пятница, 19 декабря 2008 г.

ВБЕЖИТ В ГОРОД ПОД БОЙ КУРАНТОВ

Семидесятилетний бородинец Станислав Рысев как и многие годы подряд, 31 декабря, ближе к полуночи совершит десятикилометровый «марш-бросок» до садового общества «Локомотив» и вернется обратно в Бородино. Из старого года в год новый.
Панорама: Станислав Петрович, что это за ритуал такой, что за причуда, извините, на старости лет?
Станислав Рысев: Да, наверное, немало людей в городе считает мое занятие бегом чудачеством. Причем, безотносительно от того, по каким причинам и как именно я бегаю. В данном конкретном случае я побегу по причине Нового года, празднуя таким образом его наступление.
Панорама: В то время, как горожане уже вовсю будут распивать шампанское...
С. Р.: К столу подоспею вовремя, не беспокойтесь, хотя и не под бой курантов. Только вместо спиртного угощаться буду молоком. Поверьте, этот напиток может быть столь же праздничным, сколь и шампанское. Но вас, наверное, не меньше удивит то, чем я займусь после «застолья». Ничем! Просто лягу спать. И буду прав. Оставаться после такого замечательного вечера у включенного телевизора, как большинство моих сограждан – пустая трата времени и ущерб здоровью. Зато утром, как вы понимаете, проснусь бодрым, в хорошей форме, радуясь жизни, как и день, как и год назад.
Панорама: Обуетесь в кроссовки, и бегом на стадион.
С. Р. : Конечно. Я же пенсионер, - чем мне на старости лет, как вы выразились, еще заниматься, как не чудачествами? Времени-то свободного – с утра до ночи.
Панорама: Глядя на вас, не скажешь, что вы 70-летний старик. В этом бег «виноват»?
С. Р. : Согласитесь, что стариком можно стать и в 40 лет, если плыть по течению, не делая ничего, чтобы не дряхлеть - жить без интереса к окружающему миру и без уважения к себе. Бег для меня - составная часть программы здорового образа жизни, которой я руководствуюсь уже более 30 лет. Понимаю, что отказаться напрочь от мясной и рыбной пищи не все способны, также как и от выпивки и табака. Точно также, не каждый согласится на каждодневные пробежки, даже если речь идет о собственном здоровье. Никому ничего не навязывая, скажу: «Здоровье в себе необходимо поддерживать регулярно, тогда и вопрос о долголетии решится сам собой.»
Панорама: Вам, наверное, неведомо, что такое болезни?
С. Р. : Ну как же. Ведомо, конечно. Только что перенес ОРЗ. Попостился 5 дней, и все как рукой сняло. И что такое медицина мне ведомо, как всякому нормальному человеку. Просто с тех пор, как стал заниматься оздоровлением, мне перестали быть нужны доктора, таблетки, больничные листы. И вот как раз с бега и началась моя «эволюция». В 1975 году работал на нефтяной добыче в Туркмении, и там чуть было не положили меня в стационар. В общем, диагноз был очень серьезный. Но от лечения, которое мне предложили, я наотрез отказался: полное переливание крови, обратно-таки горы таблеток и т.д. Неестественным мне все это тогда показалось, ненужным. Пришел я из больницы домой, переоделся в спортивную форму, и побежал. Дал 25 кругов по беговой дорожке стадиона «Бахор» в почти шестидесятиградусную жару! А домой вернулся холодным, как ледышка... После душа спал почти сутки. Наутро же, как ни в чем не бывало, пошел на работу. Переборол, значит, болезнь И доныне так поступаю. Но ведь бег – это не только лекарство, это еще и ни с чем не сравнимое удовольствие.
Панорама: Помнится, кто-то из великих называл спорт мышечной радостью.
С. Р. : Конечно! Но бег, кроме того, дарит еще радость общения с природой. Ведь летом я бегаю и по лесным проселкам и вдоль полей, не только по дорогам. Кстати, благодаря этому, неплохо изучил местную географию. И в Рыбное бегал, и в Солянку, не говоря уж о Михалевке и Камале.
Панорама: Вспомните, пожалуйста, самый дальний ваш забег...
С. Р. : А можно, о другом упомянуть? О последнем дальнем забеге. Кроме традиции бегать в канун Нового года, была еще у меня одна традиция – отмечать таким же образом и День рождения. Так вот на свое 67-летие пробежал я 67 километров, и на этом числе решил остановиться.
Панорама: Понятно. Наскучили собственные именины.
С. Р. : Не без этого. Нельзя изменять себе в главном – вот что важно. А все остальное... Вот еще недавно была у меня борода, - безжалостно с ней расстался. Все, решил, сбрею, больше не нужна. Так же и с празднованием Дня рождения. Понял, что это лишнее, необязательное.
Панорама: А не постигнет та же жестокая участь и Новый год?
С. Р. : Надеюсь, что нет. День рождения – событие сугубо личное. Новый год – и личное, и всенародное.
Панорама: Хотите что-нибудь пожелать бородинскому и зеленогорскому народу в канун праздника?
С. Р. : Того же, что и себе. Жить активно, а значит долго.

