суббота, 7 апреля 2012 г.

Объединения модернистов в России конца 19 - начала 20 веков. Историко-эстетические аспекты

Четвёртая по счёту работа для СПбГУП (История мировой художественной культуры). Цель опубликования та же - авось кому-нибудь пригодится. Чему буду несказанно рад.
P.S. Увы, как правильно скопировать таблицы - не знаю. Простите, люди добрые.

Предмет данной работы – творческие объединения (группы, товарищества, общества, союзы) представителей свободных искусств и науки рубежа XIX и XX веков и первых 15 лет после Октябрьской революции (переворота) 1917 года.

Первая из поставленных автором работы целей - показать многообразие художественных и духовных содружеств, школ, течений и направлений в культуре этого периода. Вторая цель: основываясь на фактических данных, продемонстрировать духовную связь и родство художников и мыслителей разных поколений, причём, заметим, зачастую идейно и эстетически между собой конкурировавших.

В числе задач, стоящих перед автором – отбор и исследование материалов, связанных с выбранной темой.

Актуальность темы, думается, очевидна, и не нуждается в специальном обосновании. Безо всякого сомнения, творческие объединения конца XIX - начала XX вв. выполняли функцию эстетических школ, каждая из которых, как уже говорилось, исповедовала свои идейно-художественные принципы. Творческий продукт, генерированный в этих союзах единомышленников, то есть теория и практика модернистских школ – это огромное число произведений искусства и литературы. На взгляд автора, в неменьшей степени, чем состояние науки и производства, характеризующие эпоху. Драгоценный опыт новаторских школ прошлого – культурное достояние современной России, неиссякаемый источник полезной во всех смыслах информации.

Не будем забывать, что по условиям того времени (и это необходимо отнести к его имманентным признакам) искусство и философия модернизма формировались в основном не творцами-одиночками, а именно в группах, каждая из которых культивировала свои, только ей присущие эстетические принципы. Добавим к этому, что традиции собраний (объединений) в России, равно как и в Европе, созданных по профессиональному (цеховому) признаку, были с давних пор достаточно крепки. Как, впрочем, и традиции любительских собраний (литературных, театральных, музыкальных), немалое число из которых впоследствии обретали статус профессиональных. Таким образом, художники, литераторы и мыслители объединялись в группы, которые выполняли, в том числе и функцию, близкую к клубной (коммуникативную), но более всего – роль творческой лаборатории, сродни платоновской Академии.

1.Художественные и литературно-философские общества России конца XIX в. и начала XX в.

Доктор исторических наук Л.Г. Березовая в статье «Творческие объединения Серебряного века» (журнал Российского государственного гуманитарного университета «Новый исторический вестник») пишет, что одной из особенностей культурной ситуации Серебряного века были литературные и художественные объединения, число которых в начале ХХ в. достигало нескольких десятков только в столицах. Новое рождалось в спорах, в исключительном многообразии идей. Создалась мода на всякого рода клубы, артистические кабаре и «собрания». Условие было одно: как можно больше необычного и оригинального, что подстегивало воображение и творческую фантазию. Некоторые собрания приобрели особенную популярность и стали своего рода творческими «лабораториями». Особенно выделялись несколько столичных объединений интеллигенции: Религиозно-философское общество в Москве и в Петербурге, собрания в доме Вяч. И. Иванова, объединение «аргонавтов», кружок «Гафизы».

Культурная жизнь в это время тяготела к универсализму, и почти не встречалось «чистых» объединений только поэтов или только художников. Поэты философствовали, художники наслаждались музыкой, музыканты ставили пьесы, философы писали стихи.

Петербургское религиозно-философское общество именовало себя в честь Владимира Соловьева и сочетало светскую и церковную религиозность. Душой и организатором религиозно-философских собраний был поэт и философ Вячеслав Иванов. Заседания проходили в его петербургской квартире, которую друзья именовали «башней» из-за высокого эркерного окна. Среди участников заседаний бывали Д.С. Мережковский, З.Н. Гиппиус, Д.В. Философов, Н.М. Минский, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк. Спектр участников ивановских «сред» простирался от Хлебникова до Ахматовой, от Флоренского до Луначарского. Успех собраний был столь велик, что учредители общества начали издавать свой журнал: в 1903 - 1904 гг. «Новый путь», в 1904 - 1905 гг. – «Вопросы жизни».

