суббота, 22 августа 2009 г.

СВАРЩИК ВСЕМ СВОИМ СУЩЕСТВОМ


Александра Кадитю в г. Бородино знают многие. Специалист высокого класса, электросварщик разреза «Бородинский», недавно только ушедший на пенсию, он не раз становился героем телевизионных передач, газетных очерков и репортажей. «Отметился» в годы оны и на Центральном телевидении, и в центральной прессе. Не обошли его вниманием и местные журналисты. Однако «белых пятен» в биографии Александра меньше от этого не стало.
Трудоспособный возраст
Александру Кодячиновичу - шестьдесят девять лет. Более 45 из них он — сварщик. И это одна из самых впечатляющих его загадок. Не возраст и не трудовой стаж, и даже не то, на сколько лет ветеран выглядит... а выглядит он, надо сказать, молодцом. Поражает, как выразился один его коллега по горячему цеху, полное соответствие Кадити профессии сварщика. В таком возрасте вполне еще можно преподавать сварное дело, но никак не варить самому. Тем более на горном участке, где физическая и психологическая нагрузка явно не для стариков, где работать под открытым небом приходится чаще, чем в помещении, а сверхурочная работа, так же как и аварийные вызовы в ночные смены — едва ли не норма. Кадитя бы и варил до сих пор на участке «Добыча», - в этом никто не сомневается. Ни работники участка, куда он устроился еще в начале 90-х годов, ни сам Александр Кодячинович. Варил бы также: точно и прочно. Но около двух лет назад Александр уволился из разреза, посчитав, что произнесенная нечаянно одним из механиков фраза, оскорбляет его профессиональное достоинство. Кадитю уговаривали остаться и рабочие, и начальник участка, и кадровики. Погорячившийся было механик просил у старого сварщика извинения. Александр извинений не принял. Никто, кроме самых близких ему людей, не ожидал от Кадити такой бескомпромиссности. Обычно мягкий, покладистый Александр повел себя очень решительно. - В моем возрасте «дверью не хлопают», - признался Кадитя. - Наоборот, ради того, чтобы не лишиться «места под солнцем», готовы любую грубость снести. Я так не могу. Тем более, когда речь идет о самом главном в моей жизни — о работе. В общем, «не вынесла душа поэта»...
На разрез Кадитя не вернулся. Поработал несколько месяцев на резке металлолома. Чуть больше года сторожил и кочегарил в одной из организаций города. Сейчас не у дел. Спрашиваю, не тяготит ли «безработица»? - Всегда думал, что быть пенсионером — «почетная должность», - отшучивается Александр, - но оказывается, это так утомительно... В буквальном смысле некуда себя деть. Несколько лет назад построил садовый домик. Кстати, в одиночку, без посторонней помощи. Выращиваем с супругой все, что нужно для дома. Это хорошее дело. Так же как и походы за грибами. Как и рыбалка, наверное, и охота... Но мне этого уже не полюбить. И сердцем, и умом, всем своим существом я сварщик. С детства бредил этой профессией, всю жизнь ей отдал... Кстати, и сейчас не упускаю случая поварить-порезать. Неделю назад был у меня «калым». Один из моих друзей, молодой экскаваторщик, предложил доходную работу у частника— смонтировать в доме систему отопления. Но оказалось, что заказчик - зять моего протеже. А я со своих друзей и их родственников денег не беру принципиально. Так что остался без «гонорара» (Смеется. - В. Г.) Однако за столом с ребятами посидел с удовольствием.
Надо сказать, что попыток устроиться на серьезное, по его словам, предприятие, Александр не оставил. - Недавно чуть было не «подписался» на работу в Ирбейском угольном разрезе, - сообщил он. - Там среди начальства — много бывших инженеров Бородинского разреза, хорошо меня знающих. И заработки нормальные. Отказался. Мотаться каждый день туда и обратно не захотел... Все равно найду дело по душе. Возраст у меня еще вполне трудоспособный.