Виктор Авдеев, руководитель фольклорного ансамбля «Красна Русь»: «Станислав – фигура в Бородине, бесспорно, знаковая. Человек в одиночку, без сторонней помощи, одолевающий все преграды, стоящие на его пути, все беды и болезни, превозмогший одиночество и уныние. В общем, сама воля и целеустремленность - настоящий мужик! Завидую, по-доброму, конечно, его духовной и физической силе, его оптимизму»

Корни у Станислава Петровича знатные. Потомок кондовых сибиряков, проживавших некогда в Тобольской губернии, он с гордостью вспоминает о своем деде Михаиле Степановиче, бывшем волостном старшине и городском старосте, крестьянине Туринской городовой волости, одним из трех «избранных» (депутатов), представлявших в IV (и последней) Государственной Думе свою губернию. Не в него ли пошел внук?


Газета "Панорама" (г. Зеленогорск Красноярского края) Декабрь 2006 г.

ЖИВЕТ ТАКОЙ ПАРЕНЬ

Наверняка найдется человек, да не один, пожалуй, кого возмутит заголовок этого очерка (не говоря уж о содержании). Как автор посмел назвать 65-летнего мужчину парнем, присвоив себе вдобавок название всенародно любимого шукшинского фильма? Неужели почтенный старец, горный мастер Виктор Алексеевич Кузовков хоть в чем-то похож на баламута и хитрована, главного героя фильма Пашку Колокольникова (Куравлева)?
Отвечу сразу и без обиняков. Похож. Не во всем, разумеется. Алексеич (именно так бородинские шахтеры зовут своего коллегу) ни в коем случае не баламут и не хитрован, хотя доброго лукавства и озорства ему не занимать. Но точно так же никакой он не «пожилой старец» в свои «нечаянные» 65! Знающие его даже мало-мальски люди подтвердят: «Кузовков моложе многих и многих молодых!» Уже в этом одном сходство с героем Шукшина. Но главное сходство в том, что как и Колокольников Алексеич буквально покоряет окружающих «простодушным и добрым восприятием мира, своей неуёмной жизнеутверждающей силой, верой в то, что жизнь - это праздник человеческого общения». Прошу прощения за пространную цитату из рецензии на фильм. Но, ей-богу, сказано это словно о моем герое...
ВСЕ ПО ПЛЕЧУ
Школу Виктор Кузовков окончил в 1959-ом, в этом же году ушел на 3 года в армию. После демобилизации поступил в новокузнецкий Сибирский металлургический институт (специальность: подземные разработки месторождений полезных ископаемых). На вопрос, почему выбрал профессию горного инженера, Алексеич отвечает просто: «А куда еще податься было бородинскому пареньку, как не в угольную промышленность? Дети горняков, а отец мой трудился и на иршинских шахтах, и на Ирша-Бородинском разрезе, уже рождаются горняками. Кто-то сразу после школы идет на разрез. Мне же нравилось учиться, а главное, родители не хотели, чтобы я стал простым рабочим, лучшей доли мне желали, - сами-то они хлебнули лиха. В семье, кстати, детей было восемь душ. Всех мои старики вырастили, дали приличное образование... После окончания вуза, отработав обязательные 2 года «на чужбине» (шахта им. Ленина в г. Кизеле Пермской области), вернулся в 1970-м в Бородино, именно с этого года и работаю на разрезе.»
Работает Алексеич на разрезе поныне. Правда, с некоторых пор уже не в должности мастера (хотя, надо сказать, его зачастую и сейчас уговаривают «помастерить»), а рабочим. А начинал он как раз сменным мастером, отработав по несколько лет на всех основных участках. 4 года состоял в должности механика на вскрыше. Около 4 лет провел в техотделе... Вспоминая об этих, «технологических» годах, Алексеич говорит: «Как белый человек ходил, в пиджаке и при галстуке... Но манило в траншею, поближе к производству, к мужикам, к угольной пыли и мазуту, куда и вернулся безо всякого сожаления». Знали бы его родители, какую он избрал себе судьбу, наверное, не обрадовались бы. Шахтерские мастера – такая же черная кость, как и простые шахтеры, одно название – ИТР.