Сюда приходили люди, исповедовавшие в основном либеральную систему ценностей, и интеллигенты, связанные с журналами «Новый путь», «Вопросы жизни», «Мир искусства», «Весы», «Золотое руно». Ивановские «среды» были местом свободных интеллектуальных исканий. «Преобладал тон и стиль мистический», как замечал Н.А. Бердяев, но «здесь загоралось сознание огромного значения искусства для русского возрождения» [1].

Важнейшими центрами творческой жизни начала ХХ в. стали редакции журналов и издательства новой литературной ориентации. В 1904г. В.Я. Брюсов и Ю.К. Балтрушайтис основали журнал «Весы» и издательство «Скорпион». Изысканно оформленный Л.С. Бакстом, имевший среди своих корреспондентов чуть ли не всех европейских знаменитостей, журнал «Весы» стал визитной карточкой Серебряного века. Известную конкуренцию «Весам» с 1906г. составил журнал «Золотое руно», который издавал выходец из добропорядочного купеческого семейства Н.П. Рябушинский. Серебряный век безудержно экспериментировал, подстегивая творческую энергетику эпатажностью богемного образа жизни. Ярко выраженный богемный характер носили творческие и литературные объединения авангардистов [1].

Подобные объединения литературно-философского характера – яркая примета Серебряного века. Они консолидировали силы творческой интеллигенции «новой волны». Они выполняли важную роль формы творческого общения, организовывали выставки, издавали манифесты, каталоги, журналы, сборники.

Ниже приведены таблицы самых известных и значимых объединений с перечислением наиболее ярких своих представителей [1].

Таблица 1. Основные художественные и выставочные объединения Серебряного века

Название

Место и время деятельности

Имена основных участников

Художественное направление и деятельность

Мир искусства

Петербург

1898-1904

Петербург

1910–1924

1-й период: А.Н. Бенуа, Л.С. Бакст, Е.Е. Лансере, К.А. Сомов, С.П. Дягилев

2-й период: П.П. Кончаловский, Е.Е. Лансере, В.Д. Милиоти, Г.И. Нарбут, К.С. Петров-Водкин, З.Н. Серебрякова, Л.С. Бакст, А.Н. Бенуа, И.Я. Билибин, И.Э. Грабарь, М.В. Добужинский, Б.М. Кустодиев, А.П. Остроумова-Лебедева, Н.К. Рерих, В.А. Серов

Модерн. Издавали журнал «Мир искусства»

Новое общество художников

Петербург 1903–1917

А.Н. Бенуа, И.И. Бродский, Е.Е. Лансере, В.В. Кандинский, П.П. Кончаловский, И.И. Машков, М.А. Врубель, А.Я. Головин, Б.М. Кустодиев, А.В. Щусев

Устроили 10 выставок. Модерн, авангард

Голубая роза

1907

С.Ю. Судейкин, Н.Н. Сапунов, М.С. Сарьян, П.В. Кузнецов, Н.П. Рябушинский

Символический модерн

Н.П. Рябушинский издавал журнал «Золотое руно»

Союз русских художников

Москва

1904-1910

И.Э. Грабарь, К.Ф. Юон, В.М. Васнецов, С.В. Малютин, Л.О. Пастернак, Ф.А. Малявин, К.А. Коровин, В.Д. Поленов, А.А. Рылов, М.А. Врубель

Модерн «неорусского» стиля, неореализм.

Новое общество художников

Петербург

А.Ф. Гауш, Д.Н. Кардовский, М.М. Фокин, Б.М. Кустодиев, Э.О. Баклунд, В.О. Шервуд, К.Ф. Богаевский

Пытались составить конкуренцию СРХ

Венок

Петербург

1908

А.Ф. Гауш, П.В. Кузнецов, В.Д. Миллиотти, М.С. Сарьян, А.В. Фонвизин, М.Ф. Ларионов, критик С.К. Маковский

Символический модерн

Таблица 2. Основные журналы символистов

Название

Место и время издания

Издатели, редакторы. Меценаты. Основные сотрудники

Направление деятельности

Мир искусства

Петербург,

1899–1904

А.Н. Бенуа, С.П. Дягилев

Художественно-философский, литературный направления модерна.

