понедельник, 24 августа 2009 г.

КАК В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ

Немногим больше года, как ушел из жизни Вячеслав Уткин, один из лучших в нашем крае баянистов, популярный и за пределами Красноярья музыкант, создатель и руководитель - душа ансамбля народной музыки “Русалия”. Выпускник Магнитогорского музыкального училища и Красноярской академии музыки, он единственный в Бородине, кто имел диплом концертного исполнителя. Как солирующий музыкант, аккомпаниатор и ансамблевик участвовал в многочисленных конкурсах, фестиваляж, концертах и в России ( в Красноярске, Абакане, Барнауле, Москве, Санкт-Петербурге и многих других городах), и за рубежом (во Франции, несколько раз – в Германии).

Говорить о Вячеславе в прошедшем времени, как о ком-то и о чем-то навсегда, невозвратимо ушедшем (из людской жизни, из реального мира) – занятие столь же нелепое, как говорить, допустим, о покинувшей нас раз и навсегда благодати музыки. Как о самом последнем в нашей земной жизни снеге, дожде, рассвете. То есть, и для меня и для немалого числа людей, Слава не только был, он есть и будет, покуда мы сами живы. Небольшого ростика, чернявый, с изрядно поредевшими в последние годы волосами, изящными усиками, чуточку и как-то очень обаятельно картавящий. Вечно куда-то мчащийся и всюду поспевающий, пританцовывающий от нетерпения заняться поскорее делом (каким угодно, но обязательно интересным, стоящим, и чтоб, как в омут, с головой). Не терпящий безделья и имитации труда, будь то столярное дело или музыка. (Его точеные столики и подставки для цветов, берестяные туески украшают квартиры многочисленных друзей и знакомцев, на инструментах, сработанных им играют музыканты, в деле его партитуры и творческие наработки.) Смеющийся заливисто, “полным ртом”. Живущий полной жизнью. Бурно и страстно. Как в последний раз. Таким он остается с нами.

БРЫЗГИ ШАМПАНСКОГО

Приходит как-то Слава с шампанским, с бутылем почти в половину своего роста.
Небольшой подарочек, - говорит, стаскивая пальто, – от почитателей, совсем небольшой, держи. Взваливаю “небольшой” подарок на плечо, несу на кухню.
Кто же шампанское пьет на кухне, деревня?
Я только откупорить, - отвечаю.
Кто же так шампанское открывает, село? Надо по гусарски. Не умеешь? Давай саблю! Как так нету? Ладно, сгодится тесак. Учись, как надо, пока батька живой!
С размаху бьет тесаком по горлышку. Вся кухня в шампанском, пузырится и пенится! Стою у зеркала, вынимаю осколки стекла из бороды, из-за шиворота... Слышу, смеется. Оборачиваюсь.
Ты чего?
Теперь-то я понимаю, что такое “бр-р-р-ызги шампанского”!
Идиот. Убийца. Месяц, как ремонт закончили...
Ползаем по полу, собираем стекло. Снова смеется. Оборачиваюсь.
Бутылка была нестандартная.
Сам ты нестандартный.
Ползаем дальше, сопим. Смеется.
И почему у тебя нет сабли?!
Все, ползать прекращаем. Теперь уже смеемся, сидя на полу, вместе .

НУ ЧТО Я ГОВОРИЛ?

На “больничном”. Лежу, гриппую. Температура адская, тошнит, вялость, из носа течет. Звонит телефон. Поднимаю трубку. Господи, только не это... не этот! Так ведь он! Славка! “Через пять минут буду у тебя!” У него гениальная, уникальная, феноменальная идея. Надо срочно обсудить! Никаких возражений! Смирно! Кр-р-р-у-гом! - “У тебя температура? А у меня идея, - что важнее? Подумаешь, температура, - нашел чем удивить. Я даже рад за тебя. У всех людей температура, пока они живы. Значит, ты человек, все еще живой человек Если не перестанешь отнекиваться. Все, мне некогда, сейчас буду. Ну что еще? Это не аргумент, у всех людей сопли. Ну все, пока”.

