понедельник, 12 апреля 2010 г.

Делают что должно...

В милицейской династии заозерновцев Федосеевых каждый из мужчин будущую профессию выбирал самостоятельно. Однако никто из них не стремился стать непременно милиционером. - В милицию мне помогли придти обстоятельства, - говорит старший из Федосеевых, 82-летний Егор Николаевич. - И у меня изначально были другие планы, - смеется его сын, ветеран МВД Александр Егорович. - Но с годами оказалось, что милиция - моя судьба. Внука Вадима Александровича осенило, что его место в милиции только после окончания университета... Главное, что никто из них в «случившемся» не раскаивается. Служба в милиции стала для Федосеевых делом всей жизни. Любимым делом. Похоже, именно за это их уважают земляки. За постоянство и надежность, верность слову и долгу. Наконец, за человечность.
Простой солдат
Родоначальник династии, Егор Николаевич, отслужив 8 лет, демобилизовался из армии в 1951 году. В звании старшины отработал 20 лет в транспортной милиции на ст. Заозерная Рыбинского района. Но в милицию устроился не сразу, а примерно годом позже демобилизации. Сначала работал в стройконторе пос. Ирша, строил железнодорожный мост. В милицию посоветовали устроиться сотрудники военкомата. Ты, старшина, дескать, человек служилый. И военный опыт у тебя есть. Служба же в милиции во многом сродни армейской. Опыт у Егора действительно имелся, причем боевой. Комсомолец Егор Федосеев, родом из деревни Бартанас Тасеевского района, в армию уходил 17-летним пареньком. Добровольно. Было это в 1943 году. Определили его в погранвойска. Служил в Благовещенске. В августе 1945 был отправлен на советско-японскую войну. Воевал на Сахалине, пройдя его с севера на юг. Во время одного из боев получил легкую контузию, потеряв на три дня дар речи. После капитуляции Японии, дослуживал на заставе в г. Шахтерске. Предлагали ему тогда остаться диспетчером в порту Южно-Сахалинска. Он предпочел вернуться на Родину. Тем более, что к тому времени большинство родственников перебралось из Тасеевского в Рыбинский район, и поселились довольно близко друг от друга. Хотелось повидаться с матерью и отцом, ушедшим на фронт в начале войны, вернувшимся домой ближе к Победе. В общем, манило Егора к родным, в Сибирь... Кстати, вспоминая об отце, Николае Павловиче Егор Николаевич не без гордости заметил, что отец у него был крепким мужиком и настоящий солдатом. Выходец из донских казаков, Николай Федосеев прошел три войны. Первую Мировую, затем «из огня да в полымя» - Гражданскую, на которой командовал взводом в знаменитой Тасеевской партизанской республике. В доме родителей, как рассказывал Егор Николаевич, долгое время хранилась кавалерийская шашка и папаха отца, вся продырявленная шрапнелью. На Отечественной отец воевал под Сталинградом. Был ранен. Побаливал... фронтовые раны постоянно давали о себе знать, но прожил Николай Павлович все же довольно долгую жизнь. И потомкам передал по наследству крепость телесную и бодрость духа. Сказались, верно, казачьи корни и боевая закалка. Вспоминая первые годы службы в транспортной милиции Егор Федосеев «похвастал» тогдашним обмундированием и табельным оружием. Форма была черного цвета, вместо шапки папаха, сапоги со шпорами, сабля и пистолет ТТ. Оружием пользовались нечасто, в основном при задержаниях. Но однажды пришлось стрелять на поражение. Причем в голову. Произошло это во время «бериевской» амнистии 1953 года, когда после смерти Сталина из мест заключения стали освобождать уголовников. Милиционеры сопровождали пассажирские поезда, с тем чтобы минимизировать вред, который могли принести мирным гражданам рвущаяся на Запад страны армия помилованных уголовников. Очень много тогда погибло милиционеров. В одно из своих дежурств на перроне вокзала в Заозерном, Егор Николаевич пытался урезонить озверевшего зэка, несшегося на милиционера с ножом. Увы, выстрел был единственным способом «вразумления». Но чаще приходилось иметь дело с подвыпившими хулиганами, мелкими воришками. Однажды приводил в чувство загулявшего работника прокуратуры в высоком чине. Тогда это было не просто. Пришлось даже позвонить первому секретарю райкома КПСС Федору Лещеву, они с ним на Востоке служили в одной комендатуре. Лещев дал добро на задержание. Завершая свои воспоминания, Егор Николаевич сказал: - Я всегда был простым солдатом, но службу нес честно. Старался людям помогать, а не карать. По мелочам не задерживал. Бывало «мораль» почитаю да и отпущу.
Сын Егора Николаевича Александр, дослужившийся до звания «майор» и вышедший на пенсию около 10 лет назад, подтвердил, что отец, конечно, «звезд с неба не хватал» и никаких выгод для себя не искал. Про таких людей говорят «скромный труженик», но именно на них держится любое серьезное дело. Нельзя сказать, чтобы Егор Николаевич был незаметен. Нет. У него было немало наград, награждался он и знаком «Отличник милиции». Знаете, как Егора Федосеева зовут с незапамятных времен? «Дядя Гоша». Кстати, неправильно. Гоша — это Георгий. Станут так по-свойски именовать жестокого или мелкого человека? Александр утверждает, что у отца до сих пор «пол-Заозерки» приятелей. - Потому что всегда был человечным человеком. И выполнял исправно свои обязанности. И сейчас выполняет. Печку топит в доме, с курами возится. Не может без работы. В госпиталь увезешь его подлечиться, просит, чтобы поскорее забрали.