Кирзачи, промасленные, пропыленные ватник и «спецура». В любую погоду, в зной и стужу, по несколько раз за смену мастер должен обойти экскаваторы, дабы сменное задание выполнялось в максимально полном объеме, и в полном соответствиями с законами горного дела. Надзорная функция – основная в работе мастеров; на самом деле, чем им только не приходиться заниматься (впрочем, если они сами, точнее, лучшие из них, идут на это), не гнушаясь и физической работой, помогая рабочим, давая тем возможность немного передохнуть. Кузовков, например, зачастую тушит очаги самовозгорания угля. (Излюбленное его занятие... На 40-градусном морозе от водяных брызг через полчаса уже превращаешься в сосульку. Класс!) Запросто может очистить железнодорожный переезд, если это сделать больше некому, поможет установить многометровый лестничный марш на угольном борту... Таких как он и рабочие уважают («Свой в доску»), и начальство ценит («Расторопный, безотказный, дельный».)
Впрочем, не всем начальникам по душе близость Алексеича к рабочим. Неохотно, с оговорками, но все же рассказал он о нескольких крупных конфликтах с начальниками по этому, и не только по этому поводу. Давно это было, ещё до горбачевской перестройки. Заступился он однажды за рабочих, недовольных тем, как им начислили зарплату, и получивших за это «большой втык», как выразился Алексеич. Сил не было слушать отборную брань, извергавшуюся из начальственных уст и перемежаемую угрозами расправы. Зарвавшегося негодяя, явившегося на наряд вдобавок ко всему еще и нетрезвым, Алексеич вразумил очень даже по-мужски. В общем, оказался тот на полу, мгновенно протрезвев. Какое было у этой истории продолжение, представить нетрудно. Впрочем, борца за справедливость не уволили... Но и не повысили, разумеется. Другая история стала натурально притчей во языцех, а реплика, направленная Кузовковым в адрес господина, гнобившего некогда и рабочих и ИТР, и попытавшегося недавно поручкаться с Алексеичем, стала крылатыми словами: «Подлецам руки не подаю!»
В начале 80-х пришел Кузовков на добычной участок. Попробовал себя в разных должностях, был и заместителем начальника и начальником участка. Поразмышляв недолго, решил окончательно: «Не мое»! И вернулся обратно в «яму». Около десяти последних лет Алексеич - мастер по хозработам. И у него действительно беспокойное хозяйство, почитай вся траншея (почти 10 км в длину, 2 км в поперечнике) со штаб-квартирой на насосной станции. В его задачи входит поддерживать надлежащий порядок в траншее: технологические дороги, ж. д. переезды и пикеты, лестницы по горизонтам, все это в его ведении. Кроме этого, он со своими людьми предотвращает пожары, руководит нарезкой дренажных канав... В общем, всего не перечислишь. Говорят, что нет незаменимых людей. Наверное, это справедливое утверждение. Но когда Алексеич уходит в отпуск, начальство ждет его возвращения с нетерпением, - никто из мастеров лучше Кузовкова «кузовковскую» работу не выполнит. В 60 с лишним лет он руководит работами по ликвидации крупномасштабного пожара, выполняя так называемое особо опасное задание (и таких случаев, кстати, тьма тьмущая). Спрашиваю его: «Тяжко пришлось, наверное, - не молодой ведь уже?» Отвечает: «В самый раз! Сам ты старик!» Зам. начальника участка Виталий Сидорчук как-то пошутил: «Какую бы работу тебе дать, Алексеич, чтобы ты ее не выполнил?» Да нет, наверное, такой работы... Все этому вечно улыбающемуся парню по плечу! Сам же он недавно мне признался: «Главное в нашей работе – строго выполнять нарядное задание. Не прогибаться перед вышестоящими, а просто трудиться на совесть. Тогда на любом производстве будет порядок».
ЖИЗНЬ – ПРИВЫЧКА ПОЛЕЗНАЯ
