среда, 6 марта 2013 г.

Николай Зайцев: «Суть в простоте и системности»

Новаторская технология раннего опережающего обучения Николая Зайцева способна направить школу, «погрязшую» в прошлом, в русло современности.
С петербургским педагогом Николаем Зайцевым мы познакомились в маленьком сибирском городке Бородино еще в августе прошлого года. Встречались дважды, беседовали подолгу, но опубликовать интервью сразу не получилось. Не получалось по разным причинам и много позже. В итоге, надежда увидеть его напечатанным иссякла совсем. В том, что этот текст не утратил актуальности, убедила Виктория Кузнецова, бородинская ученица и соратница Николая Зайцева, устроившая одну из августовских встреч во дворе своего дома, под сенью тенистой ели. Но первый наш разговор с Зайцевым происходил в Центре по сохранению и развитию традиционной культуры «Возвращение к истокам» (ГДК «Угольщик»), руководимом отцом Виктории Виктором Авдеевым.

Интервью началось с вопроса, который, вопреки канонам журналистики, прозвучал не из уст интервьюера, а наоборот, интервьюируемого. В дальнейшем мы еще не раз поменяемся ролями. Невероятно энергичный для своих 73 лет, Зайцев беспрерывно поучал меня и пытался «склонить» на свою сторону.



Школа застряла в прошлом

НИКОЛАЙ ЗАЙЦЕВ: - Как вы думаете, какие предметы с точки зрения школьников самые скучные и неинтересные?

ВЛАДИМИР ГРЕВНЁВ: - Русский язык и математика.

Н.З.: - Правильно, и это доказано исследованиями. Получается, что основные по своей сути предметы вызывают отвращение у огромного числа школьников, причем уже на первом году обучения! Но иначе и быть не может при том неуважительном отношении к личности ребенка. Возьмем для примера математику. Первый класс школы ученик заканчивает, оперируя на уровне навыка правилами сложения и вычитания в пределах двух десятков чисел. В III четверти за целый урок ему полагается решить всего 3 задачи, причем крайне примитивных: «В гардеробе висело 8 пальто, 5 из них надели. Сколько осталось?» Вы не поверите, но вся эта чушь научно обосновывается. Оказывается, что ученик, решая подобные задачки, в процессе рассуждения переходит к обобщениям. Вот в этом искусственном занижении планки требований при отсутствии уважения к интеллекту детей — корень зла современных начального и оторванного от него среднего образования.

В.Г.: - Возникает сразу два вопроса. Первый. Неужели в прошлом использовались более эффективные методики преподавания? И второй. Насколько методики Зайцева результативнее ныне действующих в школе?

Н.З.: - Сначала коротко отвечу на второй вопрос, и не потому, что о достижениях говорить приятней, а для того, чтобы наглядно объяснить, существует ли прогресс и преемственность в педагогике. «Зайцевские» дети, и в этом, поверьте, нет и толики хвастовства, в семь лет легко переходят на обучению по программе третьего класса школы. Сложение, вычитание, умножение и деление в пределах и за пределами тысячи для них норма. Скажу больше, таких же результатов достигает и большое число пятилетних детей. И столь же легко, играючи! Все это простая констатация фактов, равно как и то, что все «зайцевские» без исключения любят уроки арифметики, словесности, родного и иных языков. То есть, методики Зайцева по ряду качественных параметров опережают официальные школьные, предоставляя детям возможность переключатся с уроков на другие, не менее важные для них занятия, например, гонять в футбол и лазать по деревьям, причем безо всякого ущерба для учебного процесса, и с большой пользой для здоровья. Кроме того, обучение доставляет детям удовольствие. И не только потому, что им неведомо принуждение. Процесс познания сродни приключению, увлекательной игре и вызывает постоянный, неослабевающий интерес. Это принципиально важно. Когда родители спрашивают у детей, как прошел урок, те зачастую не знают, что сказать. Какой такой урок? Они ведь просто играли.

