вторник, 16 декабря 2008 г.

Кредитная линия остановлена судом

Бородинский городской суд за кредитное мошенничество осудил группу молодых аферистов.
Криминальные благодетели
Преступное трио, представленное двумя женщинами, жительницами г. Бородино и мужчиной-железногорцем, совершили в 2005-2006 годах несколько преступлений, подпадающих под действие статьи 159 УК РФ («хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием»). Мошенничества совершались при оформлении товарных кредитов в крупнейших магазинах Бородина. Сценарий афер отличался высоким уровнем организации и тонким знанием людской психологии. Именно этим и достигалось точное «попадание в цель». Мошенники находили в Бородине добровольцев (причем, исключительно из числа малоимущих), готовых оформить кредиты на свое имя, и обещали вместо них рассчитываться с банками. В качестве мзды за услугу аферисты выдавали простачкам от 500 до 3000 рублей. «Зачарованные» мошенниками, те полностью доверяли своим «благодетелям». Получив товар на сумму от 25 до 30 тыс. рублей, простаки передавали его преступникам. После этого дорогостоящая бытовая техника на «Тойоте» одной из криминальных дам «уезжала» в Красноярск и Железногорск. Деньги, полученные после реализации товара, лихая троица расходовала на свои нужды. А незадачливые кредитополучатели оставались один на один с банками. Естественно, что банки, не получив причитающихся им денег, в установленные законом сроки (не менее года со дня получения кредитов) обратились за помощью в милицию.
Вместе и порознь
В организованной преступной группе у каждого участника была своя роль. Если Руслан Удальцов и Людмила Козырина занимались предварительной работой - «промывкой мозгов» своих клиентов, то Людмила Ульянова, можно сказать, ставила точки над i. Будучи оператором в магазине «Эльдорадо» г. Бородино, она оформляла договора кредитования, внося в документы заведомо ложные сведения. За 2 тыс. рублей мзды и благодаря ее «профессионализму», весьма небогатый гражданин Худяков оформил договор на 29 тыс. рублей (аккустические колонки фирмы «Кортланд» и... утюг «Браун»). Но, видно, нервы сдали у женщины, и после 3 месяцев сотрудничества, она покинула «бригаду» аферистов. У Руслана и второй Людмилы с нервами, похоже, было все в порядке, и преступная «кредитная линия» существовала еще много месяцев. И много еще «славных дел» совершил этот дуэт! За одним только Русланом, к примеру, числится 12 доказанных в ходе следствия преступлений. Как же они обходились без своей подельщицы? Очень даже, как оказалось, просто. Их нищие и простодушные клиенты предоставляли в магазинах информацию о месте работы и размере заработной платы (добытую для них, естественно, махинаторами), которая не вызывала сомнений у операторов. То есть операторы, похоже, элементарно «велись». Видели перед собой далеко не респектабельных господ... и глазам своим (и чувствам) не верили. Оформляли договора. Вот один из эпизодов июня 2006 года. За 500 рублей вознаграждения гражданин Малашкин оформил на свое имя потребительский кредит на сумму 18 900 рублей (холодильник «Бирюса» и микроволновка «Самсунг»).
Люди без будущего
По словам старшего следователя СО ОВД г. Бородино, майора юстиции Веры Зверевой, поведение получателей кредитов изумляет не меньше, чем действия мошенников, вовлёкших их в опасные игры с Законом. Догадываясь, что участвуют в чем-то нечистом, они тем не менее шли на сделки с мошенниками. И с совестью. «Польстясь на легкую добычу, - говорит майор Зверева, - эти люди были наказаны, и не только морально... У них теперь, так же, как и у их детей, нет кредитного будущего. В базе данных банковского сообщества они отныне числятся недобросовестными заемщиками».
Мошенники тоже получили по заслугам. Правда, сроки им дали условно-испытательные. Руслану «присуждено» четыре условных года. И по 2 года — обеим Людмилам. Кроме того, на всех осужденных распространяется требование об обязательном трудоустройстве и обязательных визитах в уголовно-исправительную инспекцию. Кроме того, они лишены права покидать постоянное место жительства. Ущерб, нанесенный банкам, будет с них взыскиваться в гражданском порядке коллекторскими бюро.

Геннадий Ветров
(Имена фигурантов «кредитного дела» изменены.)
ноябрь 2008 г.