Весы

Москва, 1904–1909

В.Я. Брюсов, Ю.К. Балтрушайтис, С.А. Поляков.

Литературно-философский, художественный (идеализм, символизм, модерн)

Золотое руно

Москва, 1906–1909

Н.П. Рябушинский

Литературно-художественный (символизм, модерн)

Аполлон

Петербург,

1909–1917

С.К. Маковский

Литературно-философский (символизм, акмеизм)

Гиперборей

Петербург,

1907

М.Л. Лозинский, Н.С. Гумилев, А.А. Ахматова

Литературный (акмеизм)

Лукоморье

1914

М. Суворин, Ф.К. Сологуб, М.А. Кузмин, С.М. Городецкий, С.Ю. Судейкин, Г.И. Нарбут, С.В. Чехонин

Общественно-литературный

Новый путь

Петербург,

1903-1904

Д.С. Мережковский, З.Н. Гиппиус, Д.В. Философов, Н.М. Минский, В.В. Розанов, Г.И. Чулков

Философско-религиозный

Вопросы жизни (быв. «Новый путь»)

Петербург,

1904–1905

Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, С.Л. Франк, Н.О. Лосский, П.И. Новгородцев, Г.И. Чулков

Философско-религиозный

Искусство и художествен- ная промышлен- ность

Петербург,

1898-1902

Н.П. Собко

Общество поощрения художников

Таблица 3. Основные творческие и выставочные объединения авангардистов

Название

Место и годы деятель-ности

Имена основных участников

Художественное направление и деятельность

Бубновый валет

Петербург

1910-1917

П.П. Кончаловский, М.Ф. Ларионов И.И. Машков, А.В. Лентулов, Н.С. Гончарова, К.С. Малевич, А.В. Куприн, Р.Р. Фальк. Почетные члены общества: С.И. Щукин, В.И. Суриков.

Авангард, кубизм. Устройство выставок с участием поэтов-авангардистов. Программа: доклад К.С. Малевича «Заборная живопись».

Ослиный хвост

Москва 1912

М.Ф. Ларионов, Н.С. Гончарова, К.С. Малевич, В.Е. Татлин, М.З. Шагал

Авангард (лучизм).

Устройство выставок

Мишень

Москва 1913

М.Ф. Ларионов, Н.С. Гончарова, К.С. Малевич, М.З. Шагал, И.М. Зданевич, Н. Пиросманишвили

Авангард. Выставочная деятельность

Московский салон

Москва 1910-1920

Н.С. Гончарова, А.С. Голубкина, П.П. Кончаловский, В.В. Крайнев, П.В. Кузнецов, М.Ф. Ларионов, А.В. Лентулов, К.С. Малевич, И.И. Машков, Д.И. Митрохин, М.С. Сарьян, П.С. Уткин, А.В. Фонвизин, А.В. Шевченко, Г.Б. Якулов, В.Ф. Франкетти

С 1911 по 1917 гг. проводились систематические выставки

Союз молодежи

Петербург 1909-1913, 1917.

Д.Д. Бурлюк, М.В. Матюшин, К.С. Малевич, В.Е. Татлин, П.Н. Филонов, Н.И. Альтман, П.П. Кончаловский, К.С. Петров-Водкин, А.А. Экстер, Л.А. Бруни, А.В. Лентулов, Р.Р. Фальк, М.З. Шагал

Авангард, в том числе беспредметность.

Выставочная деятельность

Венок-стефанос

Москва. 1907-1910

А.Ф. Гауш, Д.Д. Бурлюк, М.Ф. Ларионов, А.В. Лентулов, А.А. Экстер

Авангард

Таблица 4. Литературные объединения футуристического направления

Название

Место и годы

Основные участники

Содержание деятельности

«Гилея»

Петербург 1910-1915

Д.Д. и М.Д. Бурлюк, В.В. Хлебников, Б.К. Лившиц, В.В. Маяковский, А.Е. Крученых, Е.Г. Гуро, И.В. Северянин, В.В. Каменский, В.В. Маяковский.

Футуристы, кубофутуристы, «будетляне», сборники «Садок судей», «Пощечина общественному вкусу».