С точки зрения эффективности, наши методики, в отличие от официально утвержденных, современны. И это уже ответ на первый вопрос. Техника и технологии рванули вперед, а российская школа осталась в конце XIX — начале XX веков, совершенно не отвечая на запросы времени. Кроме того, раньше действительно лучше учили, и это признано многими учеными. Я заканчивал школу в 1956 году, - мне есть с чем сравнивать. Средняя школа давала основы фундаментального образования, крепкие, надежные знания. Теперь не дает, и с этим не поспоришь.

В.Г.: - А как же компьютеры и Интернет? Уроки информатики, наконец?

Н.З.: - А никак. Есть такая замечательная книга, написанная двумя французами, «Дети процессора», у нас она была переведена в 2006 году. В ней говорится, что через 20 лет персональными компьютерами и Интернетом на уроках будут пользоваться все без исключения учителя. С помощью компьютера учитель оперативно привлекает необходимый материал, наделяя своих учеников информацией в необходимом объеме. Но вот насколько необходимой, какого качества, в каком объеме? Какой это даст результат, если говорить о России, когда сама педагогическая теория у нас устаревшая? Можно запихать, к примеру, в компьютер учебник алгебры и другие учебники, но зачем? Дабы не листать бумажные страницы? Сами по себе компьютеры не способны улучшить качество образования. Как и учебные пособия, их можно рассматривать только как вспомогательные средства обучения, и не более того. Пятьдесят лет назад мы безо всяких технических средств читали больше и лучше, писали грамотнее и ровным почерком. Считали гораздо лучше. Дети войны, все с переломанными судьбами, полуголодные, мы что, были умнее нынешних?

В.Г.: - Очевидно, тогдашняя педагогика соответствовала состоянию общества, его запросам, в полной или значительной мере учитывала физиологию и интеллектуальные способности детей.



Н.З.: - Именно так. Лев Толстой, величайший педагог, с 21-летнего возраста начавший обучать крестьянских детей, доказал на деле, что способные ученики могут читать и считать уже через четыре - пять уроков, неспособные после десяти, медленно, но верно. А сейчас, вы не поверите, после ста - ста десяти! Именно математика и обучение языкам — это то, что формируют логику, и чего, похоже, авторы современных методик и учебников, не знают.

Необходимо также упомянуть о традициях специализированного образования в СССР. В средней школе приучали к труду, кроме того, обучали и конкретным профессиям, не говоря уж о фабрично-заводских, ремесленных училищах. Одну из таких «ремеслух» окончил в свое время Юрий Гагарин, и не стеснялся этого... У нас теперь безрукая страна. Строят китайцы и таджики. В технологиях от цивилизованного мира мы отстали на десятилетия. Инновации стали большой редкостью. А почему? А потому, в частности, что нет у нас серьезного базового образования, нет серьезной и тем более передовой начальной школы, что необходимо для прорыва. Дмитрий Менделеев, великий химик и педагог, говоривший, кстати, что в школе после 16 лет делать нечего, сверстал базовую программу школьного обучения, которую впоследствии большевики взяли за основу. Долгие годы менделеевская расчасовка, за вычетом уроков Закона Божьего, использовалась в советской школе. А кто сейчас программы составляет? И кто пишет учебники? Такое впечатление, что темные люди. Не педагоги, любящие детей, и знающие толк в своем деле, а бездушные чинуши, ставящие своей целью не допустить со стороны школьников никакой работы мысли.

Надо также понимать, что и век учебника как такового прошел. Уже даже дошколята уверенно пользуются компьютером и многочисленными гаджетами. Их этому не учат специально, они просто наблюдательны и у них потрясающая моторная память. В обучении эту психическую функцию необходимо использовать, не полагаясь, разумеется, исключительно на электронику, которая на уроках может применяться в качестве подспорья, для получения справочной информации, например. Или в том случае, когда требуется машинная обработка информации. Наш девиз: «Глаза быстрее пальцев», поэтому в классах достаточно и одного компьютера.