Одна юная журналистка, впервые посетив угольный разрез, «отработав» с горняками целиком рабочую смену, поделилась затем с читателями своими откровениями. Знаю, дескать, и понимаю, почему пьют мужики. Работа у них нервная, изматывающая, а выпивка возвращает их к нормальной жизни, вымывая из организмов усталость и зловредные токсины (очевидно, то же самое она бы сказала, поближе познакомившись, скажем, с металлургами, или с цирковыми артистами, - у всех работающих на износ схожие проблемы). Алексеичу такая «гуманная», всепрощающая точка зрения не по душе. Он давно отказался от спиртного, и это был осознанный, мотивированный поступок. Сначала в порядке эксперимента, на год, на два «завязывал» с выпивкой, - давалось это сравнительно легко, поскольку и привязанности никогда серьезной не было... А несколько лет назад распрощался с алкоголем, как он говорит, навсегда. Склонность к выпивке он считает одновременно и глупостью, и слабостью. «В высшей степени нелепо, - утверждает он, - вливать в себя химическую отраву, с тем чтобы «улетать» из реальности, что уже само по себе сомнительное удовольствие, попутно губя свое здоровье, и зачастую непоправимо». Для того, чтобы общаться по-человечески, выпивка не нужна. Также как не нужна она для того, чтобы снять усталость, «расслабиться», как нынче говорят. Когда есть что сказать, любой разговор, с любым, не обязательно близким человеком, завяжется сам собой. Даже и задушевный. И без спасительной бутылки.
Алексеич несомненно знает толк в общении. На добыче у него слава великого полемиста, шумного и подчас непримиримого, за словом в карман не лезущего. Но многие знают его еще и как внимательного, чуткого собеседника, способного выслушать какие угодно откровения, дать дельный совет, причем сделать это ненавязчиво, деликатно. А поговорить, порассуждать он действительно мастер. Без опаски прослыть чудаком, делится своими размышлениями по самым далеким от быта и производства темам. У Алексеича собственные, зачастую запредельно спорные взгляды и на политику, и на культуру, собственные теории, философские, богословские, медицинские. Он, к примеру, напрочь отрицает дарвинизм. И в суждениях его, надо сказать, не мало рационального, дельного. Любят послушать его мужики, бывает даже нарочно на спор провоцируют, «раздраконивая» вопросами из тех, что не в бровь, а в глаз. Какая тут к дьяволу водка? И без нее полнота жизни достижима... Вот она, пожалте! Мыслю, спорю, - значит существую.
Прочитав за свою жизнь немало книг, Алексеич и ныне не бросил это занятие. Последние годы буквально штудирует (или штурмует, - очень уж это непростые книги) Библию и астрономические труды. «Поваляться на диване после ужина – удовольствие не из последних, но полезней все же взять в руки книжку», - считает неугомонный Алексеич. Хватает у него, конечно, забот и по дому, тем более, что привык все делать своими руками. И на земле (сад-огород) немало приходится работать. «Все-равно времени остается уйма свободного и для чтения, и для размышлений. Вот, кстати, почему еще люди «по водке-матушке реке» плывут безвольно, - не могут и не хотят распорядиться своим временем, а, в сущности, и своей жизнью... Не понимают, зачем живут... А плыть по течению так сладко», - вот такая еще теория есть у добычного мастера Кузовкова. «Когда стану совсем старым и уйду на пенсию, куплю себе телескоп, - то ли в шутку, то ли всерьез говорит он, - буду бессонными ночами рассматривать звездное небо, изучать в подробностях. Нельзя человеку без дела!» А дел у него, кроме названных, и правда невпроворот.
Ранним утром, например, обязательное обливание ледяной водой, затем продолжительная гимнастика у распахнутой в зимнюю стужу форточки. Все это давние (и бесспорно полезные) привычки, так же как и жонглирование по нескольку раз на дню пудовыми гирьками. Кстати, до недавнего времени, и на своей добычной «штаб-квартире» практиковал он эти атлетические забавы, пока начальство не запретило, и своих подопечных гонял на турник... Список полезных привычек 65-летнего горняка, надо сказать, не исчерпывается спортом и интеллектуальными упражнениями.
Живет Алексеич полной «до краев» жизнью, разнообразной и осмысленной, ловко управляя, «распоряжаясь», как говорил поэт, своей судьбой. Принося и себе пользу и людям, одаривая жизнелюбием и молодостью окружающих. 13 сентября у Алексеича День рождения. Что можно пожелать человеку у которого и так все есть? Чтобы так все дальше у него и оставалось!
Поздравляю всех, с кем ты, Виктор Алексеевич, замечательный русский парень и горняк от Бога, поддерживаешь отношения за радость общения с тобой. За то, что ты у нас есть.

