суббота, 7 апреля 2012 г.

Иудаизм - живое учение

Пятая по счёту "контрошка" (Религиоведение)
Выбор темы контрольной работы объясняется давним, болезненно обострённым, жгучим, нещадно жалящим, неутомимым и неутолимым интересом автора ко всему еврейскому. Однако причины этого, на первый (второй, третий и даже пятый) взгляд, нездорового, мучительного, явно гипертрофированного и ставшего уже почти патологическим интереса, лежат, что называется, на поверхности, и хорошо изучены специалистами... нет-нет, не психиатрии. Иудаики и гебраистики, а также социопсихологии. Сказать, что у автора «одна, но пламенная страсть», и что он разумом двинулся, никому из мало-мальски знающих его людей и в голову не придёт. Всеобъемлющий авторский интерес к еврейству во всех его возможных проявлениях, даже с учётом избыточной «термодинамики» этого процесса, при ближайшем рассмотрении оказывается вполне естественным, здоровым и продуктивным. Нешуточная погружённость автора в еврейскую тематику объясняется, прежде всего, его еврейским происхождением, которое он, в отличие от большинства своих соплеменников, никогда не скрывал. Таким образом, первая из причин - «родственная близость».
Вторая из причин обращения к теме иудаизма — это желание автора поделиться с гипотетическим читателем объективной информацией, полученной им из заслуживающих доверия источников... даже если этот читатель — будущий экзаменатор. Увы, иудаизм, в отличие от большинства религий мира остаётся в известном смысле религией «потаённой», герметичной для неевреев, чуждой и подчас опасной. В этом социологическом и информационном перекосе «повинны» и сами иудеи (как принято именовать верующих евреев), кажется, нисколько не озабоченные сложившимся ещё на заре веков отношением к иудейскому вероучению представителей других национальностей, верований и безверий. А именно - неприятием, неприязнью и даже ненавистью. Снижению роста ксенофобии, расизма и антисемитизма, как одной из самых распространённых форм человеконенавистничества, такое отношение евреев к собственному «реноме» отнюдь не способствует.
Верные и вечные спутники евреев антисемиты, не в пример своим «подопечным» активны, неумолчны, и, что самое мерзкое, весьма убедительны. Используя, как правило, убожественную, плутовскую риторику, построенную не на правде, а на «кривде», они добиваются замечательных результатов. Невероятно, но факт: сработанные в начале прошлого века царской охранкой фальшивые (впрочем, иных никогда и не было) «Сионские мудрецы» — до бесстыдства отрыто, часто и охотно цитируются в СМИ, включая телевидение и интернет. Такая же счастливая участь у глупого, изобилующего множеством ошибок «Катехизиса советского еврея» и прочих кровавых и бескровных наветов.
Переубедить матёрых антисемитов в том, что евреи вовсе не враги рода человеческого, задача заведомо неразрешимая. Но кроме семитов и антисемитов еврейская тематика в той или иной степени занимает умы и других людей. Немалая часть из них испытывает нужду в аутентичной литературе и точных рекомендациях. Но зачастую вместо книг, содержащих истинное знание, им в руки попадает наукоподобный «фальсификат».
Как известно, среди просвещённых, тем более интеллигентных людей (разумеется, к С. Кара-Мурзе, В. Кожинову, С. Куняеву и прочая это не относится), антисемитизм расценивается как порок. Евреев, равно как и представителей других народов (сами народы) совсем не обязательно любить, ибо, как говорил поэт, «мы не рубли и не девки». Евреи не хуже и не лучше других народов. И никакой особой, разрушительной для человечества миссии, они не выполняют. Однако превратить антисемитов в филосемиты сложнее, чем перековать мечи на орала. Цель, которую ставит перед собой автор данной работы куда как скромней. Не разубеждать «заблудших навеки»... это, как показывает практика, бессмысленно. И не пропагандировать здоровый еврейский образ жизни среди непросвещённого люда, а просто говорить правду. Всегда и везде. Ищущий да обрящет, как сказано в одной из самых солидных книг одной из самых основательных авраамических религий. Стало быть, вторая из причин — просветительская... да простится мне, возможно, совсем даже и неуместная здесь ирония.


