среда, 21 ноября 2012 г.

В переводе с латыни «семинар» - это «рассадник»


С рабочим визитом посетил город Бородино Красноярского края московский музыкант и фольклорист Сергей Старостин. Значимость этого события, уникального и для горняцкого города, и для Сибири вообще, трудно переоценить. Артист, имеющий мировую известность, Старостин, несмотря на занятость и малость городка (население всего 18 тыс. человек), принял предложение бородинцев, посчитав его вполне уместным.
 
Оптимистическая метафора
Кроме концерта, в котором Сергей Старостин выступал вместе с бородинским фольклорным ансамблем «Красна Русь», прославленный музыкант провёл семинар (творческую лабораторию) в форме мастер-класса, который длился два дня. «Рад скомрах о своих домрах» - так, похоже, не без доброй иронии назвали эту культурно-образовательную акцию её организаторы из Центра по сохранению и развитию традиционной культуры г. Бородино «Возвращение к истокам».




Кроме собственно «семинаристов», представителей пяти сибирских городов, которым выдали бейджи со словом «Артельщик», в мероприятиях участвовали «Заводилы» и «Кормильцы» из числа сотрудников Центра и участников «Красной Руси» и, наконец, «Глашатаи», то есть журналисты. Старостина наделили бейджем «Дорогой гость». Таким образом, функции участников, точно так же, как и рабочий график семинара были прописаны заранее и в тончайших деталях. Предполагалось, что число участников достигнет 50 человек. Увы, ожидания организаторов не оправдались. По разным причинам в Бородино приехали только десять музыкантов. Впрочем, это не вызвало, кажется, сильного огорчения ни у принимающей стороны, ни у мэтра Старостина. Сергей Николаевич так прямо и сказал: «Результатами весьма доволен. И отметьте, пожалуйста, что говорю это не из деликатности. Мы заняты очень непростым делом, связанным с возвращением в культурный обиход русской традиционной музыки, и рассчитывать на понимание, массовость и быстрый успех у сограждан, включая и музыкантов, пока не можем». А застрельщик семинара Виктор Авдеев, руководитель «Красной Руси» и главный «хранитель» Центра, высказался на этот счет метафорически: «В эмблеме нашего Центра изображены гусли, на одной из струн которых, порванной, кстати, зеленеет листочек. Вот благодаря таким событиям, как наша нынешняя лаборатория, листочек русской традиционной музыки и зеленеет, возрождаясь к жизни, пусть пока и не так бурно, как хотелось бы».
 
Традиционная, значит подлинная
Первый день Старостин сотоварищи посвятили двум семинарским занятиям, затратив на них около 10 часов чистого времени. Вначале речь шла о традиционных духовых инструментах русского народа, затем о традиционных струнных. Во второй день участники постигали традиционные формы ансамблевой игры. Затем сосредоточились на применении навыков традиционного исполнительства в современных музыкальных жанрах. И вот здесь необходима одна оговорка, объясняющая частоту употребления слова «традиционный». Сергей Старостин и его единомышленники считают, что современная культура, именующаяся русской народной, за редким исключением, ни русской, ни народной называться не могут. Это эрзац-культура, практически лишенная корневой системы, то есть базовой традиции, формировавшейся в России долгие века.
 
Новодельная народная музыка гораздо ближе к эстраде, причем далеко не лучшего качества, и большинство наших соотечественников именно её воспринимает как истинно народную, равно как и колхозно-канонический стиль (на самом деле разработанный ещё до колхозов и революции Василием Андреевым). За примерами далеко ходить не надо. Достаточно включить телевизор или радио, без устали демонстрирующие народную культуру, как один из вариантов масскульта и официоза: ряженные солисты, ансамбли, хоры, оркестры. Имя им легион.
 
По мнению Сергея Старостина, эрзац-культура практически полностью вытеснила аутентичную, корневую русскую музыку из концертных залов, из электронных СМИ и студий звукозаписи. Впрочем, на его взгляд, хотя ситуация, сложившаяся в отечественной культуре, и чудовищна, но небезнадежна. На бородинском семинаре Сергей Николаевич неустанно говорил о том, что всякий, кто работает с фольклором, должен честно признаться самому себе, что без изучения первоисточников музыкант наносит колоссальный вред и фольклору, и своим слушателям. То есть, возвращение к истокам должно начаться именно с музыкантов.

