четверг, 18 декабря 2008 г.

Надежда Бабкина: «Мне без разницы, кто в зале – уборщица или президент»

После продолжительного концерта на 6-летии СУЭК в ДК алюминщиков (г. Красноярск) прославленная артистка, руководитель театра «Русская песня», профессор Высшей школы изящных искусств, доктор искусств МАН (Сан-Марино), наверняка серьезно уставшая, тем не менее легко, без уговоров согласилась побеседовать с журналистами Красноярья.
Женщины хотят
Панорама: Надежда Георгиевна, трудно поверить, что только минут десять назад закончился концерт. Выглядите вы так, словно вернулись с загородной прогулки...
Надежда Бабкина: Это вы про отсутствие трудового пота? Так я не шахтер... специфика несколько иная. Хотя (смеется) после тех плясок, что театр «Русская песня» устроил на сцене вместе с горняками «под занавес», не вспотеть было мудрено.
Кстати, упреждая ваши вопросы, отвечу, что красноярская публика потрясающая. И мы, артисты, вместе со зрителями достигли такого единения, высоко поднявшись по «винтовой лестнице счастья»... Восторг – вот что я сейчас испытываю. Значит, цель достигнута – у людей на время исчезли проблемы, - как этому не радоваться?
Вообще, в Сибири мне с театром приходится выступать довольно часто (к сожалению, редко перед красноярскими шахтерами)... Мне не свойственно делить публику на плохую и хорошую – все хорошие. Но на лицах людей, сидящих в этом зале такая печать многочисленных проблем – это было видно сразу, и ощущалось какое-то время. Тяжелый труд шахтерский... и ощущение недостатка безопасности в жизни (не только на производстве) тоже легко прочитывались. Впрочем, чувства благополучия и защищенности в современной России многим не хватает. Понимаете, мне без разницы, кто сидит в зале: бригадир, уборщица, президент - важна их человеческая сущность. И уважаю я своих зрителей за жизненный выбор, за мужественность, за прочность и осознание своей значимости. Все мои чакры открыты, вся я как оголенный провод, и чувствую каждый взгляд, каждое мимическое движение своей публики, - своей профессией я давно уже владею капитально. Признаюсь, мужиков ваших «расколбасить» было не так просто, другое дело – женская часть публики. Как вам это объяснить?
Женщины больше хотят, они менее рассудочны. Женщина уже по природе своей иначе устроена: она изначально настроена на радость, на некую легкость в жизни. И женщины этого хотят, и умеют достигать скорее мужчин, часто интуитивно, хотя неизвестно, кому в жизни достается тяжелее. И эти предвкушения доброго, эти предпраздничные ощущения буквально витали в воздухе концертного зала. Почему и контакт со зрителями установился так скоро, почему так скоро была достигнута необходимая раскованность. Женщины сделали шаг навстречу всем собравшимся, и пошла такая волна сердечности, позитивного коллективного мышления. И тут уже было не важно, кто на сцене, Надя Бабкина, ансамбль «Русская песня», кто-то другой. Все сделались родней, ощущая праздник и внутри себя, и вовне.
Тонкий мир рядом
Панорама: Но на сцене-то была именно Надя Бабкина, извините, а не кто-то иной, значит, и вы эти шаги к взаимосближению предпринимали, сделав женщин в зале своими союзницами?
Бабкина: 30 лет только этим и занимаюсь. Вернее (смеется) мы все – женщины - этим занимаемся, профессионально и по зову сердца. Теперь о вашем крае. Скажу по-простому: нравится. Плавала по сибирским рекам, по Енисею, бывала в таких местах, куда, кажется, и нога человеческая не ступала... Природа дает великое отдохновение душе – полезно после того негативизма, что льется на нас ежедневно, как из помойного ведра, из ТВ, к примеру, и направленного на подавление в нас человеческого, - от всего этого, хоть ненадолго, сбегать. Недавно я посещала архангелогородские деревеньки... такую прекрасную глушь. Там жители свои избы не запирают на замок. Старушки румяные ходят, благостные. Вот так бы всем жить. Просто, праведно, в единении с природой. Вот поэтому мне хочется пожелать горнякам Красноярья еще большей веры в себя, в свои возможности, в правильность избранного пути. И самое главное – пожелать веры в собственную и своих семей безопасность. Знаете, человеческая мысль и слово – сильная штука, и все о чем мы думаем (и как думаем), способно осуществляться. Тонкий мир всегда рядом, жаль не все это ощущают...