Иудаизм - квинтэссенции еврейского
Иудаизм, как его определяют авторы Краткой еврейской энциклопедии, это не только и не столько религия, а нечто более объемлющее и значимое для евреев, можно сказать, онтологическое. Это религиозное, национальное и этическое мировоззрение, на протяжении тысячелетий определявшее верования и жизненный уклад еврея.
Термин «иудаизм» происходит от греческого йуда́исмос, появляющегося в еврейско-эллинистической литературе на рубеже 1 в. до н. э. (II Макк. 2:21; 4:38) и обозначающего еврейскую религию как антитезу эллинистическому язычеству. В некоторых языках наряду с термином «иудаизм», обозначающим еврейскую религию в узком смысле, существует более общий термин, охватывающий всю еврейскую цивилизацию, включая религию, в целом — русское «еврейство», немецкое Judentum. На иврите эквивалентом последнего является יַהֲדוּת (яхадут).
История иудаизма характеризуется непрерывным процессом творческого взаимодействия противоположных идей и антагонистических тенденций — этики и ритуала, универсализма и национализма, избранности еврейского народа как носителя Божественного откровения и равенства всех людей, созданных по образу и подобию Божьему, личного искупления и национального освобождения, беспрецедентной в истории преданности утраченной древней родине, стремления к возвращению в нее и приспособления к жизни в изгнании.
Формирование иудаизма начинается с возникновением во 2 тыс. до н. э. принципиально новой религиозной концепции — монотеистической идеи единого Бога, творца и властелина Вселенной. На смену традиционной теологическо-космогонической мифологии приходит идея сотворения мира творческой волей Бога и историческая сага, в центре которой — формирование народа Израиля и его завет с Богом. Развитие иудаизма сопровождалось ожесточенной борьбой, возглавлявшейся пророками, с пережитками политеизма, поддерживавшимися влиянием окружающих народов и окончательно изжитыми с возвращением евреев из пленения вавилонского.
Зародившись на фоне великих цивилизаций Древнего Востока — Месопотамии, Египта и Ханаана, — иудаизм уже в период Первого храма вступил в конфликт с этими цивилизациями. Антагонизм между иудаизмом и окружающим языческим миром достиг особой остроты после завоевания Ближнего Востока Александром Македонским. Проникновение в еврейство эллинистического культурного влияния вызвало противодействие, вылившееся в столкновение между иудаизмом и эллинизмом, кульминацией которого было восстание Маккавеев.
Со своей стороны, иудаизм оказывал влияние на эллинистический мир, в котором он, в различных формах и проявлениях, получил широкое распространение. Иерусалимский храм становится центром притяжения не только для многочисленной еврейской диаспоры, но и сотен тысяч приверженцев иудаизма по всему эллинистическому миру. В этот период жреческое сословие, в руках которого было сосредоточено отправление культа, утрачивает руководящее положение, и религиозное руководство переходит к законоучителям и мудрецам.
Библейский канон, лежащий в основании иудаизма, становится объектом толкования и комментирования, что повлекло за собой формирование различных интерпретационных направлений, борьба между которыми завершилась победой фарисеев в последние десятилетия эпохи Второго храма (середина 1 в. н. э.). Выработанная в этот период Галаха, регламентировавшая жизнь еврея, явилась наиболее ярким и полным выражением иудаизма.
Под влиянием восстаний против Рима, под властью которого, начиная с 1 в. н. э., оказалось абсолютное большинство еврейского народа, в иудаизме сформировалась новая концепция веры в грядущий приход Мессии, избавителя из дома Давида, о котором возвещали библейские пророки: приход Мессии должен восстановить суверенное Иудейское царство и водворить всемирную справедливость.