Учились играючи
Надо сказать, что Старостин привез в Бородино множество первоисточников народной музыки, то есть аудиовизуальные материалы из собственных архивов - результаты многолетних фольклорных экспедиций по областям России, в которых он участвовал, начиная с 70-х годов прошлого столетия. А самой первой из них, кстати, была экспедиция в Рязанскую область, после первого курса консерватории (Сергей Николаевич дипломированный кларнетист), где юный музыкант сподобился чуду, услышав тамошних бабушек и дедушек, носителей величайшей музыкальной и человеческой культуры.

Кроме записей, Сергей Николаевич привез более десятка инструментов из личной коллекции, и духовых, и струнных. Все они плюс инструменты из коллекции бородинского Центра активно использовались во время мастер-классов. Оказалось, что Старостин не только великолепный вокалист и инструменталист (никто, кстати, в точности не знает, сколькими десятками инструментов он владеет), но и прекрасный педагог.

Занятия проходили в игровой форме. Старостин подробнейшим образом объяснял коллегам что и как надобно играть. Показывал приемы звукоизвлечения из простецких на первый взгляд дудочек и рожков, гуслей, гудка, балалаек, обертоновых флейт калюк и флейты Пана, именующейся по-русски кугиклами. Используя проекционный экран, иллюстрировал сказанное и сыгранное образцами из аудио и видеоколлекции, по многу раз прокручивая отдельные фрагменты. В учебный и одновременно творческий процесс были вовлечены все. Приезжие артельщики (так в старину звали друг друга пастухи-рожечники, музыкальная элита России) вместе с местными заводилами, уже много лет и успешно музицирующих на традиционных инструментах, организовывались в ансамбли, дули в дудки, били в бубны, взаимодействовали в движении, пританцовывали и приплясывали, имитировали голосом звучание инструментов. Глашатаю была поручена роль музыкального эксперта, и он вместе с профессиональными «народниками» совершал одно открытие за другим.

Россияродина джаза
Первое и главное из них, полностью подтверждающее правоту Сергея Старостина: русская корневая музыка по своей философии и технологии безумна сложна, и одно только техническое овладение ее инструментарием требует нескольких лет кропотливого труда ам он потратил на обучение более пяти лет).Сложны также ритмическая организация, гармонические построения и принципы голосоведения. Сложны, но сложность эта неискушенному слушателю неведома.  

Напротив, русская музыка воспринимается как некая святая простота, и в этом одно из проявлений ее магии и красоты... Такова волшебная сила искусства. Впрочем, при желании можно обнаружить и мистические особенности русской музыки, заложенные в ней изначально. Демонстрируя изобразительные возможности традиционной музыки, Старостин попросил «семинаристов» спеть в медленном темпе «Миллион алых роз», в то время как исполнитель на колесной лире тянул одну низкую ноту (исон). Невинная песенка Раймонда Паулса вызвала у поющих... скорбь. Насколько скудны наши познания в собственной культуры говорит и такой факт. Пытаясь разобраться в ритмике исполняемых курскими бабушками на кугиклах мелодий, мы были потрясены собственными же выводами. Милые деревенские старушки с необычайной легкостью свинговали, то есть играли джаз. Сергей Николаевич на это заметил смеясь: «Это еще бабушка надвое сказала, что настоящая родина джаза США, а не Россия
 
 