Сентябрь 2006 г.

Рядом с мэрией — райские кущи

Дворовые заметки
Бородинцы супруги Безруковы несколько лет назад посадили во дворе своего дома четыре куста вишни. Кусты прижились, и с годами разрослись и вширь и ввысь. И теперь дворик дома №3 по улице Горького имеет не только свой «вишневый сад», но и живую изгородь, цветущую и плодоносящую, чего, кажется, нет больше ни в одном дворе города.
Чета Безруковых вместе с трехлетней дочкой поселились здесь около 20 лет назад. И дом, и дворик им определенно понравились. Построенная в начале 50-х годов прошлого столетия двухэтажка, соседствующая с городской администрацией, здание хоть и типовое, но довольно-таки привлекательное. Приятно удивил тогда супругов Безруковых патриархальный уклад жизни соседей, не просто дружественность во взаимоотношениях жильцов, а, можно сказать, семейственность... Помогали друг другу как могли и чем могли. Перед майскими праздниками, все как один и безо всякого принуждения, разумеется, выходили на субботник. Закончив уборку двора, «засылали гонца» за поллитровкой и пировали под открытым небом до самых сумерек. И свадьбы праздновали, и в армию провожали всем двором... В общем, все в доме по Горького было, как в известной песне Анжелики Варум. Единственное, что смущало Безруковых, так это отсутствие зелени. То есть зелень, конечно, была, но не та, которой бы хотелось. Скучные тополя и унылые пыльные акации вызывали законное чувство протеста. С годами пришло безразличие – пусть все остается таким, как есть. (Как говорил протопоп Аввакум, правда, по другому поводу: «До нас положено, пусть так и лежит во веки веков».)
Но вмешался Господин случай. На своем дачном участке Безруковы прореживали ягодные кустарники. Выбрасывать на свалку отбракованную, но вполне здоровую вишню было жалко, привезли ее домой, и в тот же день вкопали вдоль бетонного фундамента от стоявшего здесь некогда забора. «Надежды, что вишня приживется, конечно, не было, - вспоминает Татьяна Безрукова, - хотя мы и ухаживали за ней... Полюбуйтесь теперь на этих красавиц, - не узнать! Мало того, что они выстояли в первую лютую зиму, и весной дружно зацвели, так еще и плодоносить стали.» Действительно, из худосочных кустиков выросли крепкие деревца, обильные на ягоду («рясные», как еще у нас говорят). Николай Безруков добавил к словам Татьяны: «Мы привезли фактически бросовые кусты, посадили наудачу... черте знает в какую землю, каменюга на каменюге, а они как на опаре растут - вымахали уже выше человеческого роста, и ягод дают не меньше, чем их дачные «родственники». В общем, наша детвора в восторге. До созревания ягод шалаши себе какие-то в зарослях строят, от жары укрываются. Ну а в августе уже начинается ягодное раздолье... Здесь, конечно, не Кубань, но наши деревца оказались на редкость плодовитыми, и полакомиться вишней может любой желающий – всем хватит понемногу. И нашим пацанам с пацанками, и соседским. Нет-нет, да и прохожий какой соблазнится, сорвет украдкой несколько ягод. А бомжи под покровом ночи приходят сюда уже с ведрами. Мы, конечно, никого не гоним, - не жалко.»
Получается, что семья Безруковых совершила благое дело неосознанно, на чем они и настаивают. Не будем оспаривать их точку зрения, хотя лично я убежден в обратном: ничего случайного в нашей жизни нет, каждый наш поступок внутренне мотивирован и обусловлен тысячами причин, в том числе духовного свойства. Кстати, Николай всю «вину» за случившееся «сваливает» на Татьяну: «Это она все, ее инициатива... Я у нее в подсобных рабочих был. Вообще, интерес к земле у меня только-только начал проявляться, видимо, крестьянские гены пробудились, - смеется Николай. - А вот когда дачу строили, там уже я был бригадирам, не она. Кстати, без похвальбы, у нас Таней получился не домик, а настоящий дом, и в нем спокойно можно жить круглый год».
Вспомнилась мне сразу известная триада: дом, дерево, сын... Спрашиваю у Николая: «Дом ты построил, и не один, насколько я знаю, деревьев насадил целый лес. А сына вырастил?» На это он ответил так: «Нет, но зато вырастил двух дочерей. А вместо сына у меня внук Димка, самый мой лучший корефан!»
Вслед за Безруковыми пустились и остальные соседи «во все тяжкие». Кто-то из них посадил во дворе сирень, кто-то калину и рябину, разбили совместно цветники, - летом территория дома превращается в райские кущи.
И летом, и зимой у жителей дома №3 есть двор (так и подмывает написать это слово с большой буквы) – вот что главное, вот в чем фишка! А у вас, уважаемые читатели, есть? Вам слабо?

Май 2007 г.

