четверг, 20 июня 2013 г.

Чиновники на страже границ спорта

Проблемы адаптивного спорта — косность и нерасторопность чиновников, а так же пассивность инвалидов. В этом «скорбном списке», кроме того, отсутствие стимулов и недостаток финансовых средств.
Бородинцу, инвалиду I группы Андрею Алексееву доподлинно известно, почему в некоторых городах Красноярья адаптивный спорт, то есть спорт инвалидов, развивается, а в других, например, в городе Бородино, его просто нет. Инвалиды есть, а спорта нет.
По мнению Андрея Алексеева, в конце мая ставшего победителем в армрестлинге на краевой Спартакиаде среди инвалидов «Спорт без границ», в Бородине адаптивному спорту не уделяют должного внимания. Ни местная власть, ни общественные организации, ни сами инвалиды.
Не жалейте инвалидов — жалуйте

Как известно, спорту в структуре социализации инвалидов и людей с ограниченными физическими возможностями придаётся значение важнейшего из элементов. И не только в профессиональном сообществе социальных работников и реабилитологов, но и на правительственном уровне, что отражено в соответствующем федеральном законе.
Андрей Алексеевич считает, что в Бородине дело не сдвинется с мёртвой точки до тех пор, пока инвалидам не создадут необходимые условия для занятий спортом. Не выделят помещения, отвечающие тренировочным, и, разумеется, санитарно-гигиеническим требованиям, не приобретут необходимый инвентарь, не проявят должную активность в пропаганде спорта. Кроме того, инвалидов, в чем убеждён Андрей Алексеев, необходимо поощрять. И не только морально, но и материально.
-За победу на III летней Спартакиаде, - рассказывает Андрей, - мне в Красноярске был вручён электрический чайник, не бог весть что, но приятно. Тем более, что спартакиада инвалидов не относится к разряду обильно финансируемых... деньги на мою поездку, к примеру, собирали с миру по нитке, за что я безмерно благодарен Наталье Булгаковой, заведующей отделением реабилитации Центра социального обслуживания г. Бородино. По приезде домой мне, кроме грамоты, вручили премию в две тысячи рублей. Тоже приятно, но... почему две, позвольте спросить, а не пять, не десять? Почему не новая коляска? А потому что отношение к нам, инвалидам, не меняется столетиями. Нас жалеют, сирых и убогих, а мы и той малости, что нам подают, должны быть рады. Но среди нас есть и строптивые, между прочим. В прошлогодней, II летней Спартакиаде вместе со мной участвовал Александр Бабченков, у него третья группа инвалидности, и он был первым в армспорте. Мне тогда повезло меньше: второе место в армспорте, третье в плаванье. В этом году Саша отказался участвовать в соревнованиях. Нет материального стимула. Поеду ли на следующие соревнования я, учитывая всё сказанное плюс мой возраст, а мне всё-таки 45 лет, — вопрос открытый. Наверное, поеду. Но, скорее всего, в последний раз.
Для Андрея соревнования — это, скажем так, привычная форма существования. И, что ещё важней, комфортная, причём, равно и в психологическом и в физическом плане. Но не главная. Выше побед и боевой конкуренции он ставит сам спорт, ежедневный, изнурительный, многочасовой, до седьмого пота. Для себя и во имя семьи, поскольку он для своего сына Семёна, к примеру, безусловный образец несгибаемости, целеустремлённости и просто правильного поведения. И спорт - это не хобби, а собственно содержание жизни, один, как утверждает Андрей, из её смыслов.
-Если остановлюсь, даже ненадолго, - поясняет он, — лягу в кровать, и не исключено, что навсегда. Так что спорт — моя судьба. Мне без него никак.
Кстати сказать, одна из причин того, что Андрей Алексеев всё ещё ездит на соревнования — его «состоятельность». Андрей по местным понятиям бизнесмен средней руки, и, что называется, располагает средствами. Так, конечно, было не всегда. Однако в отличие от большинства своих собратьев по несчастью, он наделён незаурядными предпринимательскими способностями и завидной социальной активностью, поэтому без средств к существованию, очевидно, не останется ни при каком кризисе. Недаром его, не имеющего никакого специального образования, однажды избирали председателем Общества инвалидов.
Андрей Алексеев с сыном Семёном
Андрей пассивность инвалидов считает серьёзным тормозом в улучшении ситуации со спортом. Да, действительно, не все из них награждены силой духа, и в массе своей они зависимы от сильного, от начальства, боятся перемен и не верят в улучшение участи. Безотрадность существования толкает инвалидов к таким порокам, как пьянство и наркомания. Примеров тому немало. Говорят, что плетью обуха не перешибёшь. Но много ли усилий предпринималось в Бородине для того, чтобы коренным образом изменить ситуацию? Едва ли. Здесь, к примеру, никогда не было и нет до сих пор приспособленного для инвалидов спортзала, пусть даже и с минимальным набором оборудования. Мне могут возразить: «А как же теннисная и тренажёрная комнаты в отделении реабилитации, что по ул. Горького?» Но ведь этого явно недостаточно, тем более, что, как утверждает Андрей Алексеев, разница между занятиями спортом и реабилитацией весьма существенна. По большому счёту, спорт и не входит в функционал сотрудников отделения, хотя они и рады помочь инвалидам, чем могут. Да вот помочь практически нечем. Между прочим, в отделении нет душевой комнаты, нет ни вытяжной вентиляции, ни кондиционеров, ни специального освещения.
-Чем же ты восполняешь отсутствие тренировочной базы? Как и где, кроме отделения, тренируешься? - спрашиваю Андрея.
-Хожу большую часть дня на костылях, иначе говоря, хожу руками — вот и все мои тренировки, - отвечает он, горько усмехнувшись. - Для того, чтобы люди стали заниматься спортом, их необходимо, как теперь модно говорить, мотивировать, создавать достойные условия для тренировок. Кроме того, повторю, спортсменов необходимо стимулировать, поощрять, особенно тех из них, кто достиг серьёзных результатов, либо стремится к ним. И речь, конечно, не только о победах на соревнованиях. К примеру, у меня есть определённые успехи в теннисе, но в последние годы до призовых мест дело никак не доходит. На краевых соревнованиях в апреле занял только пятое место. А знаешь, почему? Потому что у меня коляска тяжёлая, весит 27 килограммов, и в игре её часто приходиться стопорить, а потом снова разгонять, - замучаешься. У моих же соперников лёгкие, от 15 до 7 килограммов, специализированные коляски для игры в теннис. Есть разница? Правда, и цена у них немаленькая, от 50 до 150 тысяч рублей.
-Ты уже дважды упомянул о колясках, - «подкалываю» Андрея, - теперь тебе наверняка город подарит самую дорогую. Да и заслужил ты её, наверное, ведь столько побед на твоём счету за последние 10 лет.
-Город... Около восьми лет назад у нас жил такой энтузиаст спорта, переселенец из Средней Азии, инвалид Крикунов, хороший теннисист и шахматист (он в Бородине секцию шахмат возглавлял), имевший даже какие-то серьёзные награды. В те годы, благодаря его авторитету и поддержке города, «инвалидскому» спорту было положено начало, и довольно бурное. С Крикуновым мы, к примеру, ездили на парасибириаду в Тобольск. А теперь, когда, казалось бы, материальные условия в бюджетной сфере заметно улучшились, нам почти ничего не перепадает, а ведь край располагает немалыми финансовыми ресурсами! Правда, обещали купить инвентарь на 86 тысяч рублей (сначала на 200), штангу тяжелоатлетическую, дартс и ещё кое-какое оборудование. Обещали и комнату выделить в здании, которое занимает лыжное отделение ДЮСШ... Другие помещения, в которых нам предлагали заниматься, инвалидам не подходят. Это либо второй этаж («тренажёрка» филиала СУЭК «Разрез Бородинский»), либо тесное помещение спортзала возле школы №3 (бывший тир), в котором пот струится по стенам.