«Центрифуга»

Москва 1914-1922

И.А. Аксенов, Б.А. Кушнер, С.П. Бобров, Н.Н. Асеев, Б.Л. Пастернак, Ф.Ф. Платов, А.Л. Штих

Имело собственное издательство «Центрифуга»

«Эгофутуризм»

Петербург 1913

П. Широков, И.В. Северянин, В.И. Гнедов, И.В. Игнатьев

Вокруг издательства «Глашатай»

«Мезонин поэзии»

Петербург 1913

В.Г. Шершеневич

Движение имажинистов

2. Творческие союзы художников-новаторов СССР

Разумеется, после Октябрьской революции в художественной жизни страны произошли существенные перемены. Появились совершенно новые, в том числе радикально левые течения и группы. Немалая часть художников, заявивших о себе ещё до революции, вошли в состав вновь образованных творческих объединений. Андрей Лукьянов в словаре «Художественные объединения и творческие союзы» поместил информацию о большинстве творческих союзов конца XIX - начала XX вв. В словарь вошли статьи об объединениях, поражающих и своим числом, и масштабами личностей, входивших в эти формирования. Заметим также, что некоторая часть из тех, кто уже сложился как художник до Октября 1917 года (например, футуристы и абстракционисты) практически безболезненно вошли в новую социальную и культурную обстановку, приняв Октябрьскую революцию и Советскую власть.

В отличие от дореволюционных творческих сообществ советские формировались в основном по цеховому признаку. Художники объединились с художниками. Писатели с писателями. Впрочем, было немало и синтетических групп. Вообще, до печальных событий, связанных сначала с созданием институтов пролетарской культуры в искусстве (Пролеткульт, РААП, АХРР), а затем образованием по сути государственных союзов творческих работников (Союз художников и т.д.), в России образовалось великое множество творческих объединений. Их участники время от времени выходили из состава одной группы с тем, чтобы перейти в другую (это легко обнаружить, читая списки фамилий участников объединений). Как правило, такое поведение не порицалось. Свобода творчества предполагала и свободу действий. Более того – способствовала творческому взаимообогащению.

Можно сказать, имея в виду подлинный художественный плюрализм и идейную полифонию Серебряного века, выразившиеся ко всему прочему в создании творческих объединений, что он ещё какое-то время догорал и после рокового для России Октября. В 30-е годы XX века последние из творческих групп, не получивших благословения Кремля, были запрещены.

Назовём, справедливости ради, не только широко известные художественные объединения советской поры, но и менее знаменитые и прославленные, однако для истории культуры ощутимо значимые. Все вместе они – участники процесса созидания новой культуры.

Вначале представим наиболее влиятельные группы и объединения переходного, рубежного периода, ибо именно в них концентрировались самые мощные художественные силы нарождающейся революционной эпохи.

"Бубновый валет" - объединение московских живописцев, ведущее начало от одноименной выставки 1910 года. Его членами, кроме приведённых в таблице №3, были братья В.Д. и Д.Д. Бурлюки, А.В. Куприн, К.С. Малевич, В.В. Рождественский. Название принадлежит М.Ф. Ларионову. Поясняя свой выбор, художник говорил: “Слишком много претенциозных названий… как протест мы решили, чем хуже, тем лучше… что может быть нелепее "Бубнового валета"?” Для художников объединения характерны живописно-пластические искания в духе постимпрессионизма. Художники выработали своеобразную живописно-пластическую систему («русский сезаннизм»), где принципы кубизма и фовизма претворены с учетом влияния русского народного искусства - лубка, росписей подносов и вывесок. Из всех жанров живописи они отдали предпочтение натюрморту, пейзажу и портрету, решая задачи построения объемной формы на плоскости с помощью цвета, передачи "вещественности" натуры, ее фактурной осязаемости. На выставках "Бубнового валета" помимо картин членов объединения экспонировались работы жившего в Мюнхене В.В. Кандинского, а также французов Ж. Брака, М. Вламинка, А. Дерена, А. Матисса, П. Пикассо, А. Руссо; устраивались открытые диспуты о судьбах современного искусства. Однако само объединение, разъедаемое внутренними противоречиями, оказалось недолговечным. В 1911 г. из него вышли наиболее радикально настроенные художники (Бурлюки, Гончарова, Ларионов). Они организовали самостоятельную выставку "Ослиный хвост". В 1916-17 гг. группа художников, исповедовавших умеренные взгляды (Кончаловский, Машков, Лентулов, Фальк) перешла в объединение "Мир искусства". После этого "Бубновый валет" фактически перестал существовать.