Обращаюсь к жене: - “Запирай ворота поскорее. Уткин идет!”. - “Поздно, уже пришел”. И уже с порога шумит, бурлит, клокочет, на ходу раздевается, по ходу все роняет, подбирает, снова роняет. Я ему: - “Слушай, дай умереть спокойно!” А он: - “Не дам. Ты рожден для жизни!” Так, кажется, и не поверил, что я болен. Ушел оскорбленный до глубины души, уязвленный в самое сердце: его не хотят выслушать! - “Улеглись, понимаешь, под одеяло. Долой одеяло, долой одеялопоклонничество! (Пытаясь вытряхнуть меня из постели.) Вставай и иди! Плохо ему! Мне будто хорошо. Короче, не хотите со мной общаться, и не надо, вот пойду сейчас от вас, и ногу нарочно сломаю!” Сказал это, кстати, смеясь. Пришел, смеясь и ушел, смеясь. А мы вдруг загрустили.

Утром следующего дня моя Татьяна встречается со Славой в больнице. И он ей издалека победно машет костылем: - “Ну что я говорил!” Как потом выяснилось, ногу он все-таки не сломал, но как-то сильно повредил. Не нарочно, понятное дело.

НЕНАВИЖУ КОШЕК !

Приходит как-то с хитрющей, заговорщеской улыбкой на лице. Стоит в прихожей, не раздевается, не проходит. С ноги на ногу переминается и чевой-то тихонько посмеивается, злодей. Все ясно, надо идти за каской и бронежилетом, - сейчас начнется! - “Приколоться хочешь?” - “Боже упаси!” Какое там. Поздно! “Прикол” - малюсенький собачонок - уже выпрыгнул из Славкиного кармана (кажется, даже из варежки)и вприпрыжку несется в сторону кухни. - “Что ты наделал?! У меня же коты!!!” Славка (меланхолично так, медленно стягивая ботинок, позевывая): - “Сколько их у тебя?” - “Двое. Семка и Дуська”. - “Ну для Ленки это семечки”. И только он это сказал – началось. Шум, гам, тарарам!.. Ну, в общем, снова “брызги шампанского”! Вбегаем на кухню. Тишина... и вроде как все в порядке... Оглядываемся. Ленка на месте и при деле: невинно помахивая хвостиком, поедает “Кити-кэт”. Кошка Дуська – на антресоли. Кот Семка – мирно покачивается на люстре. Тишь да гладь, семейная идиллия. Слава (глубокомысленно так, совсем даже не издевательски):
- “Слушай, а зачем тебе два таких мерзких чудовища? Вообще, что ты находишь хорошего в кошках?” Огрызаюсь: - “Очевидно, то же, что и ты в гнусных своих собаках!” Рассмеялся: - ”Тоже скажешь. Собаки, по крайней мере, по люстрам не лазят”. И подытожил: - “Ненавижу кошек!”


ТУМ-БАЛАЛАЙКА

Первый наш опыт совместной работы – попытка соединить еврейский мелос с русскими балалайками (т.е. со Славиным ансамблем “Русалия”). Долгое время результатом наших изнурительных репетиций была одна лишь “развесистая клюква”. Получалось и не по-еврейски, и не по-русски. По-тарабарски! Какая-то кабзонщина и бабкинщина, в общем, что-то непотребное. - “Слушай, Володь, я так скоро антисемитом стану! Что за чертова у вас музыка! Все вроде бы просто, бери ноты и играй себе, а играть-то невозмозможно! Чего вы между знаков сюда понапихали? Загадочную еврейскую душу? Как ее достать из нот?”
- “Если твои любимые учителя и музыканты от Бога, Мордухович с Юристом, не смогли объяснить, как объясню я, недоучка?” - “Володь (смеется), слышь, мы с тобой уже как настоящие евреи, вопросом на вопрос отвечаем. Прикидываешь?”

Через день у нас стало получаться. Ночной звонок: - “Есть идея!” И пошло-поехало. Репетиции допоздна. Ругань. Взаимные упреки. Взаимные комплименты, что еще хуже. Наконец, серьезное, “рабочее”взаимопонимание.

На собственную премьеру я чуть было не опоздал. Бес попутал. Кто-то позвонил: - ”Твой выход через три номера”. Только-только успеваю переодется и закурить сигарету – как уже раздаются первые такты “Тум-балалайки”. Все, вперед... И вдруг с ужасом обнаруживаю, что у моей партнерши Нади (мы пели дуэтом по принципу “вопрос-ответ”, - Славкина находка). Вижу, что у Нади на груди красуется изрядных размеров православный крест – в еврейской-то песне. Скандал! И Надя-то не рядом со мною – на другой стороне сцены! Оббегаю сцену, невидимый публике, прикрытый задником. Надя быстро прячет крест, и я со словами “Тум-бала” вылетаю к микрофону. В инструментальном “отыгрыше”, отдыхая от своего небывалого спринтерского достижения , “артистично” так, неспешно оборачиваюсь к музыкантам. Вижу, Уткин смеется, только что не падает со смеху.