С распространением христианства, ставшего государственной религией Римской империи в начале 4 в., и ислама (7 в.) евреи оказались под властью народов, которые исповедовали религии, берущие начало в иудаизме и принявшие основные принципы его веры, космогонии, этики, происхождения человеческого рода и понимания истории. Однако эта общность не только не привела к взаимопониманию, но, напротив, вылилась в непримиримый конфликт: еврейство категорически отказалось принять претензии как христианства, так и ислама на то, что именно в них находит свое подлинное и адекватное выражение истина, и рассматривало обе религии как искажение иудаизма; христианство и ислам, со своей стороны, рассматривали иудаизм либо как исторический рудимент, либо как богоотступничество, подвергая еврейский народ гонениям и унижениям.
Несмотря на угнетенное положение, евреи не прекращали острой религиозной полемики с христианством и исламом на протяжении всей эпохи средневековья. Галаха, находившаяся в процессе постоянного развития в связи с меняющимися историческими и социальными условиями, оставалась основой жизненного уклада еврея. Исполнение мицвот, то есть предписаний Галахи, определяло принадлежность к еврейству, и факт, что в лоне еврейства остались лишь те течения, представители которых, несмотря на большие или меньшие отклонения от общепринятых норм иудаизма, соблюдали установления Галахи, является исторически неоспоримым.
Вместе с тем в средние века впервые — под влиянием христианской и мусульманской теологии — предпринимается попытка сформулировать основные принципы иудаизма. Правда, уже в Талмуде один из мудрецов, амора Симлай (3 в. н. э. — Мак. 24а), пытается путем гомилетической экзегезы библейских текстов свести иудаизм к единственному стиху из книги пророка Хаввакука (2:4): «Праведник верой своей жив будет», а Хиллел, в ответ на просьбу чужестранца обратить его в еврейство в течение времени, которое он может простоять на одной ноге, формулирует как основу иудаизма этическое правило: «То, что ненавистно тебе, не делай своему ближнему» (Шаб. 31а).
Тем не менее, ни та, ни другая формулировка не превратились в религиозную догму, а остались среди многочисленных толкований библейских стихов и талмудических максим. Наряду с формулировкой догматов веры в средневековой еврейской теологии в этот период получает развитие также другая тенденция, прослеживаемая уже в талмудической литературе, — дать иудаизму философское или мистическое обоснование, тенденция, воплотившаяся в философских системах (Саадия Гаон, Иехуда ха-Галеви) и мистическом учении каббалы.
Эмансипация и последовавшая за ней массовая ассимиляция, а также секуляризация европейского общества вызвали потребность в рациональном определении иудаизма. Проблема состояла в том, как возможно сочетать полную интеграцию в окружающей культурной среде с сохранением верности иудаизму. Казалось, что антагонизм между еврейством и окружающей средой может быть преодолен, если иудаизм будет объявлен одной из религий, принятых в данном обществе, наряду с католицизмом и протестантизмом, либо если еврейство будет рассматриваться не как религиозная, а как культурно-этническая группа.
В этот период, наряду с традиционным иудаизмом широких еврейских масс, появляются новые течения — реформизм в иудаизме, ортодоксальный и консервативный иудаизм. Некоторые еврейские мыслители стали трактовать иудаизм как универсальное моральное учение, задача которого — прогресс человечества на пути к осуществлению принципов идеальной этики (М. Лазарус, Г. Коген). Другие мыслители рассматривали иудаизм как культурно-исторический феномен, не утративший, несмотря на уникальные исторические условия, национальный характер (Я.Кляцкин, М.И. Бердичевский).
Ахад-ха-Ам видел цель в синтезе национально-культурного возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль с исторической этикой иудаизма. Сионизм и создание Государства Израиль еще более обострили проблему роли иудаизма в жизни еврейского народа и вызвали острую дискуссию. Отношение религиозного еврейства к Государству Израиль включает широкий спектр — от полного неприятия государства, основанного на светских принципах (Наторей карта), вплоть до восприятия Израиля как начала наступления мессианской эры (атхалта ди-геулла — `начало избавления`).