«Голубая роза» - объединение художников символистской направленности, возникшее в 1907г. в Москве. Получило название от одноименной выставки, организованной журналом "Золотое руно". Вокруг журнала группировались московские поэты-симолисты во главе с В.Я. Брюсовым, которому, предположительно, принадлежит и идея названия выставки. В объединение входили живописцы и графики П.В. Кузнецов, Н.П. Крымов, Н.Н. Сапунов, М.С. Сарьян, С.Ю. Судейкин. Ядро составляли участники саратовской выставки "Алая роза", проходившей в 1904г. Решающее влияние на формирование стиля объединения "Голубая роза" оказало творчество В.Э. Борисова-Мусатова. Для работ "голуборозовцев" характерно выраженное декоративное начало; создание своеобразных живописных произведений, сочетающих принципы станковизма и монументальности (картина-гобелен, картина-панно) с преобладанием мистико-иносказательной тематики. Неслучайно для Сапунова и Судейкина органичным стал переход в область театрально-декорационного искусства. Работы художников "Голубой розы" отличает изысканность линейного ритма, тяготение к плоскостному решению, к приглушенному колориту. Выставки объединения отличались изысканным оформлением залов, убранных цветами. В этой обстановке свои стихи читали поэты-символисты, звучала музыка А.Н. Скрябина. Объединение прекратило свою деятельность в 1910г. В 1925 г. в Москве состоялась ретроспективная выставка «Мастера Голубой розы».

«Левый фронт искусства» (ЛЕФ; с 1929 - Революционный фронт искусства РЕФ) - литературно-художественное объединение, созданное в Москве в 1922г. представителями авангардистских направлений. Ядро группы составили поэты, художники, архитекторы - Б.И. Арватов, Н. Н. Асеев, О.М. Брик, А.А. Веснин, В.В. Каменский, Л.С. Попова, А.М. Родченко, С.М. Третьяков, В.Е. Татлин. Идейная программа ЛЕФа получила развитие в статьях, которые печатались на страницах журналов "ЛЕФ" (1923-25) и "Новый ЛЕФ" (1927-28), издававшихся под редакцией В. В. Маяковского. "Лефовцы" претендовали на создание нового революционного искусства, которое, по их мысли, должно было стать "подлинно пролетарским" и навсегда заслонить в сознании масс классическое "буржуазно-дворянское" культурное наследие. “Художественная культура будущего создается на фабриках и заводах, а не в чердачных мастерских”, - писал один из идеологов левого искусства Осип Брик. "Лефовцы" считали себя преемниками пластических идей кубофутуристов. Свою задачу они видели в том, чтобы формировать новую жизненную среду и "нового человека", называя это "жизнестроением". Внедрение искусства в быт, работа над созданием современных по формам, рациональных, удобных бытовых предметов, стремление внедрить их в массовое производство, дало толчок развитию дизайна. Придавая огромное значение агитационной роли искусства, "лефовцы" многое сделали для развития его агитационных и документальных жанров - плаката, фотографии, документального кино.

Они активно выступали за сближение искусства с жизнью, отвергая его классические формы - картину в живописи, роман в литературе. В программных документах ЛЕФа декларируется теория "социального заказа" в искусстве и литературе, вполне согласующаяся с той ролью, которую лефовцы отводили творчеству в процессе жизнестроения.

В 1920-е гг. идеи ЛЕФа имели большой резонанс и распространение в среде творческой молодежи. Его отделения появились в Одессе, Ленинграде и Казани, Баку и Тифлисе. Установки ЛЕФА разделяли сибирская литературная группа "Настоящее", украинская - "Новая генерация", белорусская - "Литературно-мастацка коммуна. Провозглашенная ЛЕФом программа сближения искусства с производством оказала заметное влияние на организацию учебных процессов во Вхутемасе и Инхуке.

В конце 1920 гг. объединение занималось главным образом проблемами литературы, все агрессивнее проявляя свою политико-идеологическую направленность. В 1929г. ЛЕФ был переименован в РЕФ ("Революционный фронт искусства"). В 1930г. объединение прекратило существование.

