вторник, 11 сентября 2012 г.

Бертран и его команда


В субботу, после «бородинской баталии», произошедшей накануне, закончилось «кочевье» по востоку Сибири архитектурного мастер-класса профессора архитектурной школы «Париж-ля-Вилет» Ксавье Жюйо. Группа из 10 человек, шестеро студентов института архитектуры и дизайна СФУ (г. Красноярск) и трое их коллег из Парижа начали свое путешествие еще в начале августа. А руководитель группы, сотрудник мэтра Жюйо Бертран Госселен, и того раньше, с апреля.

Сам Жюйо в этом году студентов не сопровождал, передав часть функций своему компаньону Госселену, но творческое руководство проектами взял на себя, управляя ими дистанционно. В августе команда Госселена обосновалась в Канске, где проектировала и строила гигантскую инсталляцию в заброшенном гражданском аэропорте. Эта артистическая акция входила в программу X Канского фестиваля видеофильмов. В конце месяца интернациональная бригада переместилась в город Бородино, чтобы построить инсталляцию на географическом стыке разреза «Бородинский» с селом Бородино. Этот объект сооружался в честь судьбоносной для России и «двух Бородино» битвы 1812 года, благодаря которой эти населенные пункты и появились на карте России.

Бертран Госселен в ансамбле с русским гусаром

Музыкант из г. Бородино В. Авдеев с жителями села Бородино
Фото команды Госселена

Депутат горсовета г. Бородино С. Комогорцев, Б. Госселен, управляющий разрезом "Бородинский" В. Маврин


Мы уже писали, какой виделась инсталляция её авторам изначально. Обосновывалась она принципами исторической и духовной преемственности между эпохами и людьми. Основная идея осталась прежней (ковш экскаватора как гигантский глаз и одновременно тоннель между прошлым и настоящим), но пути ее воплощения изменились кардинально. Причем немалую лепту в это внес управляющий разрезом «Бородинский» Виктор Маврин, после продолжительных дискуссий с художниками, воодушевившийся этой работой. Инсталляция была смонтирована на площадке, расположенной на борту разреза, за которой открывается панорама горного предприятия; «глаз» экскаваторного ковша направлен в сторону села. Дорога к ковшу представляет собой «ручей» из старых шпал, уложенных в створе между ковшом и старым Московским трактом. На пути следования к основному ковшу художники поставили еще два ковша из шпал, напоминающих также тепляки, в которых зимой согреваются горняки... Задумку с лучом зенитного прожектора, проницающего ковш с противоположного борта разреза, реализовать не удалось. Но когда в сумерках вдруг вспыхнули фонари, установленные в непосредственной близости от инсталляции, собравшиеся, как говорили в старину, возликовали. Оказывается, что даже при таком минимуме изобразительных и технических средств можно достичь необходимого художественного эффекта.
Фото Госселена
Это был несомненный успех, произошедший во многом благодаря Бертрану Госселену. Не будучи художником по образованию (он окончил два университета, Сорбонну как историк, а Нантер-ля-Дефанс как русист), Госселен, как рассказали мне его подопечные, в последнее время буквально фонтанирует идеями. И на будущее у него немало творческих планов. В том числе связанных и с Рыбинским районом. За неделю с небольшим мы с ним побывали в Рыбинском бору и оздоровительном лагере «Шахтер», на руинах теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) в поселке Урал и на элеваторе в Заозерном. И он увиденным почти непрерывно восхищался.



Бертран и Геннадий Марусенко

Это был несомненный успех, произошедший во многом благодаря Бертрану Госселену. Не будучи художником по образованию (он окончил два университета, Сорбонну как историк, а Нантер-ля-Дефанс как русист), Госселен, как рассказали мне его подопечные, в последнее время буквально фонтанирует идеями. И на будущее у него немало творческих планов. В том числе связанных и с Рыбинским районом. За неделю с небольшим мы с ним побывали в Рыбинском бору и оздоровительном лагере «Шахтер», на руинах теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) в поселке Урал и на элеваторе в Заозерном. И он увиденным почти непрерывно восхищался.
 





Однако и ТЭЦ, на взгляд Бертрана и его спутников, представляет определенный, точнее, художественный интерес. Они этот объект облазили сверху донизу, рискуя сломать себе шеи. Словно по команде «Свистать всех наверх!» взбирались по хорошо сохранившейся дымовой трубе метров на десять. Зачем? Исследовали возможности этих живописных останков для будущих творческих опытов. Один из соплеменников Бертрана Кевин Теро, будучи ассистентом JR, фотографа с мировой известностью, оперирующего изображениями в несколько десятков квадратных метров, например, подбирает для своего шефа натурный материал. В том числе и на заброшенных промышленных предприятиях, которые, на взгляд участников команды Бертрана, интересны не только с исторической точки зрения, но и с эстетической. По словам Бертрана, ценность таких объектов трудно переоценить еще и потому, что они обладают мощной магнетической силой, исходящей от этих камней. Может, это энергия душ тех людей, которые возводили эти здания и работали на них?


В день отъезда Бертран выразил надежду вернуться к нам вновь. Не исключено, что уже в будущем году.