странах. Его квартеты были в репертуаре отечественных коллективов (квартеты имени Танеева и Комитаса) и зарубежных исполнителей (Кутчер-квартет, Манхеттен-квартет). Партитуры камерных ансамблей издавало Универсальное издательство в Вене. В 1947 году он был приглашён на кафедру композиции в Музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных, где проработал вплоть до самой кончины. Неожиданным судьбоносным поворотом явилось обращение к якутской музыке, с которой Генрих Ильич был связан до конца своих дней.

В 1945 г. Г. Литинский получает правительственный заказ Якутской АССР, и совместно с якутским композитором, музыкантом-самородком Марком Жирковым приступает к написанию первой якутской национальной оперы "Нюргун Боотур". В содружестве с М. Жирковым вослед за первой оперой были созданы другие крупные произведения. В 1946 г. по мотивам народных преданий и легенд была написана опера "Сыгый Кырынаастыыр". Годом позже была закончена партитура первого национального балета. Период работы над первыми якутскими музыкально-сценическими произведениями для Генриха Ильича был важным творческим этапом, этапом "вживания" в многоликий пласт народной музыки. 60-е годы отмечены заметным расширением круга тем композитора. Он охотно обращается и к современным сюжетам. Заметным событием в культурной жизни г. Якутска явилась премьера оперы Г. Литинского "Красный шаман", посвященная 50-летию Советской власти [10].

Тюмень (не исключено, впрочем, что Тобольск) — место рождения великого американца, "сибирского еврея", как он сам себя шутя называл, Ирвинга Берлина (Израиля Бейлина). Композитор за 101 год жизни (1888 — 1998) написал более 1000 песен, из которых 50 считаются хитами, а также 19 мюзиклов и музыку к 18 кинофильмам. В 1970 году он был введен в национальный «Зал славы композиторов». Всемирно известная рождественская песня «White Christmas» вошла в Книгу рекордов Гиннесса как самая продаваемая песня XX века (более 30 млн. пластинок). Берлин — автор второго, неофициального гимна США «God Bless America» («Боже, благослови Америку»)... На церемонии прощания с И. Берлином в Бостоне президент США Дж. Буш-старший возглавил траурную колонну, певшую «God Bless America», а затем выступил с речью, в которой назвал И. Берлина «легендарным человеком, чьи слова и музыка будут помогать пониманию истории нашего народа». Кстати сказать, рождению своего первого ребёнка Берлин посвятил «Русскую колыбельную», признанную лучшей песней 1927 г. (информация из Википедии). Не забывал о Родине.

Еще одна знаменитость Сибири - Моисей Новомейский (1873 — 1961). Основатель первого химического предприятия на Мертвом море родился в городке Баргузин. Учился в Иркутской технической школе, потом в Германии специализировался по добыче полезных ископаемых, работать начал инженером на золотых приисках. Увлекался социалистическими идеями; в 1905 году был арестован и провел несколько месяцев в тюрьме. В 1906 году впервые заинтересовался химическим потенциалом Мертвого моря. Вскоре Моше Новомейский совместно с Отто Варбургом основал в Берлине "Промышленный синдикат Эрец Исраэль". В 1911 году Новомейский впервые провел исследование вод Мертвого моря и вернулся в Россию. Во время первой мировой войны и революции был председателем национального совета евреев Сибири и главой сибирского сионистского центра. В 1920 году, после окончательной победы в Сибири большевиков, репатриировался в Израиль. В 1929 году, после продолжительной борьбы с британскими властями, добился разрешения на разработку богатств Мертвого моря и в 1930 году совместно с Моше Лангуцким основал концерн "Ашлаг", сразу ставший важнейшим химическим предприятием на Ближнем Востоке. Хозяйственная деятельность не помешала Моше Новомейскому принимать активное участие в борьбе за создание еврейского государства, - он был, например, казначеем вооруженной организации "Хагана". Позднее Моше Новомейский написал две книги воспоминаний: "Правда о том, как мы заслужили Мертвое море" (1956) и "Воды Байкала - в Мертвое море" (1958), опубликованную и в интернете. Моше Новомейский умер в Париже в 1961г. (Информация с сайта: http://www.novomeysky.genealogia.ru/mose/index.htm).