После концерта Слава показывает “в лицах”, как все было. - “Когда Володька появился за кулисами, я подумал: - ”Уф-ф! Ну наконец-то! Профессионал хренов!” Потом он снова исчез. Все, нам каюк! Вдруг появляется опять, и тычет-тычет Надежде в грудь. Ну, думаю, если не я тебя убью, так Надеждин муж точно!” Я пытаюсь защищаться, кричу: - “Да не было этого, не было! Не трогал я ее!” Хохот стоит невообразимый. Только мы с Серегой, Надеждиным мужем не хохочем (я застенчиво улыбаюсь, Серега тоже... криво ухмыляемся). Уткин не унимается: - “И вот Володька в прыжке берет микрофон. И вместе с первыми звуками из его рта вырываются клубы дыма. Публика в отпаде. Давно в цирке не были!”

УНИКАЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ

Слава обладал редкостным умением разгадывать в людях нечто такое, о чем даже сами они не знали, не догадывались. Дар его, правда, носил узконаправленный характер. Он обнаруживал в людях сокровенное добро, то ли вовсе не обращая внимание на недоброе в том или ином человеке, то ли не придавая этому значения. Ни о ком, кажется, не слышал я из его уст дурных отзывов, разве что о клейменных негодяях. Все музыканты, в разное время игравшие с ним (и не игравшие – просто находящиеся в поле зрения), по его мнению, были не в разной степени одарены, а в разной степени выявлены, реализованы. Он говорил, что мастерства можно достичь усидчивостью (“задницей”, по его выражению”), но большая часть музыкантов – отнюдь не виртуозы, уже по определению, и “муштра” им может даже повредить. Им необходимо найти свое “место под солнцем”, не гнаться за кумирами, пытаясь к ним приблизится, тогда не будет причины разочаровываться и неизбежно опускаться. То есть, по Славкиной классификации, существуют просто музыканты и - гении. О своем коллеге Александре (Саньке) Чуринове он отзывался с неизменным восторгом, как-то даже преображаясь внешне, начинал сиять и лучиться. Для Саньки в его классификации было уготовано особое место: “не поддающийся классификации”! - “Саньку , как цыгана, учить – только портить.” - “У Саньки нет потолка!” - “Поразительное гармоническое чутье. Уникальная личность!” Дело не в том, что никому не завидуя, он очаровывался всяким сколько-нибудь значимым музыкантом. Нет, в оценках он был трезв. О некоторых из своих коллег он говорил с горечью: “Классный музыкант, но провинция его безнадежно испортила”. Или: “Женька – дьявольски одарен, но балбес, каких свет не видывал!”

Несколько лет подряд Слава занимался на дому с мальчиком, которому дорога в музшколу была заказана (что-то неладное со здоровьем). Слава давал ему практически полный курс ДМШ (исключая хоровое пение, разумеется). То, что он разглядел в хвором мальчишке - не просто начатки музыкальности, но будущего музыканта-профессионала – никакое не чудо, - “хищное”профессиональное чутье! Слава буквально набросился на бедного мальчонку, стал делать из него музыканта, и достиг немалого. Пусть меня простят педагоги ДМШ, но такого исполнительского уровня, как у Славиного ученика, на мой взгляд, за всю историю школы никто из ее учеников-пианистов не достигал. А ведь Слава не был пианистом, его инструмент, его специальность – баян!

Вспоминаю такой случай. Не для того, чтобы похвастаться своими достижениями, а для
того, чтобы порадовать нас, своих коллег, привел он к нам на репетицию своего воспитанника. Тот уверенно оттарабанил несколько фортепианных произведений Чайковского. Мы отметили – да, молодец, развит не по возрасту, правда, как и все нормальные мальчишки озорник великий: играет-то в основном не по нотам, а по памяти. Он тут же и поправился – сыграл по нотам. Слава с ним строг, но сдается нам – напускная это была строгость, он обожал своего ученика, любовался им: - “Не халтурь, начни с первой цифры!” И обращаясь к нам, с плохо скрываемым восторгом: - ” У него не только память уникальная! Знали б вы, какое у него чувство формы!” И тут пацан начинает играть собственные вариации Чайковского, даже немного импровизировать.

