среда, 29 мая 2013 г.

С лечением торопиться не следует. Надо поспешить с диагностикой

Все без исключения двухэтажные дома в центре города Бородино тяжело и, возможно, неизлечимо больны. Построенные в самом начале 50-х годов прошлого века, они в последние десять лет разрушаются особенно интенсивно. И снаружи, если судить по фасадам, и изнутри. В квартире Екатерины Филон, живущей на втором этаже дома №8 по улице Горького, глубокие трещины опоясывают стены комнат. От пола до потолка. Не намного лучше обстоят дела и у её соседей с первого этажа. Что необходимо предпринять для спасения дома? Для начала, как говорят специалисты, нужно подробно изучить его состояние.


Дом по Горького, 8. С виду вполне благополучный

Исправимый оптимизм
В конце мая дом №8 обследовался межведомственной комиссией при городской администрации, рекомендовавшей управляющей компании ЖКХ ООО «Ваш управдом» провести инструментальную экспертизу здания, поскольку визуальное обследование не даёт необходимой полноты информации. О грядущей судьбе дома, равно как и о возможности дальнейшего в нём проживания, по мнению комиссии, можно будет говорить только после получения результатов экспертизы.

«Нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить», - утверждали неисправимые оптимисты братья Стругацкие. Однако прогнозы представителей комиссии в отношении дома №8 далеко не оптимистичны. Директор муниципального казённого учреждения «Служба единого заказчика» Лариса Иглина не исключает, что конструктивные повреждения дома могут иметь необратимый характер. И тогда никакой капитальный ремонт его не спасёт. Кроме, может быть, самого радикального, а значит и самого затруднительного и затратного. Жильцы дома считают, что основная причина происходящего — просадки фундамента, сложенного из бутового камня. Стены дома, как они говорят, «ходят ходуном», отсюда и многочисленные, разрастающиеся день ото дня трещины.

В зоне обрушения
Все три комнаты одинокой пенсионерки Екатерины Филон «украшены» разнообразными трещинами: горизонтальными, вертикальными, прямыми и волнистыми, мелкой сеточкой и крупными разломами. В один из таких разломов, разорвавших кирпичную кладку стены, примыкающей к эркеру (оконному «фонарю»), свободно входит ладонь... и выходит в смежной комнате. Это не единственное, но самое активное по скорости роста прободение. Судя по тому, что зимой несёт холодом из широкой трещины, обрамляющей эркер сверху, студёный воздух беспрепятственно проникает из под его кровли. О разрушительном характере деформаций, вызвавших образование трещин, говорят и перекосившиеся подоконники, а также лопнувшее стекло на окне, «смотрящем» на городскую администрацию. В этой комнате хозяйка уже несколько месяцев ничего не подмазывает и не подбеливает, поняв бессмысленность продолжающейся годами «маскировки» трещин. Теперь она их просто затыкает тряпками, и почти ежедневно сметает песок, обильно сыплющийся из разверстых стен. В другой комнате, прикрытые обоями, повреждения стен не столь явственны, но для того, чтобы убедиться в их наличии, достаточно провести по обоям рукой. Местами трещины просто порвали обойную бумагу. Надо сказать, что все комнаты в квартире расположены в одну линию, и Екатерина Романовна всерьёз опасается, что неизбежен день, когда «фонарная» стена, а вслед за ней и стены остальных комнат рухнут вниз.

В этом доме семья Филон поселилась в 1974 году. «Жили не тужили, - вспоминает Екатерина Романовна, - хотя, конечно, случались и неприятности. В середине 80-х годов, к примеру, после ливней в двух комнатах обвалилась штукатурка по краям потолка, с квадратный метр и более. Но мы не паниковали, потому что знали наверняка — придут кровельщики и штукатуры, наладят потолок. Сейчас всё по-другому. В 2000 году крышу на доме перекрыли, но протечки не прекратились. С полмесяца назад хорошо дождило на лестничной площадке и в моей квартире. Приходили мастера, что-то делали на чердаке, но у меня нет уверенности, что вода с потолка больше не польётся. И тем более нет надежды, что отремонтируют стены.»
Екатерина Филон
Трещина опоясывает эркер