Стою на русской теме, но...
Панорама: Надежда Георгиевна. Вы тремя ответами ответили на 30 не заданных вам вопросов, и одним пожеланием осчастливили пол-человечества. Вот скажите, пожалуйста, - ваш ансамбль именуется «Русская песня», но во многих произведениях звучат элементы мелосов других, в том числе не славянских народов? Вы свою программу сегодня начали тремя областными, судя по-всему, привезенными с Русского севера, песнями. В вашем репертуаре вообще ныне присутствует русская аутентичная музыка?
Бабкина: Да, у нас есть целиком фольклорные программы. Понимаете, в чем тут дело. Все мелосы, и вы, как музыкант... Угадала, что музыкант? Вы не сможете отрицать, что большинство, если не все мелосы мира, взаимоинтегрированны. То есть никаких границ, кроме искусственно созданных человеком, в мире народной музыки не существует. И в этом смешении музык – такое фантастическое зерно красоты неисчерпаемой. Нельзя замыкаться только в своей культуре. Чисто русских фольклорных программ у нас немного. Я это все прошла за 30 лет, поверьте. Мы живем в XXI веке, и ему надо соответствовать Скажу больше. Вся народная песня нынче неформат, к сожалению. Поэтому мы постоянно что-то изобретаем, изучая и осваивая творчество и других народов, экспериментируя с современными ритмами и тембрами. Обожаю всех, но не во все этнокультуры могу «залезть», вжиться в них, да и жизни на это не хватит. Но чистую этнику русскую не выдержала бы даже и сегодняшняя благожелательная публика, - к ней, как и к классике, надо - увы - привыкать.
Панорама: Или учиться заново, как будто речь идет об иноземной музыке... А не поэтому ли вы, как мне кажется, расчетливо начинаете концерт именно с русских корневых произведений?
Бабкина: Поэтому, и как раз для того, чтобы русские не забывали, что они русские, и такая вот у них музыка. Я стояла и буду стоять на русской теме, но мне многое в этой жизни интересно, поэтому совершаю такие небольшие полиэтнические и эстрадные эксперименты, причем, не всегда, признаюсь, удачные.
Я постоянно мечтала создать на ТВ такие программы, в которых бы можно было подробно и весело рассказывать и наших схожестях, русских людей и не русских, мордве, евреях, немцах, гуцулах. О нашем быте, песнях... Ходить друг к другу в гости, пожрать что-нибудь вместе готовить. Я убедилась, что люди, владеющие кнопками телеканалов не хотят, чтобы мы знали друг о друге больше, чтобы больше любили друг друга... А хотите анекдот напоследок озорной?

апрель 2007 г.

Андрей Цыган. Воля к жизни – Божья воля

Бывший хулиган и наркоман Андрей Алексеев, в Бородине больше известный как Цыган, после автомобильной катастрофы, по приговору врачей, должен был остаться навечно прикованным к постели. Но вместо того, чтобы стать бессловесным «овощем», инвалидом-колясочником, Андрей распрямился во весь рост, поразив и друзей и недругов своей волей к жизни.
Цыган ныне – популярный рок-музыкант и отчасти... духовный проповедник. «Скорее, собеседник, - уточняет Андрей, - мне действительно есть о чем рассказать, - и есть кому нести слово божье... наркоманов в Бородине от года к году становится все больше и больше». Именно наркоманы его основная, и по словам Андрея, «ненавязчивая» аудитория. Андрей состоит в Обществе сознания Кришны, и, следовательно, убежденный противник наркотиков. Кришна, по его собственному признанию, вернул Андрея к полноценной жизни, «отучив» от наркотиков, и наполнив жизнь счастливым смыслом.
Кришна здесь при чем
Панорама: Андрей, ты разбился 22 июня 1993 года. Согласись, жуткая дата...
Андрей: Жуткая, конечно, но, как мне представляется, символическая – судьбоносная. Именно тогда и началась моя собственная Великая война... со смертью и с собствеными пороками, с болью и страхами, с обреченностью. С твердолобой убежденностью наркоманской: «Все путем, старина, - живи до скончания века в мире грез – это твой путь, твоя планида».
Панорама: Почему же ты до сих пор водишься, точнее, возишься с наркоманами? Разве не опротивели они тебе в «предыдущей» жизни?