Общежитие лишают статуса

Отдел по управлению муниципальным имуществом г. Бородино (ОУМИ) готов выступить перед городским Советом депутатов с предложением о лишении дома по ул. Ленина, 47 статуса общежития. О мотивах этого решения наш корреспондент беседует с начальником ОУМИ Александром Первухиным.
Пожилое молодежное общежитие
Панорама: Александр Владимирович, за что Вы хотите лишить общежитие имеющегося у него статуса? Чем оно так Вам не угодило?
Александр Первухин: Этого хочу не я. Этого требует здравый смысл. Строго говоря, дом по Ленина, 47 давно уже не соответствует статусу общежития, тем более, общежития молодежного. Жилищный кодекс РФ гласит, что специализированное жилье, к коему относятся и общежития, предоставляется — акцентирую на этом ваше внимание - для временного проживания граждан на период учебы, службы или работы. Исходя из этих требований, констатируем: проживание по данному адресу основной массы нынешних его жильцов не соответствует Законодательству. Когда мы с ними заключали договоры найма (разумеется, не социального найма, дающего право на приватизацию, а найма без права на приватизацию. - Панорама), подтвердилось, что это, как правило, люди пожилого возраста. И судя по срокам, временным их проживание в общежитии назвать невозможно. Оказавшись в нашем городе по разным причинам и доказав городской жилищной комиссии нуждаемость в жилье, они в свое время получили право на заселение. В итоге, на сегодняшний день из 130 комнат комнат общежития только десять заселены по принципу койко-мест. И только в них проживают люди, не связанные родственными отношениями. В остальных фактически живут семьями, родят и воспитывают детей... На мой взгляд, наличие в городе общежития порождает в сознании людей иллюзию сравнительно легкого обретения жилья. Буквально на каждом заседании жилищной комиссии рассматриваются заявления от граждан, претендующих на жилье, «хотя бы в общежитии», как они говорят. По человечески, понять заявителей можно... Кто-то из них развелся и не находит возможным совместное проживание с прежним супругом и в прежней квартире, кто-то переселился из умирающей деревни и нашел в городе работу, а купить квартиру не за что... Как их просьбы удовлетворить? Они не могут понять, что «свободного» и «бесплатного» жилья, как в прошлом, уже не существует. И что общежитие давно перестало быть таким местом. В общем, с этой иллюзией надо покончить.
Прагматические цели
Панорама: Скажите, а не налагает ли на город статус общежития особые обязанности по содержанию этого дома?
Первухин: Налагает, и еще какие. Достаточно сказать о пожарной безопасности. Сейчас, образно говоря, мы играем с огнем. По требованию Госпожнадзора, общежитие должно быть оборудовано охранно-пожарной сигнализацией, стоимостью примерно 500 тыс. рублей. Так что лишив дом статуса общежития, город сэкономит немалые средства. В обычных домах такая сигнализация не требуется. А ведь это только малая толика требуемых на ремонт общежития средств. Ориентировочные затраты на ремонт электрооборудования, к примеру, составляют 5 млн. рублей. Здание было построено 25 лет назад. Кто бы тогда мог предположить, что за эти годы нагрузка на электропроводку вырастет десятикратно? 4 киловатта на каждую комнату! Представляете, к каким последствиям это может привести? Наличие статуса общежития препятствовало включению дома в государственную программу капитальных ремонтов. Но после того, как общежитие перестанет быть общежитием, решение этой задачи намного упростится. Не скрою, мы преследуем прагматические цели. Но, уверяю вас, о судьбе людей, проживающих там, мы печемся не менее.
И рационально и гуманно
Панорама: Как новый статус этого дома повлияет на дальнейшую жизнь его обитателей?
Первухин: Только положительно. Этот дом станет обычным жилым домом. А у его жильцов наконец-то появится возможность участвовать в процессе приватизации. Не будем забывать, что приватизация муниципального жилья заканчивается 1 января 2010 года, то есть у людей времени на приватизацию будет еще достаточно. Таким образом, благополучные семьи, а таковых там большинство, обретут стартовый капитал для улучшения своих жилищных условий, вложив его в покупку жилья, допустим, на вторичном рынке. Есть уже в городе и прецеденты такого рода. Так, например, недавно купила себе квартиру хозяйка комнаты в бывшем общежитии, расположенном в пер. Строительный, дом № 6. Заметьте, бывшем, то есть лишенном статуса общежития.
Панорама: Но есть еще и не вполне благополучные граждане. Не пойдут ли они на продажу жилья выходцам из республик СНГ, приезжающим в Россию не только с благовидными целями?
Первухин: По-моему, это необоснованные опасения. Опыт последних лет показывает, что массовая скупка жилья переселенцами из СНГ актуальна только для крупных городов. Во-первых, у нас их немного. Во-вторых, это почти исключительно сезонные работники, в основном строители, даже не пытающиеся здесь укорениться. У них другая задача — заработать.
Панорама: Став нанимателями муниципального жилья, жильцы общежития, очевидно, вынуждены будут платить больше, чем платят сегодня?
Первухин: Шутите? В общежитии при стоимости одного квадратного метра 74 рубля 90 копеек, комната площадью 18 квадратов обходится проживающему в 1350 рублей. Сумма, равная примерной стоимости проживания в однокомнатной квартире в Красноярске. Заключив договор социального найма, будут платить меньше. Но по их карману это и сейчас не сильно бьет. Ведь большинство из них пенсионеры, получающие субсидию.
Панорама: Сколько в городе осталось общежитий? Проводите ли вы в их отношении политику лишения существующего статуса?
Первухин: Из 4 общежитий осталось два: самое крупное в городе (около 300 проживающих) на ул. Ленина, 47, и небольшое по ул. 9 Мая, бывшее ведомственное ОВД, недавно переданное в отдел по муниципальному имуществу. В ближайшее время будем рассматривать вопрос об исключении и этого дома из списка специализированного жилья.

Октябрь 2008 г.