Отношение светского еврейства к месту религии в государственно-общественной жизни Государства Израиль также неоднозначно — от полного отрицания роли религии в становлении еврейского государства и его жизни до понимания Израиля как воплощения в светской форме религиозных чаяний сотен поколений евреев и стремления в наиболее полной мере использовать в строительстве национального государства религиозно-культурное наследие еврейского народа.
Такая поляризация взглядов является прямым продолжением полярной напряженности, характеризовавшей развитие иудаизма и находившей разрешение не только в теоретических дебатах, но и в эмоциональном опыте многих поколений евреев на протяжении всей еврейской истории, готовых на подвиг и самопожертвование в сознании возложенной на них миссии претворения идеалов, кажущихся утопией [4].
На сайте «Иудаизм» приводится информация о религиозной истории евреев. Авторы сайта сообщают, что евреи — один из древнейших народов мира, познавший за 4 тысячи лет своей истории свободу и рабство, процветание и нищету, национальное единство и рассеяние по всему миру. Вряд ли мы найдем на карте страну, где никогда бы не жили потомки Авраама, Исаака и Иакова. После потери независимости (в 586 г. до н. э.) Дом Израилев не растворился в других народах и не исчез с лица земли, а стал активным участником мировой истории, сохранив национальную, культурную и религиозную самобытность.
Во все времена евреи оберегали свои национальные святыни, хранили память об Обетовании и Завете и находили источник духовной силы в своих священных книгах — «портативной родине» иудеев, по выражению Генриха Гейне.
Культ Яхве — бога-покровителя еврейских племен, возникший на рубеже II-I тысячелетий до н. э. и названный впоследствии иудаизмом, сыграл важную роль в становлении христианства и ислама. Духовная собственность Израиля — учение о Едином Боге и Танах — сегодня является достоянием всех трех религий Писания и составляет их главное отличие от других религиозных систем.
Часто термин «иудаизм» понимают и в более широком смысле — как комплекс религиозных, правовых и философских представлений, определявших на протяжении тысячелетий мировоззрение и образ жизни евреев.
Кроме того, иудаизм исповедуют представители некоторых этнических групп, которые в той или иной степени осознают свою отличность от евреев. Собственных обычаев и традиций придерживаются йеменские евреи, общины караимов и самаритян, а также группы иудействующих в Африке (Эфиопия, Замбия, Либерия), в Индии, Китае, Бирме и в других странах [3].
Танах и Тора - сакральные документы иудаизма
Если говорить о сакральных текстах иудаизма — это прежде всего Танах (Сфарим, или Священное писание, в христианской традиции практически полностью соответствует Ветхому Завету) — величайшее творение еврейского гения, воплотившее идею Единого Бога и отразившее особенности религиозного мышления древних евреев, их общественные идеалы и представления о нравственном и справедливом.
Многие из текстов Священного писания — литературные шедевры мирового значения. Созданный евреями и для евреев, Танах впоследствии лег в основу двух мировых религий (христианства и ислама) и приобрел значение фундамента всей мировой культуры. Эти тексты складывались на протяжении сотен лет и с течением времени принимали форму отдельных книг. Отсюда название «библия», что по-гречески означает «книги». В Священное писание входят три раздела: Тора (Учение) — 5 книг (второе название Торы — Пятикнижие Моисея); Нэвиим (Пророки) — 21 книга;
Кэтувим (Писания) — 13 книг. Из первых букв этих слов — Т. Н. К. — и составлено общепринятое название Священного писания в иудаизме — Танах. Книги написаны преимущественно на иврите, но в них встречаются и небольшие фрагменты на родственном ивриту арамейском языке.
Тора повествует о первых патриархах — родоначальниках еврейского народа, о египетском рабстве и долгом пути к Земле обетованной; говорит о мессианских привилегиях и обязательствах Израильского народа, призванного Богом, чтобы осуществить цивилизаторскую миссию на Земле и установить царство мира и справедливости. Это древнейшая и наиболее священная часть Танаха. Ее автором считают пророка Моисея. Относительно времени создания у историков нет единого мнения; обычно рассматривается временной промежуток от VIII до V в. до н. э.