Андрей: Конечно, опротивели... Понимаешь, - невыразимо жалко пацанов, которые в наркотиках нашли... смысл жизни, или ее естественное, «живительное» наполнение.
Панорама: При чем тут Кришна?
Андрей: Об этом многие меня спрашивают. Согласен, что одной из традиционной религией для большинства россиян была и остается вера Христова. Но давай посмотрим в официальные источники. Мусульман в России гораздо больше, чем православных, католиков, протестантов, иудаистов и буддистов вместе взятых. То есть представителей титульных, мировых церквей. Нас кришнаитов (более точное название - вайшнавов) вообще мало. Мы – не мировая церковь, но мы есть, и на этой земле (выдели это, пожалуйста, крупным шрифтом) - не случайны. Более того. Я не перестаю быть русским от того, что почитаю Кришну больше, чем Христа. Этот еврей мне глубоко симпатичен. Но мой Господь и законоучитель не имеет национальности, он всенационален (как, впрочем, очевидно, и Христос), но не Иешуа, а Кришна вернул меня к жизни... Сам посуди, кому я должен воздавать почести и петь хвалу?
Панорама: Вот и расскажи, как произошло твое знакомство с Богом, и как ты из «скорбного безмолвия» и абсолютной неподвижности вернулся в этот «прекрасный, блистающий мир»?
Андрей: Володя, пока ты учился в своих университетах, я столь же настойчиво обучался в университетах тебе, очевидно, чуждых – уголовных... Да-да, пока ты «грыз» своих «академиков-филолухов», я, как и вся бараковская шпана, внимал лекциям великого и нетленного Шаманеля, вора с большой буквы. И этот мудрый старец говорил мне: «Андрей, делай все возможное, чтобы в зону не попасть. Это место – не для людей с нормальной психикой. Не верь в тюремную романтику». Я не верил, и попадал. Планида!
Панорама: Андрей, Шаманеля я помню хорошо. И помню, кстати, как он закончил свой век, - малопочтенно, на мой взгляд, в полнейшей нищете и безвестности. А ты в 11 лет, после его «благодатных» лекций попал в «Детские слезки», в спецшколу для трудновоспитуемых детей.
Андрей: Шаманель преподал мне надежные уроки выживания, не более, и не менее того.... Но то, что я увидел, то, что пережил на «малолетке», превзошло все мои ожидания... На моих глазах, например, убили такого же как я пацана. Я, разумеется, благодарен уголовным старожилам, учившим меня уму-разуму, но лицом к жизни, к ее истинным ценностям, меня повернули не они, а кришнаиты. В один прекрасный момент ко мне подошел с тихой беседой некто Андрей, бывший наркоман, человек, достигший в молитве и добрых делах святости... Я и до визита Андрея-Атмарамы читал «Бхагатвад-гиту», священный документ индуизма, но именно Андрей убедил меня в ее сакральной сущности. Преданность этому законоучению – цель и смысл моей нынешней жизни, мое спасение, если угодно.
Блажен, кто верует
Панорама: Почему же, извини, Господь вновь даровал тебе жизнь, предварительно всего тебя переломав?
Андрей: Я, признаться, не сразу понял, для чего Господь оставил меня живым, причем калекой, не могущим даже ползать. Но поняв, сразу приступил к личному переустройству, буквально заставив себя и думать, и жить по-иному. Кто-то наверняка еще помнит мои наркотические увлечения. Цыган в коляске, худой и бледный как смерть, с неизменным «косячком» в зубах... Было такое, чего греха таить. Осознание священной значимости жизни пришло, конечно, не сразу, но отказ от наркоты был одним из первых шагов на пути к жизненной чистоте. Господь никого не наказывает за провинности, не карает. Он вразумляет нас, предостерегает от будущих грехов. Все наши болезни – суть божественные предостережения. Увы, не все понимают это.
Панорама: Знаю, что врачом, вновь «сделавшим» тебя «человеком прямостоящим» был правоверный мусульманин, целитель из Курган-Тюбе. А православные помогали?