ТРИ ИПОСТАСИ ВИКТОРА ГАВРЮЩЕНКО

Виктор Алексеевич Гаврющенко – фигура во всех смыслах заметная. Богатырского телосложения, косая сажень в плечах. Волевой, решительный, надежный. Бывший шофер, больше 18 лет руководит он автовокзалом в г. Заозерном. Три года назад отметил свое пятидесятилетие, а в конце прошлого года... сорокалетие как музыкант.
МУЗЫКАНТ
Оркестр и оркестровая музыка – излюбленные темы Алексеича, как почтительно называют его коллеги и сверстники. Играть духовую музыку он начал в 12 лет, то есть 40 лет своей жизни в буквальном смысле оттрубил. И нет в этом и тени иронии – хлеб музыканта не то, чтобы горек, но трудом дается немалым. А работа духовика – тяжела еще и физически: как утверждают специалисты, энергетические затраты у трубача так же велики, как и у сталевара. Правда, в оркестре играть приходится не каждый день. Но, кажется, это другая тема. Это не про Алексеича, - дай ему волю, играл бы и каждый день. Музыка – самое давнее и стойкое увлечение его жизни. Свет в окошке. С печальной улыбкой вспоминает он те баснословные годы, когда они, заозерновские мальчишки, оркестром провожали утреннюю электричку на Красноярск...
В 60-е годы XX века духовых оркестров в СССР было еще великое множество. Практически в каждом крупном селе был свой оркестр, не говоря уж о районных центрах. Сколько их с тех пор осталось, сколько появилось новых? Во всем Красноярском крае сегодня оркестров чуть больше десяти, включая и несколько сравнительно “молодых”. Виктор Гаврющенко пришел в духовую музыку во вполне благополучные для нее годы. Кстати, эти годы были не самыми плохими и для самой страны. В болотину застоя “Союз нерушимый” только начал погружаться.
В восьмидесятых годах оркестров уже практически не оставалось. Новые не создавались. Приятным исключением из правил стал тогда вновь образованный оркестр Заозерновского ПАТО, стопроцентно шоферской. Разумеется, Гаврющенко играл и в нем. Оркестр просуществовал – увы – недолго, всего около шести лет. В первые “перестроечные“ годы сохранить его оказалось делом непосильным. Только в 2002 году вернулся Виктор Алексеевич к полноценной духовой музыке. Но уже не в родном городе. В Бородине приступили к формированию “крупноформатного” оркестра. Уговаривать Виктора Гаврющенко поступить на работу в муниципальный оркестр приехал сам дирижер, Александр Чуринов. Уговаривать не пришлось. Разговор был коротким, но продуктивным. Через неделю начались репетиции. И на Дне шахтера – главном празднике бородинцев - туба Алексеича уже уверенно звучала в “хоре” других инструментальных голосов.
На самом деле, значительных пауз в жизни Гаврющенко-оркестранта не было. Время от времени появлялись в Заозерном небольшие и совсем крошечные оркестры и оркестрики, и он охотно в них играл. То есть без своего музыкантского хлеба Алексеевич не оставался никогда. Творческого удовлетворения, однако, это не приносило, тем более, что и задачи перед музыкантами в таких составах иные (и возможности поскромнее), нежели у музыкантов больших оркестров. Таких, как Бородинский эстрадно-духовой в настоящее время, таких, как флотский в совсем еще недавнем прошлом (всего- то 30 с небольшим лет и минуло!). Счастливейших, как уверяет Виктор Алексеевич, двух лет службы в оркестре почетного караула Тихоокеанского флота.
Оркестр тот, состоящий по большей части из сверхсрочников и дипломированных военных музыкантов, “дислоцировался” в Высшем военно-морском училище им. Адмирала Макарова (г.Владивосток). Разве это не удача? Парню из провинциального сибирского городка, призывавшемуся в армию водителем, и почти сразу попасть в огромный штатный оркестр! Спустя время у него появляются уже собственные ученики из числа воспитанников училища. Что это, как не чудо везения? Но случилось бы оно, если за плечами у матроса Виктора Гаврющенко не было достойной оркестровой школы? “Служилые” музыканты безошибочно определили в нем “своего”. Староста оркестра вручил тубу – с этого и началась воинская служба Виктора Гаврющенко. С тех пор не расстается Алексеич с этим инструментом. “В нем моя судьба”, - смеется он.
Несколько слов о самом инструменте. Тубы – низкоголосые, басовые духовые - бывают нескольких видов. Выбор Гаврющенко пал на самую мягкозвучную и не самую громоздкую, так называемую “эсную” тубу. Вообще же, Виктор Алексеевич владеет всеми видами медных басов, включая и таких “монстров”, как геликон (кавалерийский, “надеваемый” на тело бас) и сузафон (бас, обращенный “зевом”-раструбом к публике). Прилично играет и на других медных инструментах. Но по-настоящему верен только своему “нежному басу”, как окрестил тубу Алексеича один наш общий знакомый.
Дирижер Бородинского оркестра нередко ставит Гаврющенко в пример другим музыкантам: “Исполнители такой высокой культуры и дисциплины – это основа основ, базис любого творческого коллектива. Виктор Алексеевич – обладатель очень ровного и чистого звука – прирожденный басист, хороший ансамблевик”. В любую погоду, зачастую даже больной (получая, естественно, за это нагоняй от дирижера), едет Алексеич в Бородино на репетиции. Староста оркестра подтверждает: у Гаврющенко за всю историю существования коллектива не было ни то что прогулов, даже опозданий. И на репетиции, и на концерты он приезжает заранее, с тем, чтобы прилично “раздуться” и настроиться. А также успеть рассказать коллегам последние новости, попикироваться с самыми “ядовитыми” шутниками в оркестре – барабанщиками.
НАЧАЛЬНИК
Может, оттого и атмосфера в оркестре добрая, здоровая, что есть в нем такие люди, как Виктор Алексеевич. Могущие и по душам поговорить, если кому-то худо, и дельный совет дать нуждающимся в совете. Опыт у него преогромный, и житейский, и профессиональный. Например, в знании автодела и всего, что связано с автомобилями, равных ему, наверное, немного. Ведь постигать это дело он начал сразу после 8 класса, устроившись на автопредприятие слесарем. Вернувшись с действительной службы, долгие годы “крутил баранку”, работая сначала в грузовой колонне, затем в автобусной. За это время заочно отучился в техникуме, стал впоследствии начальником одной из колонн. В 1987 году в Заозерном открывается автовокзал. Со дня открытия и доныне руководит им Виктор Гаврющенко.