А когда зазвучали сложнейшие по фактуре регтаймы Скотта Джоплина, в кабинет тихонько вошла директор ДК Екатерина Сотникова: “Ребята, что здесь происходит? Вячеслав Евгеньевич, Слава, почему прятал от меня это юное дарование? Немедленно готовьте концертную программу!” И мы стали репетировать. Кроме соло, мальчик еще должен был играть со взрослыми музыкантами в ансамблях. Славы не стало. Что станется с мальчиком?

Слава, конечно, и себе знал цену. Последние годы, можно сказать, мучительно (“невидимые миру слезы”) искал... Как бы тут поточнее выразиться – да СЕБЯ он искал. Далеко еще не исчерпавшись в тех музыкально-сценических формах, которые он со своим ансамблем культивировал на протяжении многих лет, матерея и совершенствуясь, Слава почувствовал близящийся творческий кризис, за которым неизбежно приходит бесплодие. Как истинный художник он чувствовал, знал это. И пустился во все тяжкие? Нет. Не порывая с прошлым, замыслил и планомерно осуществлял сразу несколько экспериментальных пректов. Сотрудничество с музыкантами из “пограничных”и даже “чуждых” народной музыке (как джаз, например) жанров и стилей, стало приносить определенные плоды. Предвкушение грядущей смены вех, блаженства свободного музицирования, творчества без границ, окрыляло Славку. Он возрождался как художник, как бы вновь возвращаясь в этот мир. В блистающий мир красок и звуков.
Вдруг уйдя в мир теней. В мир безмолвия.

17 октября 2005 г.