Евреи Красноярска и Красноярья

Красноярский историк Наталья Орехова (официальный сайт правительства Красноярского края) утверждает, что на территории Приенисейского края первые евреи появились в начале XIX века. В Красноярске им отвели для поселения подножье Афонтовой горы, за пределами городской застройки. Называлось это место Еврейская слободка (Николаевка). В целом еврейская диаспора Сибири формировалась за счет ссыльных, земледельцев-колонистов и их потомков, бывших кантонистов и солдат-рекрутов, купцов первой гильдии и ремесленников, специалистов с высшим образованием. К середине XIX в. евреи проживали уже во всех уездах Енисейской губернии. Основными занятиями евреев в Енисейской губернии стали ремесло и торговля. Они занимали видное место в винокурении, снабжении приисковых районов, торговле сельскохозяйственными продуктами, в развитии мелкой и кустарно-ремесленной промышленности.

Активные процессы проходили и в сфере духовной и культурной жизни евреев. Первые синагоги появились в Красноярске и Канске в 1820-е годы, в последующие два десятилетия — в уездных центрах Ачинске и Енисейске. С конца XIX в. начинает складываться институт раввинов, а при синагогах открываются национальные школы. В 1907 г. в регионе работало пять еврейских училищ. Религиозные общины в губернском и уездных центрах создавали различные филантропические организации и благотворительные общества. Их деятельность расширяется с началом Первой мировой войны, когда в Енисейскую губернию хлынул поток беженцев и выселенных из фронтовой полосы. Известно, что в политической жизни Приенисейского края еврейское сообщество практически не участвовало. Однако по мере того, как в регион начали прибывать этапы политических ссыльных и каторжан, в местную еврейскую среду стали проникать идеи бундовцев, сионистов-социалистов и движения «Поалей-Цион». Несколько позже на территории нынешнего Красноярского края появились ссыльные члены РСДРП. [11]

Город Ачинск. Евреи, в основном ссыльные, начали поселяться здесь с середины XIX века. С введением в 1827 году Николаем I Указа о воинской повинности в Сибири оказались еврейские солдаты – кантонисты. Евреи-кантонисты пользовались гражданскими правами наряду с русским населением. Это позволяло им получить образование и пойти на государственную службу. Кроме того, кантонисты имели право выбирать место жительства за чертой оседлости, в том числе и в Сибири. Они обзаводились семьями и образовывали общины. В 1907 г. было завершено строительство каменной синагоги по проекту архитектора, строившего много и в Красноярске (дом Цукермана, например, нынешний Литературный музей), еврея Владимира Соколовского. С этого времени вся жизнь общины была сосредоточена только в этом здании. Известны имена евреев-купцов, которые внесли большой вклад в развитие уезда и города, в том числе меценатством и благотворительностью, и не только, разумеется, среди еврейского населения. Не меньшую общественную активность проявляли евреи и в годы советской власти. В 20 – 30-х годах ХХ века в ликвидации безграмотности активно участвовала Фаина Гамарник. Позже она была награждена орденом Ленина и медалью «За добросовестный труд в годы Великой Отечественной войны». Большим уважением в городе пользуется врачебная династия хирургов Каминских, династия художников Дубинских.

В Ачинске родился генерал-лейтенант, кандидат военных наук, профессор Михаил Мильштейн (1910–1992), сотрудник спецслужб с 1966 г. В Ачинске он получил педагогическое образование, а затем окончил спецшколу Генштаба РККА и Военную академию Генштаба [12].

Город Красноярск. Думается, будет достаточным упомянуть о нескольких евреях, принесших славу и Красноярску и Красноярскому краю, хорошо известных и за его пределами, поскольку «еврейский Красноярск» - это «Монбланы фактов», как говорил профессор Любищев, тема для отдельного рассмотрения...