Прямая обязанность администрации

-Дай-то бог, чтобы то малое, что вам обещано, появилось. Но, согласись, эти приобретения проблемы не решат, - говорю Андрею.
-Конечно, нет, - соглашается со мной собеседник. - Не знаю, насколько хорошо чиновники Лесосибирска, Сосновоборска, Железногорска, Зеленогорска и Красноярска относятся к «своим» инвалидам, но они на все соревнования приезжают большими командами. Из маленького Сосновоборска (население — 30 тыс. человек) на последней спартакиаде было около 30 участников. Наш городок ещё меньше, население менее 17 тысяч, и я один-единственный участник! А ведь в Бородине около тысячи людей с ограниченными возможностями. Так вот, в этих городах развиваются такие виды спорта, которые нам и не снились, например, пауэрлифтинг, волейбол сидя, лёгкая атлетика (прыжки, толкание ядра), гонки на колясках, дартс... И в них участвуют и мужчины, и женщины, и дети. Для того, чтобы расшевелить инвалидов, надо сначала разбудить местных чиновников.
С Андреем Алексеевым трудно не согласится. Это их, чиновников городской администрации, профессиональная обязанность — попытаться заинтересовать инвалида спортом, вселить в его душу надежду на лучшее. Дать несчастному одиночке, лишённому возможности общаться и участвовать в совместной деятельности, радость чувствовать себя человеком среди людей.
Конечно, для значительной части инвалидов число ограничений в любом случае останется достаточно большим, но какая-то часть из них в результате занятий спортом всё-же будет преодолена. Насколько всё это серьёзно и для обретения душевного комфорта, и в конечном счёте для продления жизни человека, понятно не только специалистам. Занятия спортом безусловно лечат и тело и душу. Это не надо доказывать.
-Мы не знаем, кто конкретно должен заниматься этой проблематикой, - говорит Андрей Алексеевич, - но в Федеральном законе № 329-ФЗ сказано: «Федеральный орган исполнительной власти в области физической культуры и спорта, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления совместно с общественными объединениями инвалидов способствуют интеграции инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья в систему физической культуры, физического воспитания и спорта посредством физкультурно-спортивных организаций. И еще: «Развитие спорта инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья основывается на принципах приоритетности, массового распространения и доступности занятий спортом».
Прав мне, кажется, Андрей и в том, что деньги на осуществление закона обязательно найдутся, стоит только проявить необходимую настойчивость. Находят же их ежегодно на осуществление многочисленных социальных проектов.
Бывший наркоман и хулиган, как сам себя аттестовал Андрей Алексеев, едва оставшийся в живых после автоаварии, произошедшей 20 лет назад, год пролежал в кровати, и, по его признанию, жив доныне и радуется жизни по двум простым причинам. Первая: вера в бога Кришну, которого он никому не навязывает. Вторая: спорт, за который он агитирует всех «встречных и поперечных», но пока, увы, не очень успешно. Ему очень не нравится слово «инвалид», еще больше не нравится толерантное словосочетание - «лицо с ограниченными возможностями». Андрею больше по душе западный вариант, в котором объединены и «лицо» и «инвалид», но на абсолютно иной, подлинно гуманистической основе: «Человек с повышенными потребностями». Будучи оптимистом, Андрей Алексеевич убеждён, что когда-нибудь и у нас так станут именовать увечных людей. Но сначала и общество и его слуги должны научиться эти потребности удовлетворять.