Аргументы Екатерины Романовны
Своё «безверие» пенсионерка объяснила тем, что, кроме естественного старения дома, он долгое время подвергался внешним воздействиям, которых можно было избежать, или минимизировать их вред. Около десяти лет назад коммунальщики ремонтировали вблизи с фасадом теплотрассу, оставив на зиму открытыми и канаву и яму под будущий колодец. Кроме того, после окончания земляных работ, не был восстановлен бордюр тротуара, благодаря чему талые и дождевые воды потоком устремлялись к отмостке здания, проникая в фундамент. Вот после этого, утверждает Екатерина Романовна, и пошли трещины по фасаду и комнатам. В прошлом году жители дома направили коллективное письмо с просьбой о ремонте фасада в управляющую организацию, ООО «Ваш управдом». Осенью огромные проплешины, одна из которых «красовалась» прямо на эркере под окном Филон, заштукатурили. Но несколько лет до этого кирпичная кладка на значительных участках оставалась открытой и для атмосферной влаги, и для ветра, и для солнца. Разумеется, между кирпичами образовались пазухи, а в самой кладке трещины. Поползли трещины и по штукатурке внутри дома.

В квартире №2 на первом этаже, где проживает бабушка Никонида Мезенина, трещин бесчисленное множество, и они хорошо прощупываются под обоями, отчетливо видны под потолком, в нишах отопительных батарей. Дети Никониды Тимофеевны, кстати сказать, недавно делали здесь ремонт. Но остановить расползание трещин им удалось ненадолго.

Соседка бабушки по этажу Вера Орловская тоже не так давно закончила ремонт. Причем основательный. Радость от преобразившейся квартиры была недолгой. Вскорости после завершения ремонта, и на стенах, включая несущую, и на потолке стали появляться трещины, которые она долгое время тщательно шпатлевала. «Но за ними не угнаться, - жалуется Вера Ивановна, - всё время появляются новые, а уже заделанные, раскрываются вновь.» Особенно много трещин появилось в последние годы, причём и с той стороны фасада, где велись земляные работы (коммунальщики заводили трубы прямо под цоколь, над которым расположена одна из её комнат), и с противоположной, которую никто сроду не тревожил.

Спрашиваю у жильцов, почему столько лет терпели, не били тревогу? Жительницы первого этажа ответили, что у них эти неприятности начались сравнительно недавно, а Екатерина Филон, по её признанию, долгое время жила надеждой, что «как-нибудь да обойдётся». Кто из них виноват в сложившихся обстоятельствах? Разумеется, никто. Эти бойкие на вид женщины из другой — советской - эпохи, и они на самом деле очень деликатны - не хотели никому докучать, полагая, что коммунальщики вместе с городским начальством и так всё знают. Ко всему прочему, они сызмальства привыкли рассчитывать на собственные силы и ещё... на авось. В итоге, заявления в соответствующие инстанции были отправлены только в этом году: в конце февраля по поводу трещин, и в конце апреля с просьбой восстановить бордюрное ограждение.

Чем сердце успокоится?
Дом по Горького, 7 (Отделение реабилитации ЦСО, редакция газеты "Бородинский вестник")
Директор Службы единого заказчика Лариса Иглина, комментируя ситуацию, сказала:
- Бордюры мы поставим на место в ближайшее время, думаю, что это не проблема. А вот с самим домом даже не одна, а несколько проблем. Разумеется, он нуждается в ремонте, но пока не понятно, какой степени сложности. Инструментальную строительную экспертизу проводят специализированные организации, но стоит она недёшево. Разбег цен, в зависимости от характера и объёма исследований, от 35 тысяч рублей до 500 тысяч. Понятно, что на счету дома больших денег быть не может в принципе, но мы всё-равно обращаемся к «Вашему управдому» с рекомендацией об экспертизе. Известно, что с будущего года все капитальные ремонтные работы будут производиться только за счёт средств собственника, накапливаемых в едином фонде капремонтов. А пока управляющие компании могут оперировать теми деньгами собственников, которые предназначены для текущих ремонтов, и с согласия собственников. Понятно, что в таких небольших домах и начисленные на текущий ремонт средства невелики.

Рассуждая о возможных перспективах дома №8, Лариса Юрьевна заметила, что благополучному развитию «сюжета» препятствует несколько обстоятельств. До настоящего времени город не включён в региональную программу Фонда содействия реформированию ЖКХ на 2013 год. Одним из главных условий для этого, а значит и дальнейшего финансирования неотложных капитальных работ, является установка общедомовых приборов учёта, причём на всём жилом фонде. Это первый камень преткновения. Второй — это капремонт фундамента (предположим, что причина неприятностей дома №8 именно в нём). В документах Фонда фундаменты как объекты ремонта не упоминаются.