Евреи веками любовно переписывали Тору на пергамент, составляли к ней обширные комментарии и искали в ней духовную поддержку в самые драматичные моменты своей истории. Лучшие из верующих свято соблюдали заповеди Торы, а в эпохи преследований — умирали за них. Сегодня свитки Торы обычно хранятся в синагоге. Пятикнижие, предназначенное для домашнего чтения (книга, выполненная обычным типографским способом), называется хумаш (множественное число хума-шим) — сокращенное словосочетание хамита хум-шей (буквально — «пять пятых», то есть пять книг Торы). Иудеи во время молитвы надевают тфилин — особые ящички, в которых находятся миниатюрные пергаментные свитки с фрагментами из Торы, а у входа в свой дом прикрепляют мезузу с текстом из Торы. Слово «тора» (буквально — «наставление») употребляется в нескольких смыслах. Оно может означать: первые пять книг Танаха; Танах в целом, называемый также письменная Тора; духовное знание (Закон), полученное Моисеем от Яхве, то есть всю совокупность традиционного учения, включая ту его часть, которая передавалась устно из поколения в поколение и получила название устной Торы. Догматы ортодоксального иудаизма в самом общем виде выглядят так: 1) исповедание Единого Бога; 2) концепцию богоизбранности еврейского народа; 3) доктрину Завета (священного договора) между Яхве и Израилем; 4) учение о Мессии.
Евреи исповедуют бессмертного, вечного, всемогущего, вездесущего и безграничного Бога-творца и причины всего сущего, что выражено формулой «эг'ье ашер эг'ье» («Я есмь Сущий»). Бог бестелесен и не имеет зримого образа, но адекватен «земному» разуму, поскольку человек создан по Его образу и подобию. Принцип единобожия выражен в иудейском символе веры Шма, которым начинаются богослужения: «Слушай, Израиль! Господь наш Бог, Господь один!..» [3]
Историк Всеволод Вихнович в капитальном труде «Иудаизм» называет
13 догматов, вошедших в иудейские молитвенники, ученого XII в. М. Маймонида:
1. Бог существует.
2. Бог един.
3. Бог бестелесен.
4. Бог предвечен.
5. Только Богу следует молиться.
6. Бог дал откровение через пророков.
7. Моисей величайший из пророков.
8. Тора подлинна.
9. Тора неизменна.
10. Бог всеведущ.
11. Вера в воздаяние.
12. Вера в пришествие Мессии.
13. Вера в воскресение мертвых.
По словам учёного, эти догматы имеют целью указать отличие иудаизма от христианства и ислама. Христианство утверждает воплощение Бога, замену Ветхого Завета Новым, молитвы святым. Ислам полагает, что Мохаммед величайший пророк после Адама, Ноя, Моисея и Иисуса, а иудейская Тора — не та, которая дана Моисею на самом деле. Однако некоторые иудейские законоучители детальные формулировки Маймонида считали излишними. Это объясняется прежде всего тем, что главное внимание в иудаизме уделяется поведению человека, исходя из ценностей Священного Писания как Письменного (Танаха), так и Устного (Талмуда). Вопросам нравственности иудаизм придает гораздо большее значение, чем проблемам догматики или ритуала. В этом смысле характерен призыв Господа: «милости хочу Я, а не жертвы» (Ос. 6:6). Как сказано в Писании, человек был создан по образу и подобию Бога и, следовательно, должен быть подобным ему и в своей деятельности. Это предполагает следование Божественному нравственному закону и постоянное стремление к добру. Согласно традиции, для распространения этой идеи среди всего человечества Бог заключил с патриархом Авраамом и его потомством особый союз. В более конкретной и полной форме этот союз был закреплен дарованием на горе Синай всем сынам Израиля десяти заповедей. Причем подчеркивается, что свидетелем акта дарования были не только Моисей и другие вожди, но весь народ Израиля» (Исх. 19:3,4-5). Избранность иудеев, через которых Бог дал миру универсальный закон справедливости и нравственности, понимается только в религиозном смысле.