Виктор Алексеевич – мужик, конечно, упорный, целеустремленный. Но специально такой цели как стать руководителем, никогда перед собой не ставил. Выходец из бедной рабочей семьи, он стремился, естественно, к лучшей, соответствующей его дарованиям жизни. Пытаяся занять в ней подобающее место. И ему в этом помогали. Везло Алексеичу на талантливых, дельных наставников. Таких, как дирижер первого его оркестра Василий Петрович Кокорин, буквально сделавший из него музыканта. Как директор АТП А.А. Агарков, разглядевший в нем хватку руководителя.
Алексеич – человек открытый и легкий в общении. Но в то же время предельно жесткий, если речь идет о принципиальных вопросах. О работе. Разгильдяев и пьяниц, к примеру, он на дух не переносит. И не “манежится” с ними, не пытается перевоспитать, а безжалостно увольняет. Добросовестных, трудолюбивых привечает и поощряет. И люди отвечают ему добром, взаимностью. Так, с сентября по ноябрь, вечерами, безо всяких уговоров и принуждения его работники ремонтировали внутренние помещения вокзала. Приемная комиссия, кстати, дала ремонту оценку “5”.
Вообще, вокзал – хозяйство сложное и хлопотное. Но начальник, даже надолго отлучаясь, уверен, - сотрудники его не подведут: все будет в порядке. Дисциплина и ответственность для его работников, можно сказать, необходимое условие существования. Кстати, и арендаторы помещений вокзала (коммерсанты, адвокат) давно уже подчинились общим правилам, “влились” в коллектив, стали “своими”. Никто из них, к примеру, раньше времени не закроет свой магазин или офис. Как не закроет билетную кассу кассир. Так как основная масса пассажиров – сельские жители, работа магазинов на них и ориентирована. Многие из приезжих, “отоварившись” всем необходимым прямо на вокзале, уезжают домой тем же автобусом, что и приехали. Конечно, арендаторы с их ассортиментом и ценами, и жители “глубинки” с их нуждами - не его “компетенция”, к тому же и своих забот предостаточно, но Алексеичу до всего есть дело.
“Я здесь и громоотвод и консультант, - рассказывает Виктор Алексеевич. - Идут ко мне и со слезными жалобами, и со скандалами. Весь день в кабинете толчея. Каждого надо выслушать. Каждому хоть как-то помочь”. Несладко быть начальником? Как сказать... “Человек на своем месте”, эту работу он выбрал не из-за денег, отдается ей сполна, и главное - с очевидным удовольствием, - этого не скроешь! В прошлом году администрация города Заозёрный вручила ему благодарственное письмо. И собственное начальство (АО ОТ КТК “Восток”, г. Канск), судя по всему, его ценит. Кстати, в головном офисе его прозвали “отшельником”, потому как просьбами о помощи не докучает, со всеми трудностями справляясь самостоятельно.
“Живу в таком напряжении – ни на что, кроме вокзала и оркестра времени не хватает. На рыбалке за всю жизнь всего несколько раз был”, - то ли жалуется, то ли хвастает Алексеич. Как оказалось, лукавит. Рыбалка и охота, филателия и шахматы, дегустация пива в теньке и преферанс до утренней зари – действительно не его стихия. Но есть еще одна, кроме музыки, страсть у Виктора Гаврющенко – это пчеловодство. И на это его хватает. И в этом он профессионал. Вдвоем с другом содержит в лесу пасеку. Летом к ним даже практикантов из сельхозтехникума посылают, - настолько все серьезно.

У него вообще все в жизни серьезно и основательно. Даже смеется Алексеич основательно... Звонко и до слез. Как мальчишка в 12 лет.

Январь 2006 г.