«Общество станковистов» (ОСТ) - объединение художников, основанное в 1925 г. в Москве выпускниками Вхутемаса. Члены ОСТа выступали за реалистическую живопись в обновленной форме, противопоставляя ее беспредметному искусству и конструктивизму. Ядро общества сложилось несколько раньше, в 1923-24 гг., когда будущие "остовцы", в то время члены разных групп, участвовали в "Дискуссионной выставке объединений активного революционного искусства". Именно после этой выставки было создано новое общество, учредителями которого выступили: Ю.П. Анненков, П.В. Вильямс, А.А. Дейнека, А.А. Лабас, Ю.И. Пименов, Д.П. Штеренберг. Основные идейные установки ОСТа были изложены в его Уставе 1929г. К примеру, такая: "В эпоху строительства социализма активные силы искусства должны быть участниками этого строительства и одним из факторов культурной революции в области переустройства и оформления нового быта и создания новой социалистической культуры" [2].

Общество вело активную выставочную деятельность. Художники ОСТ экспонировали свои работы на объединенных всесоюзных выставках: "10 лет Октября"; "10 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии", "Жизнь и быт детей Советского Союза" (1929); выставке советского изобразительного искусства в Нью-Йорке (1929). Само же объединение в первоначальном составе просуществовало недолго. Уже в 1928 г. внутри него четко определились две группы художников, отличающиеся своими творческими позициями. Одна из групп (в нее входили Вильямс, Дейнека, Пименов) тяготела к изображению городской жизни, новой техники, индустриального пейзажа, спорта. Их работы отличала динамичность, четкость композиции, графичность в передаче форм. Другая группа, объединявшаяся вокруг Штеренберга (Гончаров, Лабас, Тышлер), работала в более свободной манере, предпочтя лиричность рациональной организации произведений. Первоначально профессиональные дебаты и полемика между членами обеих групп вскоре приобрели политическую окраску. В начале 1931г. "остовцы" пришли к решению, что одна из групп должна выйти из Общества. Этой группой стали художники во главе со Штеренбергом. Оставшиеся художники вскоре отказались от названия ОСТ и заявили о себе как о новом объединении - "Изобригада". В 1932г. ОСТ было распущено в связи с созданием Московского отделения Союза советских художников.

"Четыре искусства" - объединение московских и ленинградских художников разных поколений, созданное в 1924г. по инициативе прежних участников выставок обществ "Голубая роза" и "Мир искусства". Своей задачей члены объединения считали изучение специфики и синтетического взаимодействия основных видов искусства (живописи, графики, скульптуры), а также архитектуры, принципов градостроительства. Отсюда название "4 искусства". Его членами-учредителями выступили: Л.А. Бруни, П.В. Кузнецов, Л.М. Лисицкий, В.И. Мухина, К.С. Петров-Водкин, М.С. Сарьян. В конце 1920-х гг. "4 искусства" объединяло около семидесяти живописцев, графиков и скульпторов. Заметная роль в его деятельности принадлежала архитекторам И.В. Жолтовскому, А.В. Щусеву.

Деятельность объединения не получила понимания официальных кругов. Приверженность традициям мирового искусства и культуры, стремление его членов к высокому профессионализму, упорная работа над совершенствованием художественной формы было названо "контрабандой" и "художественной контрреволюцией". Общество "4 искусства" было обвинено в "узко-формалистических, буржуазных тенденциях". В 1931г. было вынуждено прекратить свою деятельность.

В 1932 году прекратила существование ленинградская группа учеников гениального Павла Филонова «Мастера аналитического искусства». Несмотря на активную творческую деятельность и абсолютную лояльность искусство Филонова и возглавляемого им объединения не были одобрены властями и подвергались резкой критике в официальной печати. Причем характер критики носил политическую окраску: работы Филонова расценивались как "крайнее выражение мироощущения упадочнических слоев мелкой буржуазии и интеллигенции" [2].

Фактически после создания официальных творческих союзов, неформальные союзы были упразднены. Только в годы хрущёвской «оттепели» вновь появились художественные школы и объединения свободного искусства. Объединения художников создаются и ныне. Есть среди них и концептуальные, подчинённые общей для всех участников идее, участвующие в совместных художественных акциях. Однако ни одно из известных нам современных объединений, в отличие от объединений «осевого» (К. Ясперс) для культуры России времени, не имеет столь высокого статуса и влияния, как, к примеру, «Бубновый валет» или ЛЕФ.