Сочетание национального и универсального нашло свое отражение и в самом тексте десяти заповедей. Национальное начало отражено в первой заповеди, гласящей: «Я Бог твой, который вывел тебя из Земли Египетской». Последующие предписания — монотеизм, почитание родителей, уважение чужой собственности, жизни другого человека, порицания разврата, злословия и жадности — носят универсальный характер. Из вышеизложенного естественно вытекает, что все предписания иудейского Закона сводятся к четырем видам обязанностей: перед Богом, по отношению к себе, по отношению к людям, по отношению к окружающему миру [1, с.189-190].
Ещё одна важная деталь. В иудаизме сложился обычай не употреблять в обиходной речи имени Бога, заменяя его различными эпитетами, в частности, словом «Адонай» («Владыка», «Господь»). Нередко хранители священных текстов ставили к согласным буквам слова «Яхве» (YHWH) знаки огласовки для слова «Адонай», вследствие чего возникла широко распространенная транскрипция «Иегова» — искаженная форма имени «Яхве».
Современный иудаизм
Как уже говорилось ранее, современный иудаизм довольно неоднороден. Существующие в нём течения, однако, назвать конкурирующими нельзя. А вот определение «плюрализм» по отношению к иудаизму, представляется верным. Имеет смысл несколько подробнее остановиться на ортодоксальном иудаизме, как наиболее массовом, и его органической части хасидизме, как наиболее... экзотическом.
Профессор Иешива-университета (Нью-Йорке) Герман Вук в книге «Это Б-г мой» пишет: «Существуют такие религиозные группы как мизрахи, современные ортодоксы, неоортодоксы, традиционалисты, сефарды, хасиды, неохасиды... При всей многочисленности подобных групп в основной массе ортодоксальных евреев не происходит полного и непоправимого раскола, ибо все группы и группировки еврейства тяготеют к одному и тому же магниту: Моисееву Закону. В Израиле таких, может быть, примерно половина. Это, конечно, самые приблизительные догадки: точных цифр никто не знает. Людей, о которых идет речь, отличает большее или меньшее соблюдение основных законов иудейской веры, да еще то, что они дают своей молодежи сколько-нибудь серьезное религиозное образование.
Среди ортодоксальных евреев особое место занимают хасиды. Несмотря на особо ревностное соблюдение предписаний Торы, только некоторые группы хасидов выступают сейчас против современного западного образования. Хасидизм основан в большой мере на каббале. Основателем хасидского движения был Баал Шем Тов, родившийся в 1700 году в Польше. Человек обширных и глубоких познаний, Баал Шем Тов начал в иудаизме движение романтического возрождения. Он учил, что все евреи - от людей высокой учености до неграмотных - могут угодить Б-гу приношением своей любви и службой своего сердца. Баал Шем Тов провозгласил, что хасидские способы служения Б-гу - это веселье, радостное пение и пылкие молитвы в собрании всей общины под водительством любимого людьми Ребе - праведника-учителя, связывающего человечество с Б-гом и владеющего тайнами каббалы; и хасидизм стал быстро распространяться по европейским гетто. Он открыл дорогу к иудаизму очень многим людям, которых отталкивали сложные, загроможденные мелочными подробностями талмудические изыскания раввинов в иешивах.
Учение каббалы утверждает, что за пределами нашего мира существуют другие миры, что дух более реален, чем материя, что с помощью старинных священных изречений можно творить сверхъестественное. Для узников гетто, обреченных на нужду и бесправие, это учение было весьма привлекательным. Стать учеником и спутником Ребе - чудотворца, которому открыты истины каббалы и пути к надприродному, святого человека, в чьих словах таится волшебство и чьи мельчайшие жесты полны мудрости и красоты, - жить в близости к такому человеку означало покинуть этот темный, серый мир и проникнуть в мир сияния.