Народный артист СССР Михаил Годенко (1919— 1991). Его имя присвоено Красноярскому государственному ансамблю танца Сибири, а также одному из теплоходов Енисейского речного пароходства. На сайте Общества «Мемориал» о нём сказано по-анкетному коротко: «Годенко Михаил Семенович. Танцор. Воевал, попал в плен. Срок отбывал в Норильлаге. В конце 40-х учил танцевать учащихся Норильского техникума. После освобождения работал в Омской филармонии, позднее создал Красноярский Ансамбль танца Сибири, стал его руководителем». [13]

До сих пор остаётся загадкой, как этот человек смог достичь таких высот, имея за плечами довольно скромное образование, четыре класса начальной школы (есть информация, что он вообще самоучка). Герой Социалистического Труда, кавалер орденов Ленина, Отечественной войны 1- й степени, Трудового Красного Знамени, лауреат Государственной премии — вот далеко не полный список его наград и званий.

Илья Клеймиц. Родился в 1924 году в Иркутске. Участник Великой Отечественной войны. Старший лейтенант запаса. В 1951 г. окончил Иркутский университет по специальности "филология". Учился в Иркутском музыкальном училище по классу скрипки. Засл. работник культуры России. 1951-1958 гг. - заведующий литературной частью Иркутского ТЮЗа. 1958-1972 - заведующий литературной частью Красноярского драматического театра им. А. С. Пушкина. 1972-1986 - художественный руководитель Красноярской филармонии. С 1986 года - редактор филармонического отдела Красноярской филармонии. Член Союза журналистов России с 1962 г. Член Союза театральных деятелей России. (Информация с сайта: www.krasfil.ru/news/articles/408/ ) Крупнейший менеджер культуры. Для того, чтобы оценить его роль, достаточно вспомнить, что Красноярская филармония – это "родной дом" одного из лучших симфонических оркестров России.

Анатолий Левитин. Народный художник России. Вице-президент Академии художеств РФ, руководитель регионального отделения академии «Урал, Сибирь и Дальний Восток», академик, профессор. Член Союза художников России с 1951г. Родился 1922 г. в Москве. Окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Бывший фронтовик-зенитчик. С 1953 г. — участник почти всех всероссийских, всесоюзных, зональных выставок в СССР и России. Лауреат Серебряной медали Российской академии художеств, бронзовый лауреат биеннале в Венеции (1958 г.). Работы Левитина находятся в Государственном Русском музее, в музее Академии художеств и в более чем 60 музеях мира, во многих частных коллекциях. О себе и своей семье он говорит так: «Мой отец был скрипачом в оркестре Мравинского... Ойстрах очень любил слушать его игру... О Сибири я мечтал со времен войны, когда учился в Томском техническом училище зенитной артиллерии. С 1958 г. Левитин частый гость Красноярья. Когда в Красноярске в 1987 г. открылось отделение Академии художеств, возглавил творческую мастерскую живописи... стал жить «на два дома», в Петербурге и Красноярске. Анатолий Левитин — автор множества картин, посвященных краю и его жителям. Одна из последних его работ — портрет Д. Хворостовского, полюбившийся «модели» [14].

Ефим Гельфанд (1910 - 1991) — главный режиссер Драмтеатра им. Пушкина с 1964 по 1968 годы. Засл. арт. РСФСР (1945). Скупая биографическая справка: Окончил театральное училище при Московском государственном еврейском театре. Актёр Еврейского театра в Одессе. Художественный руководитель Биробиджанского государственного еврейского театра в конце в 30-х— 40-х годах. Работал с театрами Красноярска, Омска, Норильска. В 50-е годы - главный режиссер Смоленского драматического театра. Много лет заведовал кафедрой актерского мастерства в Красноярском Институте искусств. Уйдя на пенсию - возглавил народный театр при гарнизонном Доме офицеров. Жена— актриса Красноярского драматического театра им. А. С. Пушкина, народная артистка России Екатерина Мокиенко-Гельфанд (данные из Википедии). Кто из театралов Красноярска не знает этих замечательных художников?