Виктор Авдеев, Сергей Старостин, Владимир Гревнёв























Спустя несколько часов, выступая на концерте, Старостин расскажет о талантливости, мудрости и благородстве русского народа, проиллюстрировав это яркими примерами. Расскажет и о своей неграмотной бабушке, певшей ему на сон грядущий про козу, волка, людей, огонь и смерть... Повзрослев, он понял, что в этой песенке «законспектированы» принципы мироздания и механизмы взаимодействия всего сущего. Говорил Старостин немного и негромко, исподволь и деликатно подготавливая зрителя к пению. Зал, на первых песнях опешивший от непривычной тихости музыки, «нездешних» интонаций и недосказанности стихов, сначала нервно загудел, с трудом подавляя смешки, а затем, словно опамятовавшись, благоговейно затих. Пел Старостин хорошо забытые русские песни (сначала не был узнан даже «Шумел камыш», сильно отличающийся от упрощенного застольного варианта). Были среди них и гениальные, «Перепелка», например, и «Сашенька», «Дело было летом». Спел Старостин бабушкину смешную и загадочную «Козу» и свою собственную песню «Глубоко», от которой мороз шел по коже и жить хотелось ещё больше, чем до концерта. В общем, понравился Сергей Старостин бородинцам.  

Аплодировали ему не меньше, чем своим землякам, «Красной Руси», исполнявшим в основном традиционные русские песни. Думается, что и в ментальном, и в художественном плане сибирские музыканты хорошо соответствовали своему московскому коллеге. Это было не только сценическое, но также эстетическое и духовное содружество артистов - выразителей совершенно определенной идеологии традиционализма.

Надеемся, что бородинские музыканты простят автору отсутствие «разбора полета» и сколько-нибудь подробного описания их выступления. Причиной тому не злокозненность автора, а, скажем так, техническая невозможность рассказать обо всем, о чем рассказать хотелось бы. Однако не сказать того, что выступление было добротным, никак нельзя. Справедливости ради, необходимо также попенять ансамблю на недостаточную свободу, и музыкальную, и сценическую, выражающуюся в почти полном отсутствии вариативности и импровизации, свойственных творчеству Сергея Старостина, и используемых им в достаточной мере. Более того, как утверждает он сам, свойственных и русской музыкальной традиции.

Серьезное подспорье
В общем, концерт удался, и он был домашним, то есть таким, каким его замыслили и как назвали организаторы. Полагаю, что без преувеличения можно назвать домашней и саму атмосферу семинара. Участники отметили также высокий уровень организации и высокую результативность семинара. И доцент Красноярской академии музыки и театра Лариса Экард (ансамбль «Первоцвет»), и Галина Козорезова из Зеленогорска (ансамбль «Криницы»), Олег Иващенко из Лесосибирска (образцовый ансамбль «Веселуха), и Надежда Пономарева из Кызыла (специалист по староверческой культуре).
 
Руководитель детских и молодежных хоров и ансамблей абаканец Сергей Сухов заявил без обиняков, что как и большинство «народников», зарабатывает на стилизованной музыке, но к русской аутентичной музыке питает серьезный интерес, более того, воспринимает ее как науку, которую необходимо изучать. На семинар в Бородино Сергей приехал с тем, чтобы найти, по его словам, ответы на вопросы, связанные с традиционной музыкой, пообщаться с Виктором Авдеевым, знающем в этом деле толк, и, конечно, с Сергеем Старостиным, одним из самых высоких авторитетов в музыкальном фольклоре России.
 - Каким бы путем я не пошел дальше, - сказал в заключение Сергей Сухов, - полученные здесь знания обязательно применю на практике. Этот семинар для всех нас серьезное подспорье в изучении канонов русской музыкальной культуры, и этим опытом мы обязательно поделимся со своими коллегами.

Семинар «Рад скомрах о своих домрах» проходил в г. Бородино с 16 по 18 ноября в стенах ГДК «Угольщик». Залы для занятий были предоставлены безвозмездно.

ВЛАДИМИР ГРЕВНЕВ

Ансамбль «Красна Русь» (г. Бородино, Красноярский край) - лауреат многочисленных российских и международных премий, в том числе «Золотой Ирии» («Саянское кольцо», 2010 г.), обладатель премии Правительства РФ «Душа России» (2011 г.)

Сергей Старостин (Москва) — музыкант, фольклорист, председатель жюри фестиваля «Саянское кольцо» с 2005 г. ( в 2012 году переименован в «Мир Сибири»), номинант на премию BBC «World Music-2003».