Андрей: В Таджикистане мне довелось побывать дважды. Перенеся в течение полутора лет три мучительных операции на позвоночнике, и две клинические смерти, выслушав из уст профессора Б., нейрохирурга Краевой больницы приговор («Ты никогда не пойдешь!»), я поехал в Среднюю Азию... Первый раз врач-табиб работал со мной около 9 часов кряду. На следующий, 1998 год – около 6 часов. После его лечения я сначала отказался от инвалидной коляски, затем от костылей. С 2000 года обхожусь одной тростью. На счет помощи. Помогали мне и русские, и нерусские, богатые и бедные, верующие и атеисты, бородинцы и зеленогорцы.
Панорама: Вера в себя, в свои силы, а также поддержка земляков, денежная и моральная, лечение у табиба – вот, что тебя вернуло к жизни. При чем же здесь твоя религиозность?
Андрей: Ну как тебе еще объяснить? (Смеется. - автор.) Я ведь молился все это время, и продолжаю молиться. Говорят же православные о животворном (и очистительном) действии молитвы – это абсолютная правда, - на себе испытал. Ну хорошо, вот послушай. В 2004 году в Петербурге (где я прожил 9 месяцев) у меня была возможность присвоить сумку, выпавшую из рук незнакомого мужчины (плохо ему стало), и набитую долларами. Моя питерская жизнь сытостью не отличалась... Завладев этими деньгами, я бы ел и пил до скончания века. Поверь, даже мысли не возникло прибрать чужое – сразу стал звонить в «скорую». Такого «расточительства» до аварии я бы себе не позволил. В чем тут дело? Нет, не в слепой, а в осмысленной вере, в душу проникшей. Надо сказать, что воруя у кого-то, мы обкрадываем прежде всего самих себя, и потом наше же зло к нам возвращается бумерангом.
В полный рост
Панорама: Андрей, ты сам что-нибудь делал для своего спасения, или только сторонние силы? Один литературный герой сам себя за волосы вытащил из болота, а тебя, что же, все время другие тянули?
Андрей: Все в нашей жизни взаимоувязано, «и земное», и «небесное». Если у тебя нет воли к жизни, трудно рассчитывать на какие-то в ней успехи. С одной стороны, как говорится, «только Господь может вернуть все то, что ты потерял», а с другой... Девять месяцев после аварии я лежал неподвижно в кровати. Надо было матери тогда захлопнуть дверь, забыв ключи дома!.. Я оставался тогда дома с малолетней дочкой... В общем, нашел в себе силы доползти до двери, открыть ее. С этого времени стал «качать» мышцы рук, плечевого пояса - «занялся спортом». Кстати, о спорте. Будучи «колясочником», похвастаюсь, побеждал в параспортивных играх. Был чемпионом края среди инвалидов по армреслингу, по гонкам на коляске, вторым по метанию ядра, был призером в Тобольске по плаванью. Жить хотелось и тогда, и сейчас «в полный рост».
Панорама: Андрей, ты музыкант (ритм и соло гитара, флейта, губная гармошка, бэк-вокал) красноярской панк-рок группы «Энтропия», достаточно известной в крае. Скажи, а занятие музыкой, если я правильно понимаю, это тоже часть твоей жизненной «полноростовой» программы, не так ли?
Андрей: Конечно. Мы с Лешей Кокряцким (бывшим бородинцем), талантливым поэтом и музыкантов, давние соратники, - это он притянул меня в «Энтропию», и не из милости, разумеется. Душевное родство, близкие взгляды на искусство, на его роль в обществе – это нас давно объединяло. Так что, «Энтропия» - это наш с ним, можно сказать, выстраданный проект. Почему панк-рок, и почему мы не носим «ирокезы» на голове, и булавок в носу, и почему наша музыка не похожа на «Sex Pistols»? Панк как музыкальное (даже шире – культурное) явление все еще – актуален, а все остальное из перечисленного мной панковского антуража – нет. Панк в достаточно жесткой форме обнажает, бичует порочность нашей жизни. В этом его предназначение, а не в эпатировании публики. Скоро, кстати,будем выступать на концерте памяти Виктора Цоя.
Владимир: Удачи вам!

«Панорама», август 2007 г.

Долгов сделал должное

Все часы в коллекции Виктора Долгова в рабочем состоянии, и напольные немецкие, и японские настенные, и настольные... «брежневские»... Все они исправны, но не все заведены. От беспрерывного тиканья и почасового боя разум может помутиться, считает их обладатель, включая часы только изредка, «по праздникам».