Нельзя не упомянуть и о семействе художников Фирер: ветеране Великой Отечественной, крепком мастере и педагоге Илье Ароновиче и его прославленных сыновьях, Олеге и Владимире, окончившими в свое время Красноярское художественное училище им. Сурикова. Творчество Олега Фирера, по его же собственной аттестации (http://oleqfirer.blogspot.com/), развивалось по двум направлениям - официального советского художника (член Союза художников СССР, член Союза театральных деятелей СССР...) и еврейского художника, печатавшегося в журнале "Советиш Геймланд". В дальнейшем этот второй путь привёл его к созданью общества еврейской культуры "Гаскала" в Красноярске, Еврейского театра "АГГАДА" и в конечном итоге к репатриации в Израиль. Множество работ художника приобретено музеями России и зарубежья, частными коллекционерами. Большое число картин художник передал в фонды Культурно-исторического центра г. Красноярска.

Владимир, как и старший брат, начинал с Красноярского ТЮЗа. Затем работал художником-постановщиком в Томском ТЮЗе, Театре Комедии им. Н.П. Акимова (Ленинград), гл. художником Вологодского драматического театра, Молодёжного театра на Фонтанке в Петербурге. С 1999 года - заведующий кафедрой сценографии и театрального костюма, профессор Санкт-Петербургской государственной Академии театрального искусства. Художник многочисленных спектаклей в театрах России, Грузии, стран Балтии. С 1979 - участник выставок Союза художников, Союза театральных деятелей; персональные выставки состоялись в Петербурге, Москве, Тупика (штат Канзас, США). В 2003 году избран председателем секции театральных художников Санкт-Петербургского отделения Союза художников России. Кроме того, он лауреат высшей петербургской театральной премии «Золотой софит» (2000). Лауреат театральных премий Самары и Новосибирска. Почётного звания «Заслуженный художник России» удостоен в 1996 году [15].

Напоследок назовем ещё несколько имён евреев Красноярска, внесших достойную лепту в культуру Красноярского края. Это академик РАН, биофизик И. Гительзон, ученый-физиолог А. Пшоник, кардиохирург А. Дыхно, художественный руководитель Красноярской филармонии А. Шварцбург, композитор и исполнитель Яков Хаскин, чьи песни пела Изабелла Юрьева, музыкант и организатор джазовых фестивалей Яков Айзенберг, писатель и фольклорист А. Гуревич, художник Я. Еселевич, международные гроссмейстеры Лев Псахис и Елена Ахмыловская, журналист и один из самых крупных в СССР коллекционеров грамзаписи, автор и ведущий радиопрограмм об эстрадной музыке XX века Моисей Гуревич. Разумеется, этот список не отражает масштабов «еврейского присутствия» в культуре Красноярского края, как мы убедились, весьма значительных, но определенным образом свидетельствует о еврейской культурной «экспансии».

Заключение

Что есть культура? Вот какое определение дается этому феномену в Большой Советской энциклопедии: «Исторически определённый уровень развития общества и человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях». У Бориса Пастернака определение более ёмкое и не менее точное: «Плодотворное существование».

Выбрав в качестве предмета рассмотрения только художественную культуру, и слегка только коснувшись иных аспектов культуры Сибири, мы получили достаточно убедительные результаты: евреи Сибири, устраивая здесь собственную жизнь, непрерывно, с момента появления на этих землях не только мирно сосуществовали, но и сотрудничали с русскими и представителями других народов. То есть существовали здесь плодотворно. Сохраняя культурную и религиозную автономию, достаточно активно вовлекались в экономическую и общественную жизнь Сибири. Более того, с определённого момента, осознав то, что они здесь вовсе не чужаки — к этому подталкивала и общность судьбы с нееврейским населением («скрещение судеб») - евреи столь же активно занялись деятельностью преобразовательной, просвещением, устройством читален, библиотек, градостроительством, разного рода художествами, театром и музыкой. То же самое можно сказать и о еврейской филантропии. Вначале образовав общества содействия нищим и убогим из числа евреев, они время спустя принялись оказывать вспомоществование и неевреям. И это относилось в большей или меньшей степени ко всем городам и весям Сибири, где они проживали.