Суть и судьба

В.Г.: - Информационные технологии, если я вас правильно понял, это прежде всего инструментарий, облегчающий и ускоряющий решение определенных задач, в том числе и в процессах обучения. С другой стороны, современные обучающие методики и разрабатываются в расчете на всевозрастающие потоки информации и высокие технологии, и развиваются в соответствии с современной мировой культурой, экологией, наукой, производством. В чем же суть вашей чудодейственной методики?

Н.З.: - Суть в простоте и строгой системе. Понимаете, я по природе своей системщик. Меня хлебом не корми, дай чего-нибудь системазнуть, то есть привести в порядок, причем обязательно работающий, продуктивный. Любая система состоит из первоэлементов. Если говорить о языке, это звуки и буквы. Далее по традиционной классификации идут слоги. Но мы, как я давно уже понял, читаем не по буквам. Вот, попробуй догадайся, что я сейчас сказал: «дэ-я-дэ-я-эс-тэ-ё-пэ-а», - «дядя Степа»! Однако мы не читаем и по слогам... мы, точно так же, как и наши предки, читаем по складам. И так читают во всех языках мира. Списки складов в учебных целях применялись еще в XII веке. В складах сочетаются не только согласные с гласными, но и согласные с согласными. Все склады у нас систематизированы, собраны в блоки. В верхней части таблицы — звонкие, внизу — глухие, слева — гласные и т.д. Есть у нас, кроме того, склады золотые, железные, деревянные... То же самое с кубиками, грани которых расписаны складами — это своего рода пространственные модели языка. В нашей методике большую роль играет и музыка. Пение в определенных ритмах — обязательный компонент наших занятий. Детям это, как вы понимаете, нравится. Музыка способствует закреплению материала, облегчает процесс языкового образования.



Виктория Кузнецова, Виктор Авдеев, Елена Андреева, Николай Зайцев

В.Г.: - Один из принципов обучения по Зайцеву формулируется так: «Слышишь, видишь, запоминаешь». То есть, на триединстве действий, базирующееся в свою очередь на триединстве основных элементов знания: букве, цифре и ноте.

Н.З.: - Верно, поэтому на стенах класса развешаны таблицы и ленты, языковые и математические. Это основные обучающие материалы, развивающие логическое мышление. За партами дети практически не сидят, не горбятся, зрение за чтением текстов не напрягают. Они ходят (бегают, прыгают, висят на потолке), мыслят, рассуждают и спорят. Им интересно постигать новое, разгадывать интеллектуальные загадки, искать причины «нестыковок», чтобы добиться правильного и красивого результата. И в этом, как в любой хорошей игре, огромный заряд позитивной энергии, здорового азарта.

В.Г.: - Умение наводить порядок в голове, формализовать задачи, причем, как вы говорите, играючи, очевидно, пригождается вашим питомцам во взрослой жизни, когда, допустим, возникают проблемы, сводящие с ума наших современников, связанные, к примеру, с поиском и использованием информации.

Н.З.: - Конечно. Ведь большинство людей не обучено классифицировать информацию, правильно распределять ее, делать соответствующие выводы и принимать решения. Умение все раскладывать «по полочкам» тут несомненно поможет. А лингвистические навыки помогут в освоении иностранных языков, и возраст здесь не помеха. Звучит, может быть, невероятно, но читать по-русски и по-нерусски многие наши дети способны уже в 5 лет, и без домашних заданий. Взрослые иностранцы, даже русского алфавита не знающие, начинают читать по-русски через 27 минут обучения — это худший вариант. Лучший — 18 минут. Дети, научившиеся читать, уже в 5 лет великолепно усваивают грамматику и синтаксис, умеют согласовывать, склонять, спрягать, правильно выстраивать предложение. Они только не знают названий этих действий. Если говорить о математике, и здесь результаты ошарашивающие. Пятилетки оперируют трехзначными числами после пятнадцати минут обучения, и, между прочим, с явным удовольствием. Вы бы видели с каким восторгом малыши решают примеры с делением без остатка тысяч и миллионов. У нас есть видеозапись 2-летней девочки, с помощью счетных палочек складывающей крупные двузначные числа. И это никакие не «индиго», а совершенно нормальные дети. К примеру, обычная группа 4-летних детей из обычного детсада в полном составе на третий день начинает читать. Девочки-близняшки Вики Кузнецовой, занимающиеся по методике Зайцева, в неполные два года хорошо понимают взрослую речь, умеют выражать свои мысли, чисто говорят.