Бородинский пейзажист Виктор Долгов коллекционером, тем более антикваром, себя не считает. «Коллекционеры, - говорит Виктор, - это люди уже по определению одержимые, подчинившие всю свою жизнь одной страсти, одному делу – собирательству... Я же собирал понемногу и, что называется, в охотку, давно уже охладев и к добыванию, и к реставрации предметов старины (причем, недавней, подчеркну, старины). В моем доме нет раритетов в подлинном смысле этого слова, но есть вещи дорогие сердцу, и радующие взгляд». Заполнив ими комнату, причем, не густо, художник и остановился, больше домашнюю «экспозицию» пополнять не собираясь.
Как и откуда появились эти вещи в скромной квартирке Долгова? У каждой своя судьба, своя история, некоторые из них даже с приключенческим сюжетом. Большие настенные часы «Айчитоки» (корпус - натуральные бронза и клен), произведенные в Японии в 1911 году – изрядно, видимо, попутешествовали по миру, прибыв в Бородино из послевоенной Германии. Долгов, отчаявшись купить эти часы, и уже перестав уговаривать их хозяев, внезапно получил от них неожиданное предложение оказать одну услугу, скажем так, дизайнерского свойства. Оказал, и приплатив еще четверть своей тогдашней зарплаты, забрал вожделенные часы домой. Ни один часовщик не взялся тогда за ремонт японского механизма. В итоге Виктор отремонтировал часы сам, приобретя вдобавок еще и опыт механика. Настольные часы Челябинского часового завода (латунь, обрамляющая массив природного змеевика – дизайн начала прошлого века), Долгов «присмотрел» у генсека Брежнева во время какой-то телетрансляции из Кремля. Приобретал, правда, у другого лица. не у Леонида Ильича. Статуарные напольные часы фирмы «Дуфа» из Германии... От них просто дух захватывает. Да-а, безупречное немецкое качество – это не миф. «Но в каком жутком состоянии они были! - вспоминает Виктор. - И как долго пришлось уговаривать их престарелую обладательницу - целых пять лет! Помогал по ее просьбе в личном хозяйстве, и в виде вознаграждения получил этот «многоуважаемый шкаф».
Надо сказать, не только часы - вся мебель в гостиной художника «из прошлого». Буфет, посудный и книжный шкафы, комод и диван – все это из 30 – 50 годов прошлого столетия, - эдакий заповедник сталинского дизайна в отдельно взятой квартире. Большая часть этого «мемориала» самим Виктором и отреставрирована, более того возвращена к жизни... Всем этим в семье пользуются. К примеру, на диване с зеркалами у изголовья, сидят по вечерам за чаем, слушая, как и полагается, Москву. Благо, что и приемник есть в доме соответственный, «Времен Очакова и покоренья Крыма» – ламповый всеволновик «Балтика».
На вопрос, зачем ему нужны были эти труды и заботы (согласимся, что восстанавливать старую рухлядь, и приводить ее в божеский вид - задача не для слабонервных), поехал бы в тот же Красноярск, купил бы там любую фигуристую мебель, любые часы... ампир, допустим, или модерн, что душе угодно... На этот вопрос Виктор отвечает без промедления, давно, видно, найдя на него ответ: «Чисто советское» теперь не купишь, а новоделы «под Людовиков и прочая» мне просто неинтересны. Мне нужна подлинная фактура, вещественная суть эпохи. Потому, возясь с полумертвой рухлядью, бывшей некогда прекрасными изделиями декоративно-прикладного и мебельного искусства, говорил себе: «Я должен, просто обязан вернуть эту красоту к жизни.»

Март 2007 г.

ЗОЛОТЫЕ РУКИ, ЗОЛОТАЯ ГОЛОВА... ЗОЛОТЫЕ АБРИКОСЫ

Бородинский врач Анатолий Мощенко добился в садоводстве и огородничестве того, что под силу только «высоким» профессионалам. Впрочем, иначе как профессионалом, мастером своего дела, его и не назовешь. И в «клиническом», и в «ботаническом» смыслах. Один из самых чтимых в городе врачей, он известен еще и как удачливый садовод-новатор.