Учитывая разобщенность евреев (включая и географическую), можно сказать, что ныне ситуация выглядит значительно иначе. Но еврейская активность осталась всё такой же неуёмной. По числу разного рода обществ, светских и религиозных, центров, школ, семинаров, концертов, выставок и презентаций, которые организовали, организуют, проводят и планируют провести евреи Сибири, с ними едва ли сравниться какая-либо иная диаспора. Но эта активность направлена не только на своих соплеменников, но и вовне. Достаточно упомянуть о тех экспозициях, которые устраивают еврейские галеристы и художники в стенах сибирских музеев и выставочных центров. Если же говорить о евреях, не вовлеченных в общинную жизнь (где изучаются и практикуются язык, музыка, обычаи, ритуалы еврейского народа, или, как сами себя именуют евреи «йехудим» и «исраэль», что принципиально важно), надо отметить, что и среди русских евреев подавляющее большинство — это, как правило, профессионалы, и что не менее важно — граждане своего города, края, страны. Так же, впрочем, как и общинные, более «еврейские» и более «израильские» евреи. И это ещё один из парадоксов российского еврейства. Двойное гражданство, российское и израильское (не только номинальное, по паспорту, но и, возможно, ноуменальное) — явление среди евреев хорошо распространённое. Евреи ни в ментальном, ни в духовном плане, на наш взгляд, за «двести лет вместе» существенно не изменились.

Ю. Гончаров в «Очерках истории еврейских общин Западной Сибири XIX - начала XX вв.» (глава «Евреи в сибирском социуме») пишет: «После скученности, перенаселенности и нищеты районов черты оседлости, Сибирь с ее огромными богатствами и обширными территориями казалась евреям краем неограниченных возможностей. Как писал современник: «Этот обширный край с недостаточным населением представлял: обширное поле труда и богатства... Евреи, поселившиеся в этом благодатном крае (как они его сами называли) скорее других пришельцев могли заметить эти изобилующие богатства новой страны: переход из мест прежней постоянной их оседлости, – где они были тысячами скучены в бедных местечках, – был слишком резок. Поэтому сибирские евреи «не уповали даже на вторичное переселение в землю обетованную»... Во второй половине XIX в. складывается также особый тип ментальности сибирских евреев. Исследователи отмечали их зажиточность, меньшую набожность, близость по образу жизни, характеру и привычкам к местному русскому населению, развитое чувство достоинства, свойственное сибирякам в целом... В. Рабинович пишет: «Как и большинство сибиряков, они были либо преступниками, нарушившими закон, либо авантюристами и искателями приключений, либо хваткими, образованными и предприимчивыми коммерсантами. В психологическом портрете этих людей преобладали: деловая сметка, высокая социальная активность и мобильность, терпимость к инакомыслию, отсутствие раболепия перед властью, чинами и чиновниками, склонность к либеральным политическим течениям, яркий индивидуализм, странно сочетающийся с корпоративностью и коллективизмом... Важно, что в окружающем обществе преобладал тот же психологический тип. Евреи не выглядели ни бунтарями, ни «белыми воронами»... Здесь не обвиняли и не обвиняют в эксплуатации евреев: сближение евреев с христианским населением совершалось быстро, и без всякого труда и принуждения»... С течением времени типическая внешность бывшего еврея «черты» стирается мало по малу, и он, часто незаметно для себя, становится рабом окружающей среды – он подражает, внешним образом ассимилируется и начинает любить свою новую родину... Газеты этого времени писали: «еврей в Сибири ничем не отличается от сибиряка другой национальности ни по внешнему облику, ни по образу жизни...»[16].

А вот какие свидетельства приводит в своей книге «Очерки времён и событий. Из истории российских евреев» Феликс Кандель: «Исследователь жизни евреев Сибири писал: "Гостеприимство у сибирских евреев развито не менее, чем у сибиряков вообще... К вашим услугам будет и стол его, и квартира, он снабдит вас всеми необходимыми вам сведениями, члены его семьи будут ухаживать за вами, словом, вы встретите у него самый радушный прием... Сибиряк-еврей обладает весьма ценной чертой — чувством человеческого достоинства и отсутствием высокомерия. Характер у него — мягкий и прямой. Он никогда не скрывает своей принадлежности к еврейской нации, никогда не будет унижаться перед чиновником и не допустит обиды со стороны последнего" [17].