Истинная сила хасидизма заключалась в том, что во многих гетто Восточной Европы появились люди, наделенные достаточным даром, чтобы стать такими Ребе. Их изречения становились народными пословицами и поговорками - яркими, свежими, мудрыми, окрашенными новым цветом, заимствованным частью из земного, а частью из внеземного мира. Деяния этих Ребе уже при их жизни вошли в легенды, в предания, превратились в своеобразные еврейские жития святых. Имена Ребе слились с названиями их родных городов, как будто эти люди были графами или герцогами: Любавичский Ребе, Люблинский Ребе, Бердичевский Ребе. Они стали родоначальниками династий, и нередко, когда Ребе умирал, его положение в общине наследовал сын или зять.
В свои ранние годы хасидизм принял такие формы, которые смущали многих евреев. Их смущали у хасидов самозабвенная и восторженная манера, необычность одежды и поведения, некоторые изменения, вводимые в молитвы. Но необычнее всего казалась теория, согласно которой изучение Закона менее угодно Б-гу, нежели простое рвение (это было искажение идеи Баал Шем Това, но искажение весьма популярное). И именно эта теория послужила поводом к раздорам, ибо она воспринималась как конец раввинского иудаизма. В течение двух веков хасидизм сумел охватить широкие слои еврейства, укрепиться и завоевать прочное место [2].


Как автор уже ранее заявлял, смысл и назначение этой работы состоит не в том, чтобы представить иудаизм во всём его многообразии. Поэтому история, к примеру, дана здесь в самом кратком изложении. И напротив, большее внимание уделено нравственной составляющей еврейской национальной религии. Добавим к этому имеющую место толерантность по отношению к другим религиям, и что весьма немаловажно — полное отсутствие миссионерства и прозелитизма среди других народов. Дело даже не в том, что иудаизм самодостаточен в своём «национальном доме», и этот дом закрыт для чужаков. Дом открыт, но войти в него очень даже непросто. Обряд посвящения в иудеи ритуально не сложен. Сложно соответствовать тем требованиям, которые предъявляются к новообращённым, и которые в течении жизни иудейской должны неукоснительно соблюдаться. Это, прежде всего, законы кашрута (по сути — чистоты).
Иудаизм — это религия чистоты, и не только телесной, причём в самом широком смысле этого слова (личная гигиена, питание, секс), но и нравственной, которая строго кодифицирует и жизнь телесную, неотделимую от духовной.
Недавно в телевизионной программе «Школа злословия» Татьяна Толстая «пытала» главного раввина России (версия ФЕОР) Берл Лазара на предмет того, как поведёт себя правоверный еврей в субботу, когда на все виды деятельности наложено табу, если с кем-то (прохожим, например) случится беда, и возникнет необходимость оказать человеку (тем более, нееврею) помощь. Умница Толстая вспомнила известное изречение Христа («Не человек для субботы, а суббота для человека»). Берл Лазар, «не поддавшись на провокацию», тотчас же ответил, что несмотря на субботние запреты, еврей обязан творить добро.
Полагаю, что чем больше людей, родившихся по божьей воле не евреями, узнает о непростой еврейской религии и простой еврейской морали, отношение к иудаизму и его приверженцам (равно как и к евреям-атеистам) изменит к лучшему.
Все мы, и евреи, и неевреи живём в одной и той же эпохе, именуемой иудео-христианской. Выйти из неё по отдельности, как из трамвая, невозможно. Мы обречены жить вместе и уважительно относиться друг к другу, несмотря на серьёзные различия религий, жизненного уклада и обычаев, национального характера и ментальности.



Список использованной литературы
1. Вихнович, В. Л. Иудаизм [Текст] / В. Л. Вихнович — Спб.: Питер, 2006 — 224 с.
2. Вук, Герман [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://lib.ru/RELIGION/IUDAIZM/WOUK/putevoditel.txt
3. Религия иудаизм [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.judaizm.ru/index.html
4. Электронная еврейская энциклопедия [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.eleven.co.il/article/11877