Воплощенная мечта
Чуть больше 12 лет назад уже не молодой врач, хирург в прошлом, специалист по УЗИ в настоящем, перенесший, кстати, несколькими годами ранее инфаркт, Анатолий Мощенко с семьей переселяется из многоквартирного благоустроенного дома в одноэтажный. Подальше от цивилизации, «поближе к земле»? Не совсем так. Его новый дом – это не крестьянское подворье. Это жилье с «городскими» удобствами, но на земле, на шести «благословенных» сотках. Но не только на них «позарился» Анатолий Кузьмич. Одно из самых живописных мест Бородина, центральная часть улицы Октябрьской, где он ныне живет, это, можно сказать, сердце города. Здесь вполне гармонично уживаются разноэтажные архитектурные объекты (иначе выражаясь, - где только архитектура и присутствует), а огородики и палисады только прибавляют очарования облику этой части Бородина. «Вот эта патриархальность меня и привлекла, - вспоминает Анатолий Мощенко. - Недолго раздумывая, мы перебрались в этот дом. Золотая мечта всей моей жизни начала воплощаться. Довольно тихое место. Отдельный дом, баня. Главное, сад». То есть, конечно, на момент вселения семейства Мощенко, никакого сада здесь не было и в помине. Бывшие хозяева – глубокие старики, уже не могли содержать дом и землю в должном порядке. Запустение, как говорит Анатолий Кузьмич, было невообразимое. Не дворянское гнездо кисти Поленова - джунгли Полинезии. Была цель разбить здесь сад, посадить яблони и вишню – самое любимое, боготворимое Анатолием Кузьмичем растение, больше всего напоминавшее ему о родине, которая все чаще и чаще стала сниться, душу тревожить – о Белгородщине. Цель, спору нет, благородная. Вот хватит ли только сил на ее воплощение? Решил, что хватит, на все хватит. «В моих жилах течет кровь запорожских казаков. А упорства и авантюризма моим предкам было не занимать, - рассказывает Мощенко. - Да и по нраву мне все это было. И за сад, и за огород принялся с удовольствием, даже усталость радовала. И пошло дело». Супруга, Тамара Ивановна, тоже врач с огромным стажем, не верила первое время в мужнины успехи. Саженцы плодовых еще только начали приживаться, так что об успехах садоводства говорить было еще рано, а вот огород в первый же год порадовал разнообразными плодами. Больше всего поразили Тамару Ивановну, уроженку Ташкента, арбузы и дыни. Чтобы в Сибири выращивать такого размера и сочности тыквенные, и чтобы такой необычный эксперимент удался сразу – это дорогого стоит... (В прошлом году, кстати, зашел воды попить строитель-чеченец, глазам своим не поверил: на грядке красуются пузаны-арбузы по 8-10 килограммов веса! Хозяин прокомментировал реакцию восточного гостя так: «Ошалел парень. Дар речи потерял!») Впоследствии появилась и теплица, где уже который год выращиваются томаты по 700-800 граммов каждый, много чего другого. «Огород наш вполне традиционный, без экзотики. Всего понемножку. Но все отменных, проверенных временем, интуицией и опытом сортов, лежких и урожайных». Когда стали плодоносить вишни и яблони, - уже и маловеры поняли: знал «рукодельник» (хирург в переводе с древнегреческого) Мощенко, на что шел. Все заранее рассчитал и взвесил. Это не одно только упорство и прилежание. Не обошлось здесь и без знаний, и без таланта, разумеется. Без любви, в первую очередь. В общем, золотые руки, золотые голова и сердце.
Интеллигент в первом поколении
Знал бы, как я расхвалю его в газете, не пустил бы меня Анатолий Кузьмич и за порог своего дома. Хотя, если разобраться, никакой похвальбы в моих словах вовсе нет. Одна только констатация фактов, голая правда... Выходец из простой семьи, сын комбайнера и трактористки, Анатолий Мощенко, что называется, интеллигент в первом поколении. Человек, не знакомый с биографией бородинского лекаря, подумает, вполне возможно, глядя на него, общаясь с ним: «Не иначе как из потомственных дворян». Мне он напоминает больше земского врача из русской классики (и из тогдашней реальности, конечно). Столько в нем рассудительного спокойствия, деликатности и благородства. И в обращении с пациентами, вообще с людьми, и в отношении к животным (наблюдал, как он уважительно беседует со своей питомицей, старой ворчуньей Алиской, «мексиканской декоративной овчаркой», как представил ее мне хозяин). С деревьями и кустарниками (с самой землей, их породившей!) он тоже, что называется, «на вы». Все это для него «одушевленные предметы». О земле он говорит: «Она ведь как ребенок, или как женщина, роженица - требует ухода, уважения... Да, конечно, сибирская земля уникально «жирная», плодотворная, но небрежным отношением мы ее постоянно калечим, забывая о том, что ее и подкармливать надо, и отдых давать». О яблоньке: «Вот, Володя, видишь, «Аленка» отбрасывает все лишнее, больное, нежизнеспособное, - все равно плодов к осени будет много. Саморегуляция в пределах разумного, в пределах собственных сил. Разве это не достойно восхищения? Но и она требует ухода, и ей надо помогать, вовремя, по осени, и обязательно в сухую погоду, обрезать лишние ветки, подкормить органикой».