В.Г.: - Все это, конечно, вызывает удивление и даже умиление, но так ли уж важно научить ребенка всем этим премудростям в раннем возрасте? Даже если речь не идет о «перегрузе». Наверстают ведь в будущем, доберут нужные знания.

Н.З.: - Вот вы сами и ответили на этот вопрос, а потом попали в свою же ловушку. Школа сжирает у детей все личное время. А в детстве надо так много успеть! И потанцевать, и в походы сходить, и за бабочками поохотиться, и просто пошалить-порезвиться. По сумме и качеству знаний наши результаты превышают результаты прогрессивного обучения по методике Монтессори. В процессе обучения мы выясняем кто есть кто, и уже в 3 года, не удивляйтесь, можем реабилитировать отстающего в развитии ребенка. В школу дураков он, поверьте, уже никогда не попадет. Мы не перегружаем детей ни психологически, ни физически. Наши методики, по мнению крупных специалистов от педагогики, медицины и физиологии, здоровьесберегающие. Мы экономим здоровье и время детей. Целые годы! Эх, кто бы только посчитал экономическую выгоду для страны... По нашему глубокому убеждению, 11-летний срок учебы в школе, и тем более планируемый 12-летний — совершенно не мотивированы. Достаточно 9-и лет обучения, максимум 10-и. В отношении «добора» знаний в будущем — это, как показывает практика, иллюзии. Никто к недоученному в прошлом не возвращается. Вообще, для учебы детство - идеальное время, поэтому использовать его надо с максимальной пользой. Но обучаясь по методикам Зайцева, ребенок успевает и попеть, и кино посмотреть, и в теннис поиграть, и гербарий собрать. Наши дети умненькие и здоровые. Кстати сказать, в хорошую погоду занятия обычно проводятся на улице.

Учебе школа не помеха

В.Г.: - Так, может, детей вообще не надо отдавать в школу?

Н.З.: - Нет, в школе учиться необходимо. Именно там происходит передача опыта от предков. Но, обратно-таки, чем быстрее процесс передачи, тем успешнее каждое новое поколение, вступающее во взрослую жизнь, тем выше благосостояние страны. Это проблема общечеловеческая, и мы вносим в ее решение свою посильную лепту.

В.Г.: - Случаются ли у ваших детей какие-нибудь затруднения в школе, в вузах?

Н.З.: Школа реагирует на «зайцевских», значительно иногда опережающих по знаниям своих сверстников, не всегда благодушно. А перевод в старшие классы у нас зачастую расценивают едва ли не как трагедию. Хотя, как нам известно, и есть тому масса подтверждений, нахождение малолеток в старших классах способствуют оптимизации микроклимата. В высшей школе у наших проблем вообще не возникает, в отличие от выпускников спецшкол, изначально «натасканных» на победы в олимпиадах. Наши любят учиться, умеют мыслить и планомерно осваивать материал.

В.Г.: - Как давно вы занимаетесь разработкой обучающих программ, как вообще пришли к идее создания собственной, оригинальной методологии обучения, что вас подтолкнуло к этому?