3.Роль и значение творческих объединений в культуре современности


Русский авангард является парадоксальным и неоднозначным феноменом отечественной культуры. Его влияние нашло отражение не только в области художественной, но и во всем строе эпохи, став выражением нового опыта видения и понимания мира. В наиболее значимых образцах русского авангарда, в оригинальных художественных направлениях обнаруживается тенденция к поиску оригинальных способов выражения, связанная с процессом противостояния культурной формализации, создания пространства новых смыслов и содержаний [3, с.2].

Некоторые исследователи утверждают, что именно Россия внесла наиболее весомый вклад в сокровищницу мировой культуры. Действительно, достижения в области философии, художественной литературы и искусства рубежа веков были потрясающими. В начале XX века в отечественной культуре произошел мощный всплеск творческой активности; русские не только напугали мир социальными революциями, но и поразили его достижениями в области духа. Имена Василия Кандинского, Казимира Малевича, Игоря Стравинского, Всеволода Мейерхольда, Николая Бердяева и многих других наших соотечественников навечно вписаны в историю мировой культуры. Это творцы, осуществившие переход от стиля модерн и всей духовной культуры XIX века через авангард к модернизму двадцатого столетия. Из модерна и символизма непосредственно вырастают такие направления модернизма, как экспрессионизм, абстракционизм, сюрреализм и отчасти футуризм и конструктивизм. В отечественной художественной культуре того периода наиболее сильными тенденциями оказались абстракционистская и футуристическая [4].

Художественные и литературно-философские общества того времени максимально полно выражали духовные и эстетические запросы интеллектуальной элиты России. Ещё раз подчеркнём, что современная художественная культура в полном смысле этого слова – восприемница культуры века минувшего. Философские, литературные, музыкальные, театральные и кинематографические достижения ХX века, введенные в культурный «оборот» XXI века, продолжают своё «победное шествие». Точно также как и открытия в области изобразительного и иных пластических искусств. Эти идеи генерировались художниками, состоявшими в творческих содружествах.

К сущностным качествам объединений конца XIX - начала XX вв. необходимо отнести активное участие данных формирований в культурном переустройстве мира. Художественные союзы становились своего рода катализаторами художественного и литературного процесса. Эстетика модернистов (представителей свободных искусств) построена на утверждении нового искусства, разрушающего стереотипы, решительно выступающего за абсолютную свободу творческого мышления и выражения, расширяющего свободу восприятия, подвигающего на новые, не знающие границ художественные свершения.

Не удовлетворяясь созданием изысканных “очагов” красоты и тайны, противостоящих низменной материальности бытия, авангард ввел в свои образы грубую материю жизни, “поэтику улицы”, хаотическую ритмику современного города, природу, наделенную мощной созидательно-разрушительной силой.

Вот что поэтому поводу говорит Д. Сарабьянов: «Русский авангард при всей своей целостности, представляя в основных качествах единое явление, внутри себя чрезвычайно сложен и многолик. Ни одна страна на ранней стадии авангардизма не дала такого широкого диапазона личностей, по многим параметрам отличающихся друг от друга. Достаточно назвать нескольких "изобретателей" беспредметного искусства – Кандинского, Ларионова, Малевича, Татлина, Матюшина, – чтобы почувствовать, что каждый из них абсолютно самостоятелен, независим и неповторим» [5].

Если говорить о современности, необходимо признать, что модернизм давно уже стал составной частью официальной культуры. Разумеется, в «чистом виде» ни символизма, ни имажинизма, ни кубизма с супрематизмом уже не отыскать. Культурная интервенция прошлого века в век нынешний происходила довольно плавно. Но прочность эстетических завоеваний предшествующей эпохи в XXI веке сомнению не подлежит. Модернисты конца XIX - начала XX века заложили фундамент современного искусства, задав основные векторы развития пластических и непластических искусств, кино, театра, хореографии, литературы и философии. Благодаря практическим и теоретическим разработкам художников пред- и послереволюционного периода, были в значительной степени сформированы и эстетические парадигмы будущего. Более того, идеи, формы, технологии, созданные в переломную для России эпоху, продолжают своё плодотворное существование, беспрерывно обновляясь, обретая новые черты и свойства.