Есть в хозяйстве Анатолия Кузмича, кроме яблонь и вишен, несколько кустов облепихи, жимолости и крыжовника (включая «эфиопа» без колючек), смородины, само-собой, и нечто совершенно для наших широт фантастическое. Нет, не угадали, не слива. Доморощенными сибирскими сливами теперь тоже никого не удивишь (у него их, кстати, несколько сортов, есть и чулымские, и уссурийской, и хакасской селекции)... Абрикосы! Два обильно плодоносящих дерева в полтора человеческих роста. Побывавшие до меня журналисты диву давались: «Как такое возможно при наших-то лютых морозах?» Садовод степенно им отвечал: «Ничего удивительного. Это ведь особый сорт – Байкаловский (по имени автора. - В. Г.), к нашим условиям приспособленный. Просто, наверное, надо быть чуточку любопытней, следить за специальной литературой, и не такие еще диковинки у нас появятся и приживутся. Морозы, надо сказать, и неровная погода сказались на абрикосах. Изначально было три дерева. Оставшиеся два пришлось изрядно подрезать... В отношении вида и вкуса. Плоды этого абрикоса ловкачи выдают за южные, и по соответствующей цене продают в Норильске, вот как!»
О вишне как о вечности
Кроме Мощенко никто, кажется, в городе до абрикосов еще «не дозрел». Как недозрели до гигантов-томатов (нет-нет, не многим известных «минусинцев»). Мало у кого зрелые сливы имеют такой «томно-восточный» вкус. Единицы научились выращивать дыни, которые съедаются с кожурой... Нет предела совершенству, как нет предела интересу к жизни. В будущем году занятой человек, врач Мощенко, 69 лет от роду, займется выращиванием томатов по мудреной японской технологии, с тем, чтобы получать с куста по5-6 ведер плодов. Много у него еще «ботанических подвигов» в задумках. «Времени бы на все хватило, - вздыхает он горестно. - Коротка жизнь человеческая. Сколько книжек еще не прочитано, сколько тайн не изведано». Вообще, как я понял,тема неизбежного увядания и ухода, далеко не самая занимательная и значимая в понимании Анатолия Кузмича. Есть куда более интересные и содержательные темы. Например... вишня! О вишне во всех мыслимых аспектах – часами напролет. Доходя до тонкостей и секретов, ведомых только специалистам. Три секрета мы решили выдать «городу и миру». Граждане, нещадно уничтожайте юную поросль! Она высасывает из вишен живительные соки. В результате – урожай ягод мизерный. Далее. Никогда не срезайте ягоды без плодоножек: кроме всего прочего, плодоножки выполняют роль своего рода пробочек, без них процесс окисления органических кислот ускоряется, и ягода теряет свойственный ей вкус. Последнее. Вишневый компот не храните больше года. Напиток может стать просто вредным для здоровья.
Все время нашей беседы Анатолий Кузьмич потчевал меня именно вишней. К концу беседы я уже с легкостью необыкновенной отличал вкус Белорусской северной от Алтайской степной. На День шахтера, священный праздник всех бородинцев, Анатолий Кузьмич пригласил меня отведать плодов уже нового урожая. Пообещал угостить, между прочим, совершенно особенным вином из вишневых листьев. Но подумав, прибавил: «Можно чего и покрепче, водочки, к примеру. А на закуску моченый арбуз, или, допустим, томат «Кардинал». Годится?»
На прощание срезал цветов (еще одно его увлечение!) «Анатолий Кузьмич, помилуйте, - говорю, - я ведь не дама!» Отвечает с улыбкой: «Это все предрассудки!», вручая мне, пересчитав, нечетное число цветов.

Июнь 2006 г.