И ещё одно немаловажное обстоятельство, на которое Лариса Иглина просила обратить особое внимание. Даже если дом будет признан аварийным, его невозможно будет включить в краевую программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, которая действует до конца 2015 года. Для включения требовалось признание дома аварийным ещё до 1 января 2012 года. Таких домов в городе только три, это бараки, признанные непригодными для проживания еще в начале нынешнего века.

Связаны одной цепью
Как же тогда быть с заявлением главы г. Бородино Анатолием Борчуковым, опубликованным в газете «Бородинский вестник» 18 апреля 2012 г., в котором он утверждал, что (цитирую) «новые квартиры ждут жители ветхого и аварийного жилья по ул. Советской, 58 (барак), на улицах Ленина и Бородинской (два барака), Горького, 3»? Оказывается, что это совсем не так. Бараки, по словам Ларисы Иглиной», действительно признаны аварийными. А двухэтажный благоустроенный дом по ул. Горького, №3 никогда не имел такого статуса. Получается, что, глава оговорился или выдал желаемое за действительное. Но, как уверяют жильцы, на многих из них слова Анатолия Николаевича подействовали весьма даже успокаивающе. Люди уверовали в то, что о них не забыли, и что скоро они обретут новые квартиры. Без лишних хлопот, без обивания порогов чиновничьих кабинетов.

На самом деле, у дома №3 те же проблемы, что и у соседа по улице, дома №8. Правда, не столь ярко выраженные, если говорить о состоянии квартир, и просто чудовищные, если иметь в виду состояние одного из подъездов, от тамбура до чердака. В доме №8 оба подъезда выглядят вполне благопристойно.

Вряд ли, как мне кажется, чтобы неприятности, сродни тем, что испытали на себе жители этих домов, обошли стороной жителей дома №4. Стоящему, как и большинство домов в исторической части Бородина, на бутовом фундаменте, и построенном из тех же, судя по всему, никудышных материалов. Похоже, что далеко не всё ладно и в обшарпанном здании, где, между прочим, расположена «Служба заказчика» (дом №6). И в здании, где находится отделение реабилитации центра социального обслуживания, в шлакоблочной кладке одной из стен которого образовалась огромная каверна (дом №7).

Справедливости ради, надо сказать, что жители дома №3, в отличие от жильцов соседских домов, начиная с 2010 года несколько раз обращались с заявлениями о необходимости капремонта и в Службу строительного надзора Красноярского края, и в «Ваш управдом», и в администрацию города, и лично к главе. Но всё тщетно. Может быть, надо было проявить большую настойчивость, и тогда они попали бы в программу переселения, - кто знает?

Главный инженер «Вашего управдома» Игорь Каминский согласился с тем, что все двухэтажки на Горького страдают примерно одними и теми же болезнями. И что, скажем, тому же дому №3, еще три года назад, после визуальной экспертизы, произведённой ООО «Научно-технический прогресс» (Красноярск), был вынесен «смертный приговор»: «Техническое состояние строительных конструкций недопустимое. Дом представляет опасность для пребывания в нём людей и состояния оборудования. Производить страховочные мероприятия и капремонт экономически нецелесообразно». Степень износа дома по данным инвентаризации 1964 года составляла 32%. Нетрудно посчитать, насколько дом «износился» к сегодняшнему дню.

- Что касается инструментальной экспертизы, - сказал Каминский, - желательно, чтобы жильцы как можно скорее провели собрания, на которых специалисты «Управдома» предложили бы им тот или иной вариант обследования и утвердили смету расходов. Без знания подробной картины технического состояния дома, разговор о его ремонте или сносе преждевременен.

Есть ещё один гипотетический вариант решения этой непростой задачи. Как известно, срок бесплатной приватизации жилья продлён до 1 марта 2015 года, следовательно, на тот же срок продлена и деприватизация. Выходит, что жители любого из проблемных домов, получив в установленном порядке заключение о невозможности проживания в таком доме, до устранения причин невозможного проживания, вправе возвратить свою собственность муниципалитету. А после ремонта вернуться в свои квартиры. Либо переселиться в новые, если дом снесут. Прецедентов этому в России ещё не было. Почему не попробовать?

Опубликовано также в несколько ином виде в газете "Красноярский рабочий" 6 июня 2013 г. и на сайте газеты:  http://www.krasrab.net/?s=%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80+%D0%B3%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D1%91%D0%B2&x=9&y=5