СЕРДЦЕ МОЕ - В РЫБИНСКОМ РАЙОНЕ

Сергей Машталер, зеленогорский предприниматель, владелец пассажирского автопредприятия, совершающего перевозки по территории Рыбинского района, называет рыбинскую землю своей родиной, а жителей района — земляками.
Богатый Буратино с... гулькиным носом
ПАНОРАМА: - Сергей Егорович, основная часть клиентов вашего предприятия — это жители городов Бородино, Заозерный, а так же сел и поселков Рыбинского района...
СЕРГЕЙ МАШТАЛЕР: - И, разумеется, города Зеленогорска, географически принадлежащего Рыбинскому району. Безо всякого преувеличения скажу, лучшей доли, лучшего места под солнцем мне не найти. Люблю эту землю и людей, населяющих ее, простодушных, добросердечных, трудолюбивых. Люблю эту невероятной красоты природу, и самых, на мой взгляд, красивых в крае женщин и детей... А если уж в крае, то, как вы сами понимаете, и во всем мире.
ПАНОРАМА: - Сергей Егорович, если вы так любите землю рыбинскую и ее жителей, то почему не открываете новые маршруты? В районе немало сел, куда автобусы вообще не ходят, а если ходят, то недостаточно часто... Докажите любовь на деле — отправьте свои «Газели» в глубинку.
МАШТАЛЕР (Смеется): - Ну, это уже шантаж! И рад бы открыть, да не могу. Вы еще не забыли, что я предприниматель, а не фокусник? Подскажите, какими способами можно добиться хотя бы минимальной рентабельности на коротких рейсах, и мои автобусы помчаться в любую, даже самую захудалую деревеньку.
ПАНОРАМА: - Легко! Назначьте более высокую против существующей цену на билеты. Это раз. Установите максимально возможную частоту рейсов. Это два.
МАШТАЛЕР: - Позвольте, продолжу вашу мысль... Предельно уменьшите зарплату водителям, слесарям и механику. А лучше им вообще не платите. Это три. Неплохо бы еще дырку просверлить в нефтепроводе, и качать из него денно и нощно. Это четыре. Можно еще вообще-то и банк ограбить. Только стоит ли? Не платить и недоплачивать — это и подло и опасно, как вы понимаете. А насчет цены... По существующим правилам, стоимость билета запрещено увеличивать сверх норматива. Уже не первый месяц глава пос. Урал просит открыть маршрут «Заозерный — Урал». Но расстояние между этими населенными пунктами «десятирублевое». А в «Газели», замечу, 13 посадочных мест. Сколько нужно перевезти пассажиров, чтобы собрать за смену оптимальную для «Газели» сумму? И где найти такое число пассажиров? Ладно, предположим, что нашли. Сколько нужно совершить рейсов, чтобы перевезти эту ораву людей? Давайте посчитаем реальные расходы. ГСМ — 1700 рублей, 700 — зарплата водителя, 1000 — ежемесячный взнос по автокредиту. (Замечу вскользь, что практически все мои автобусы куплены в кредит.) Получается 3 тысячи. А всего, как показывает опыт, учитывая скорость и расстояние, на «Газели» можно заработать 4 тысячи. Причем при полной загрузке автобуса. Но с оставшейся тысячи я должен отчислить медику, проверяющего водителя перед рейсом, механику, выпускающему его на линию и т. д. В общем, если учесть все расходы, включая, естественно, и амортизацию автомобиля, и затраты на ремонт, что останется «богатому Буратино», Сергею Егоровичу Машталеру? Правильно говорите — останется «с гулькин...» Благотворительность только тогда уместна, когда она экономически приемлема. Я не самоубийца, чтобы содержать убыточные рейсы. Но непосильная для меня, частного предпринимателя, проблема расширения масштабов автобусного сообщения вполне решаема на уровне местных и краевой администраций. Причем самым банальным путем. Тем же самым, каким решаются проблемы большинства районных рейсов, осуществляемых государственным перевозчиком - АТП. Изначально убыточных и малодоходных! Эти рейсы дотируютя из государственной казны. Доплатите мне и я поеду в села Тульское, Точильное, Бородино, где люди страдают от отсутствия или недостатка автобусов. Поеду в Громадск Уярского района, куда можно добраться только на транзитных рейсах, в ирбейские села. Пусть только администрации этих районов доплачивают мне за работу.
Признание в любви
ПАНОРАМА: - У вас, насколько я знаю, уже есть опыт работы на территории Рыбинского района, причем крупномасштабной, с охватом всей территории района. Речь идет о начале года, когда вы, по сути, замещали Заозерновское АТП.
МАШТАЛЕР: - Весьма, надо сказать, печальный опыт. За три недели работы нам до сих пор не заплатили ни копейки, - представляете? После того, как АТП лишилось лицензии на перевозку пассажиров (помните об этом скандале далеко не районного масштаба?), нас попросили «выручить» район. И мы бросили на него все силы, совершая перевозки даже в самые отдаленные села, Татьяновку на западном направлении и Завировку — на восточном. Поверьте, нам за произведенную работу даже «спасибо» не сказали.
ПАНОРАМА: - Так вот где «собака зарыта»! Вы просто обиделись на район, и ничего теперь доброго для него делать не желаете.