Взысканий нет
Лев Толстой любил повторять: «Делай, что должно, и пусть будет, что будет». Думается, эта поговорка достаточно точно характеризует жизнь и деяния отца и сына Федосеевых. Отслужив в армии, Александр возвращается в Заозерный и фактически принимает у отца «эстафету». Ему предлагали остаться в КГБ. И не где-нибудь, а в Москве, где он служил. А влиятельные родственники, кстати, уроженцы пос. Ирша, давали «угол» и работу. Головокружительные перспективы открывались перед ним. Нет, домой. Сначала хотел вернуться к доармейской профессии печатника. Потом «поддавшись» на уговоры отцовских коллег, пошел в милицию. Несколько лет возглавлял районный медвытрезвитель. Впоследствии получил должность старшего следователя. На счету Александра Егоровича немало расследованных «темных» дел. Например, серия краж в сельских магазинах Рыбинского района. Инсценированных продавщицами по взаимному сговору в целях «увода» внимания следствия от недостач. Подозрение пало именно на женщин. В магазине валялись разбитые бутылки водки. Ни один мужик так не поступит, даже впопыхах! Вывел он однажды на чистую воду и сотрудников милиции, совершивших убийство в строящемся здании автовокзала. Это был скандальнейший случай. Блюстители порядка покусились на жизнь больного, по сути убогого человека. Были случаи в практике Александра и курьезные, и трагикомические. Однажды на задержании в Бородино, подозреваемый запустил в дверь двухпудовую гирю. Подумалось, что это ружейный выстрел, пришлось вызвать подкрепление. А было и такое, когда оперативная группа несколько часов не могла подняться со снега под плотным ружейным огнем. В послужном списке Александра нет взысканий, а вот наград немало. Он трижды, например, награждался медалью «За отличие в службе», дважды удостаивался звания «Лучший по профессии». До сих пор Александр в боевой форме, служит в одном из охранных предприятий, инструктирует своих коллег в рукопашном бое. - Трусов в нашей семье не было, - говорит он, - за себя любой из нас постоит. Я не боюсь по улице ходить даже ночью. С двумя «нападающими» вполне справлюсь. Но для этого надо постоянно поддерживать физическую форму.
Пути Господни неисповедимы
Был ли пример отца решающим в выборе профессии? Александр не исключает этого, но в то же время говорит, что отец, мудрый человек, никогда не «заманивал» его на свою сторону. А, может, каким-то образом знал, что Александру суждено стать милиционером. «Пути Господни неисповедимы»?
Вот и внук у старшины Федосеева сделал свой выбор в пользу милиции. И без всяких понуканий, - своя голова на плечах.
Старший оперуполномоченный уголовного розыска отделения милиции № 54 МОВД «Бородинский» в г. Заозерном, капитан милиции Вадим Федосеев после окончания технологического университета, взвесил все «за» и «против» - решил продолжить дело отца и деда. - Пришел в уголовный розыск, - вспоминает Вадим, - и сразу понял, что это мое. Понравилась рабочая атмосфера в коллективе, серьезное, уважительное отношение друг к другу и к делу. Особенно мне запомнился случай в Заозерном, когда мы разрабатывали группу цыган, связанных с наркотиками. Это было, если не ошибаюсь, в 2005 году. К нам поступила информация о том, что по нескольким адресам сбывают героин. В мероприятиях по «обезвреживанию» наркодиллеров был задействован весь состав угрозыска по Рыбинскому району. Я тогда еще был лейтенантом. Итогом операции стало изъятие особо крупной партии героина (0,5 кг) и большой суммы наличности, задержано пять человек. После дальнейшей отработки выявили поставщиков героина, проживавших в г. Канске. В задержании участвовало более 40 человек, включая СОБР. Особенно порадовало то, что задержанные впоследствии были приговорены к реальным, что не так уж и часто случается, срокам. То есть, получили по заслугам.
Вадим в отделении, что называется, на хорошем счету. Коллеги ценят его за целеустремленность и принципиальность. Не случайно у него около 20 поощрений за добросовестное выполнение служебных обязанностей и оперативное раскрытие преступлений. Среди наград — почетные грамоты и денежные премии. В прошлом году Вадим находился в полугодовой командировке в Чеченской республике. По итогам года был отмечен руководством как «Лучший по профессии». В этом году Вадим будет поступать в университет на юридический факультет. Но и отучившись, планирует остаться в милиции.
- Что касается будущего нашей династии, - отвечает, ненадолго задумавшись капитан Федосеев. - Трудно сказать, кем станут, когда вырастут, мои дочки, ведь одной еще только 8 лет, другой вообще три. Знаю только одно. Ради продолжения династии и вопреки своей воле идти на службу в милицию не стоит. Выбор профессии – дело тонкое. В этом процессе должны быть задействованы и ум, и сердце. Если придут в органы правопорядка и юстиции – буду только рад. И дед, конечно, будет рад, и отец. Служить в милиции - это действительно наша семейная традиция.