Н.З.: - Вплотную занялся в 1963 году, работая в Индонезии переводчиком, где обучал русскому языку тамошних высоких офицеров, включая командующего морской пехотой. Тогда и стал составлять первые таблицы для облегчения процесса обучения, тогда же примерно понял, что приходит время менять саму парадигму преподавания языков. Двадцать лет я преподавал русский язык, как иностранный. На мой взгляд, большой разницы в преподавании языков нет. Что русского, что иностранного. Как вы знаете, в России мало кто владеет языками. С этим просто беда. В школе языкам учат плохо, а после школы мало кто решается на учебу. Люди панически бояться учиться, боясь трудностей и больших затрат времени, и страхи эти во-многом обоснованы. Но благодаря методикам Зайцева изучение иностранного становится занятием необременительным и приятным, как для учеников, так и для учителя. Виктория Кузнецова, по ее словам, с удовольствием преподает английский, бородинцам «вживую», а учащимся из других городов России и Украины по скайпу.

В.Г.: - В каких направлениях ныне развиваются ваши методики?

Н.З.: - Мои коллеги работают не только в Петербурге и других крупных городах России. Только в Латвии у нас 8 площадок. Латышских детей учим русскому, русских латышскому. В Белоруссии наши методики признаны на государственном уровне, используются в общеобразовательных школах. Весьма востребованы наши методики преподавания армянского, французского, украинского, татарского и казахского языков. «Зайцевские» специалисты, что называется, нарасхват. По всей стране открываются новые центры, в которых работают педагоги, прошедшие обучение у нас, в Петербурге. Несколько лет назад и в Бородине появился образовательный клуб дошкольной подготовки, работающий по нашим методикам, «Зайчонок».

В.Г.: - С какой целью вы приехали в Бородино? Говорят, что за песнями.

Н.З.: - Точнее, за попевками. Мне показалось очень даже продуктивной идея использовать мелодии русских народных песен и наигрыши для озвучивания наших упражнений. В этом нам неоценимую помощь оказал Виктор Авдеев и его сотрудники, записавшие фонограммы упражнений, подошедшие к делу очень деликатно, по-настоящему профессионально, . Музыка - великая сила. У нас были дети, молчавшие от рождения до 4 и даже до 10 лет. Сначала они запели, потом заговорили, - представляете?

Очень много тем мы обсудили за эти два дня с Николаем Александровичем. Поговорили, к примеру, о том, какое значение имеют литературные тексты, используемые в учебниках и пособиях, и насколько современные учебники ужасны в этом отношении. «Это же просто национальное бедствие, - сокрушался старый учитель. - Возьмем, к примеру, буквари. Как это еще Задорнов не добрался до них? Такое впечатление, что они написаны людьми, не любящими русской словесности». Говорили и о воспитующем значении музыки. Мой собеседник уверял, что попса, как и все примитивное, низкопробное, у «зайцевских» не в почете. А еще Николай Александрович по просьбе гостей охотно спел две песенки на индонезийском. Спел бы и три, если бы в процесс не вмешалась спутница Николая Александровича, директор «Методик Зайцева» Елена Викторовна Андреева, «ужас, какая строгая», по его аттестации, напомнившая в десятый уже раз и о «давно пора спать», и об утреннем самолете в Питер. «Увы, скромный сотрудник Зайцев вынужден подчиниться своему директору и покинуть вас до следующего лета», - сказал он на прощание.

Ждать осталось недолго.


ВЛАДИМИР ГРЕВНЁВ
г. Бородино
Красноярский край

Фото ВИТАЛИЙ ЗОРИН


В 2013 году методологии Николая Зайцева исполняется 50 лет.

А 24 марта у Николая Александровича День рождения.

Николай Александрович Зайцев родился в 1939 г. в селе Холмы Новгородской области. Мать и отец, а также тетя и дядя — сельские учителя.

Закончил филологический факультет педагогического института им. Герцена (русский язык, литература и английский язык)

Работал воспитателем в детском доме, в колонии для малолетних преступников, в интернате для умственно отсталых детей, переводчиком при советской миссии в Индонезии.

В настоящее время ведущий специалист НОУДО (негосударственного образовательного учреждения дополнительного образования) «Методики Н. Зайцева» в Санкт-Петербурге.

Телефоны и сайт НОУДО «Методики Н. Зайцева»:

(812) 233-24-42, 233-24-45

http://www.metodikinz.ru/hello/