МАШТАЛЕР: - Да бросьте вы. Виноваты в происшедшем конкретные люди, должностные лица. И бог им судья. А как можно обижаться на район, на свою Родину? Я ведь родом из Заозерного, из районного центра. У меня отец на железной дороге работал, а сам я до 3 класса учился в Заозерном. И если говорить о самосознании, я как был, так и остался заозерновским парнем. В Зеленогорске у меня дом, но сердце мое — в Заозерном, в Рыбинском районе. Что касается обид, правых и виноватых. Мне 42 года. Сами понимаете, — далеко уже не мальчик, и кое что в жизни понял... В одном замечательном советском фильме главный герой говорит: - Обижаются дураки, умные делают выводы... Словно меня процитировал.
Щедрые подарки
ПАНОРАМА: - Скажите, пожалуйста, сколько маршрутов вы обслуживаете и есть ли среди них «эксклюзивные», чисто машталеровские? Сообщите также, какова общая численность автобусов?
МАШТАЛЕР: - Всего у нас 12 автобусов, и большая часть из них — это «Газели» и «ПАЗики», прекрасно зарекомендовавшие себя на наших дорогах. А дороги в районе и в г. Заозерном, скажем так, проблемные, и иномаркам у нас приходится туго. Поэтому они в основном ездят по дорогам с приличным покрытием, такими, как например, участок федеральной трассы до Красноярска. Но ездят в Красноярск, кстати, и «Газели». Шустрые, комфортные машины с великолепными мягкими креслами, снабженными подголовниками. Согласитесь, что ездить в дальние рейсы на жестких седелках — это пытка... А насчет маршрутов скажу так. Они все эксклюзивны и не совпадают по времени движения с автобусами наших коллег-перевозчиков. Из 4 маршрутов три — наши фирменные. Это № 140 А, «Зеленогорск — Заозерный — Бородино» (5 ежедневных рейсов) и № 140 Б «Зеленогорск — Заозерный — Уяр» (3 рейса). Всего в районе ежедневно мы совершаем 20 рейсов. На Красноярск через Заозерный ходит № 551, который мы, заменив автобус, с 1 сентября переименуем в № 531. Это будет удобная во всех отношениях и, между прочим, еще и рентабельная «Газель». Порадуем мы и бородинцев, в августе добавив к существующим маршрут на Красноярск, идущий обратно-таки через Заозерный. Этот рейс в буквальном смысле — подарок бородинцам, едущим в край на медицинское обследование в онкодиспансер и краевую больницу, и приезжающим точнехонько к открытию больниц. Время отправления — 05 часов 10 минут. Номер маршрута — 532.
Ответная реакция
ПАНОРАМА: - Признайтесь, чего в ваш адрес «прилетает» больше, хулы или похвалы? Вы вот подарки дарите людям... Какова ответная реакция? Благодарят?
МАШТАЛЕР: - За годы существования мы ликвидировали только один маршрут — канский. Он оказался убыточным. Остальные все популярны. И не скрою, благодарят нас люди все-таки чаще, чем ругают. Бородинские пацаны благодарны за утренние рейсы. Не было бы 7-часовой «Газели», как бы они поспевали к началу занятий в техникуме и училищах Зеленогорска. Удобны для ребят и обратные рейсы. Благодарны нам и взрослые, работающие в районе. А все дело в нашей «продуманности». Изучив ситуацию в своем сегменте бизнеса, мы поняли как помочь иногородним пассажирам. В итоге мы добились снижения потерь времени, уходящего на ожидание автобуса до минимума. О зеленогорцах, кстати, тоже не забываем. В ближайшее время на ул. Парковой в районе нового городского загса появится остановочный комплекс с теплым залом ожидания и кассой предварительной продажи билетов. Предназначен он для пассажиров, едущих в Красноярск.
ПАНОРАМА: - А ругает вас кто? Уж не пенсионеры ли?
МАШТАЛЕР: - Они, сердечные. И причин здесь несколько. Одна из них — слабая информированность о нашей работе. Часть пенсионеров-льготников и инвалидов не ведает о том, что бесплатный проезд на наших автобусах для них вполне возможен (до 26 поездок в месяц). Другая часть знает и пользуется этим правом вовсю. Бывает, что и во вред другим пассажирам. У нас нет кондуктора. И документы для соцзащиты приходится заполнять водителю, сверяя запись с пенсионными удостоверениями. Такая это, скажу вам, морока. Теперь представьте себе ситуацию, когда в ведомость приходится вносить записи на пассажиров, едущих всего 2-3 остановки. Потеря времени, причем из-за пустяка. Водители поэтому просят пассажиров вносить свои данные на листочки бумаги, после рейса переписывая их в ведомость. А там сплошные ошибки! В результате «Красноярскавтотранс» зачастую не возмещает нам «заработанные» на льготниках деньги. В мае я чуть не застрелился. За месяц мы вместо «живых» денег, заработали мешок бумажек. И полтора месяца ждали их обналичивания. Зачастую в наших автобусах ездят «мертвые души», то есть родственники умерших. Такого за руку не схватишь, пока соцзащита «не пробьет» его по компьютеру. Недавно у нас объявился гражданин, находящийся в розыске, как пропавший.
И еще одна проблема. Среди пассажиров есть люди, садящиеся в междугородний автобус, чтобы проехать в нем до недальней промежуточной остановки, лишив кого-то возможности уехать на большее расстояние или до конечной остановки. Водители просят таких пассажиров повременить с посадкой, выслушивая зачастую в ответ грубости. Что с ними поделаешь, тем более, если билет оплачен?
ПАНОРАМА: - Чего бы вы хотели пожелать жителям Рыбинского района накануне его 85-летия?
МАШТАЛЕР: - В любви к землякам я уже признался. А пожелать им хочу, прежде всего, того, чтобы они оставались такими, какие есть. Добрыми, душевными, сильными духом... Кроме этого, желаю им почаще пользоваться услугами нашего предприятия! Мы работаем для вас.

22 июля 2009 г.