Стивен Ципперштейн («Евреи Одессы») настаивает на том, что «с энтузиазмом относились они (евреи. – Автор) и к музыке в целом, что выражалось в особой настойчивости, с которой одесские евреи обучали своих детей музыке... В обстановке, в которой музыка высоко оценивалась, а музыкальный талант хорошо вознаграждался, очарование музыкой и виртуозное её исполнение можно рассматривать и как отражение страстного стремления евреев занять новые позиции в обществе»[18, с.].

Tempora mutantur et nos mutamur in illls… Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Этой участи никто не способен избежать. Однако евреи (интеллигенция, прежде всего, и ортодоксальные иудеи) в своих сущностных, фундаментальных основаниях остались неизменными. Скрипочка Ротшильда – это куда более значимый «маркер» еврейского, чем миллионы Ротшильда.

Автор полагает, что цели и задачи, поставленные им, в известной степени достигнуты и решены. «Еврейский след» в культуре России, Сибири и Красноярья если и не исследован в достойной полноте, то уж во всяком случае, обнаружен. И признан позитивным.

Список использованной литературы


Электронная еврейская энциклопедия. Россия Евреи на территории Древней Руси до 14 в. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.eleven.co.il/article/15437


Солженицын, А. И. Двести лет вместе [Электронный ресурс]: / А. И. Солженицын. - Режим доступа: http://sila.by.ru/1.htm


Рывкина, Р.В. Евреи в современной России [Текст] // Общественные науки и современность: Научный журнал. - 1996. - № 5. – 58 с.


Слезкин, Ю. Эра Меркурия: Евреи в современном мире [Текст] / Юрий Слезкин; авторизованный перевод с англ. С. Б. Ильина. - М.: Новое литературное обозрение, 2005. - 544 с.


Быков, Д. Двести лет вместо [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://berkovich-zametki.com/Nomer24/Bykov1.htm


Глейзер,С. Как «филосемит» Буровский поправил самого [Электронный ресурс]: / СеменГлейзер. - Режим доступа: http://www.jewniverse.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=865


Электронная еврейская энциклопедия. Сибирь [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=13784&query=%D1%C8%C1%C8%D0%DC


Карпенко, И. Посередине земли сибирской [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.lechaim.ru/ARHIV/186/region.htm


Карпенко, И. Как пришли евреи в Томск и отчего остались [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://han.gorod.tomsk.ru/index-1241440571.php


Поволоцкий, Ю. Генрих Литинский: Судьба и творчество [Электронный ресурс]: / Юрий Поволоцкий. - Режим доступа: http://www.21israel-music.com/Litinski.htm


Орехова, Н. Этноатлас. Народы и народности, населяющие Красноярский край Евреи [Электронный ресурс]: / Наталья Орехова. - Режим доступа: http://www.krskstate.ru/society/nations/etnoatlas/0/etno_id/109


Энгель, Ника Еврейская душа Сибири [Электронный ресурс]: / Ника Энгель. - Режим доступа: http://jig.ru/index4.php/2006/05/30/evreiskaya-dusha-sibiri.html


Годенко Михаил Семенович [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.memorial.krsk.ru/martirol/go_goli.htm


Коновалова, Е. Анатолий Левитин: «Не всякий, кто умеет хорошо рисовать, художник» [Электронный ресурс]: / Елена Коновалова. - Режим доступа: http://www.newslab.ru/news/article/333617


Владимир Фирер – постановщик [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mariinsky.ru/company/designers/firer/


Гончаров, Ю.М. Очерк истории еврейских общин Западной Сибири XIX - начала XX вв. [Электронный ресурс]: /Ю. М. Гончаров. - Режим доступа: http://new.hist.asu.ru/biblio/evrei/71-83.html


Кандель, Ф. Евреи Сибири [Электронный ресурс]: / Феликс Кандель. - режим доступа: http://www.chassidus.ru/library/history/kandel/2_12.htm


Ципперштейн, С. Евреи Одессы История культуры 1794 — 1881[Текст]: монография; научная ред. и перевод с англ. А. Локшина. - М., Иерусалим: Гешарим, 1995. – 208 с.