Заключение

В настоящей работе рассматривались творческие объединения рубежа XIX - XX веков, культивировавшие определённые эстетические и идеологические концепции. Автор попытался на ярких, характерных примерах показать широчайший спектр новаторских формирований того времени. И, кроме того, указал на некое общее для всех групп и школ свойство – неудержимое стремление к новизне, причём не только формы, но и содержания. В ходе анализа названных явлений, автор пришёл ещё к одному выводу. Между творческими объединениями и представленными ими течениями мысли и искусств рубежа XIX и XX веков существует явная преемственность. Равно как и между культурами XX и XXI веков.

Эстетическая и «технологическая» преемственность между культурами на первый взгляд совершенно разнородными и подчас взаимовраждебными – это культурно-исторический феномен, доказывающий неоспоримое. Художественная культура, так же как философия находится в постоянном движении, поиске новых форм отражения действительности, её осмысления и её в ряде случаев методов переустройства.

Лилия Кабанова утверждает, что авангард зарождается в отечественной культуре в параллельной и независимой динамике от западноевропейского аналогичного опыта, укорененного в топос культурно-исторического сознания эпохи модерна. Русский авангард, опираясь во внешнем опыте на концепт новизны и автономности, внутри, в онтологии своего появления и проявления авангард соразмерен сущностным основаниям отечественной культурной традиции [3, с. 12].

Своеобразие отечественной культуры состоит ещё в том, что искусствовед с мировым именем Дмитрий Сарабьянов называет традицией разрыва, то есть пересмотра, отказа от предшествующего ради нового. «Эта традиция, - говорит исследователь, - формировалась в России с давних пор – в разрыве с язычеством в момент крещения Руси, когда русская культура обогатилась византийской духовностью; в решительном переломе на рубеже XVII –XVIII веков; в отказе от наследия романтизма и академизма со стороны передвижников; в таком же разрыве с передвижничеством со стороны мирискусников. Подобные примеры не должны привести к мысли о том, что Россия с легкостью отказывалась от своих собственных завоеваний. В моменты отмеченных разрывов сохранялись связи, оживала внутренняя традиция, которая таилась в глубине, не обнаруживая себя во внешних проявлениях» [5].

Преемственность пристального, действенно-преобразующего отношения к искусству и, собственно, к самой жизни во всех её проявлениях имеют место и ныне, доказывая идейно-философскую и эстетическую состоятельность художественных методов и приёмов, направлений и течений, ярко заявивших о себе в канун социальных революций прошлого века. Таким образом, безо всякого лукавства можно сказать, что дело модернистов (шире – новаторов) рубежа XIX – XX вв. живо и ныне, как живо и неистребимо в человеке стремление к свободе.

Также именно у Д. Сарабьянова автор нашёл подтверждение своим выводам о фактическом статусе объединений: «В одном временном отрезке разворачивается целый ряд стилевых вариантов и идейно-художественных движений. При этом в большинстве случаев речь должна идти о группах, о движениях, а не об индивидуальностях» [5].

Список литературы:

1. Березовая, Л.Г. Творческие объединения Серябряного века [Электронный ресурс] / Л.Г. Березовая. - Режим доступа: www.nivestnik.ru/2001_3/20.shtml

2. Лукьянов А. Художественные объединения и творческие союзы [Электронный ресурс]: словарь / Андрей Лукьянов. - Режим доступа: http://lib.ru/TXT/tworch.txt

3. Кабанова, Л.И. Феномен русского авангарда 10-30 гг. в контексте отечественной культуры конца 19 – первой трети 20 столетия [Текст]: автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора философских наук / Лилия Кабанова // Санкт-Петербургский гос. университет. - Санкт-Петербург, 2012. – 32 с.

4. Яковлев, Д. Культура России. Авангард. [Электронный ресурс] / Дмитрий Яковлев. – Режим доступа: http://www.russianculture.ru/fulle.asp?id=10

5. Сарабьянов, Д.В. Русская живопись. Пробуждение памяти [Электронный ресурс] / Дмитрий Сарабьянов. – Режим доступа: http://independent-academy.net/science/library/sarabjanov/index.html