Цыгане устали кочевать




В октябре этого года «Панорама» получила письмо из г. Заозерного от пенсионерки Галины Свиридовой, поведавшей о тяжелом положении своей семьи, нищете и бесправии. На иждивении пожилой женщины, получающей мизерную пенсию, находятся внуки, дети ее дочери Оксаны Гусаковой. Никто из них не имеет средств к существованию. Из-за отсутствия документов, дети не получают пособий. Пенсионерка, вынужденная просить милостыню, обратилась за помощью к газете и жителям г. Зеленогорска.
Не жизнь, а наказание
В письме Галина Павловна сообщила некоторые подробности своей нынешней жизни: «В Заозерный, где проживает мой сын с семьей, я переехала из Боготола вместе со внуками, Кристиной и Яном Гусаковыми. Дети с пеленок живут со мной. Они не могут получить паспорта, так как нет подтверждения от матери... Их мать (Оксана Гусакова. - Авт.) находится без документов по утрате... Она обращалась в паспортный стол г. Боготола и социальную защиту. Но там упирались из-за гражданства... Я получаю минимальную пенсию — 2 тыс. 400 рублей. Что можно приобрести на эти деньги? Нам очень трудно и материально и морально. Мне 62 года. Живем в маленькой избушке. Нет ни продуктов, ни теплой одежды. Через вашу газету прошу помочь мне с документами на детей и материально».
Приехав в Заозерный по указанному на конверте адресу, я не обнаружил там ни Галину Свиридову, ни ее внуков. От жителей улицы Кузьмина узнал, что дом № 86 был для Свиридовой только временным пристанищем, и недавно она вместе с семьей переехали на улицу Чаплыгина, дом № 6. Узнал также, что семья эта - цыганская. Кстати сказать, о существовании улицы Чаплыгина, находящейся в восточной части города, недалеко от городского рынка, не ведали даже жители соседних кварталов. Место, где поселилось семейство Свиридовой-Гусаковых — это малонаселенный район, захолустье. Впрочем, дом, где они живут, по сравнению со многими соседними домами, с виду очень даже не плох. Большой и вполне еще крепкий. Однако то, что открылось взору внутри дома — это зрелище не для слабонервных: нищенский, босяцкий быт, достойный пера Гиляровского или Горького. Похоже, что ремонт здесь последний раз делали еще до горбачевской перестройки. Давно не крашенные стены и полы. Почти полное отсутствие мебели и посуды. В то же время, я не видел здесь немытых тарелок. Полы были подметены. Люди явно не смирились со своим положением.
Поговорить с автором письма мне не удалось. Галина Павловна накануне уехала за подаянием в Красноярск. Встретила меня с малышом на руках ее дочь, Оксана Гусакова. Хотя бабушка упомянула в своем письме только о двух внуках, дом оказался полон детей! Кроме розовощекого крепыша Руслана (1 год и 9 месяцев), в доме находился еще один сын Оксаны, пятилетний шалун Вовка. Вскоре вернулась из школы 14-летняя дочь Кристина. Позже я познакомился и с Яном, которому скоро исполнится 17 лет.
Заколдованный круг
В Заозерный из деревни Гнетово Боготольского района Гусаковы вместе с бабушкой переехали еще в августе. До Боготола и Галина Свиридова и Оксана Гусакова много лет жили в селе Солянка Рыбинского района. - У нас была большая, дружная семья, — вспоминает Оксана, - 12 человек — целый табор. Оксана и ее мать работали доярками на ферме. В доме был достаток. Казалось, ничто не могло помешать «цыганскому счастью». Но именно в Солянке и начались их беды. Пришли одна вослед за другой. После развала хозяйства в селе, лишившись заработка и не зная, как прокормить семью, Оксана совершила кражу, за что была осуждена на 2 года заключения. Вскоре после этого сгорел их дом, и «табор» распался на несколько частей. Мать с детьми Оксаны переехала в Боготол (до этого «кочуя» по родственникам в Красноярском крае и Иркутской области). После освобождения из лагеря, приехала в Боготол и Оксана. Поначалу все у них складывалось благополучно. Но вот незадача. Оксана вовремя не сменила на паспорт справку об освобождении. Для этого, по ее словам, надо было ехать в ФМС (или паспортный стол) на прежнее место жительства. Сначала не выезжала из-за отсутствия денег. Впоследствии к безденежью добавилась еще одна причина - рождение младшего сына.
В общем, ныне сложилась такая ситуация. Для восстановления паспорта, оформления на детей гражданства и получения пособий, необходимы документы и из паспортного стола г. Боготола и из архива села Солянка, а так же из службы социальной защиты населения Рыбинского района. Получить эти документы оказалось делом нелегким. - Мне кажется, что чиновники от нас просто отмахиваются, - горько вздыхает Оксана, - видимо, для них цыгане — люди второго сорта. Боготольские чиновники говорят: «Езжайте за документами туда, откуда приехали...» Рыбинские (заозерновские) тоже не очень торопятся помочь, притом, что нужные запросы в Боготол давно уже отправлены. Дескать, ждите... Только вот сколько ждать — не сказали. Пока они друг на друга кивают, мы от холода и голода околеем.
Вся наша история — это сплошной оптимизм
В день моего приезда на улице было тепло. Тепло было и внутри дома. Спрашиваю, не холодно ли здесь в морозы. - Даже в слабые морозы мы собираемся у печки кружком, - заметила Кристина, - дом полностью не протапливается. Видите, и окна все одеялами завешены, и входная дверь. На вопрос, чем отапливают дом, Оксана ответила: - Что соседи дадут... старыми досками. Своих дров и угля у нас нет. Холодно. Голодно. Не жизнь, а маета. Только малые дети этого еще не понимают, не ощущают, а Кристине-то каково? Сколько на нее только по дому работы возложено. Встает в 6 утра, чтобы не опоздать к первому уроку... путь до школы № 4 неблизкий. И все пешком. Как учится? Пока не очень хорошо. В Боготоле лучше училась. Здесь с математикой возникли трудности. Зато по русскому и английскому языку у нее хорошие отметки. Ян еще в 6 классе отказался посещать школу, а на работу его не берут: кроме свидетельства о рождении, у него нет никаких документов. Изредка подрабатывает у частников, старикам за небольшую плату помогает по хозяйству. Раньше цыгане не признавали паспортов. А теперь цыган без паспорта — не цыган. Вообще — никто.
Вот так они и живут. Нищета, безотцовщина, бездомье. Нынешнее пристанище Гусаковых тоже ведь временное. - Дай нам бог здесь хотя бы перезимовать, - говорит Оксана. - Надеемся, что хозяин избы не выкинет нас на мороз. А получим документы — вернемся к нормальной человеческой жизни. Перестанем кочевать...
На мое пожелание уберечь детей от болезней и преодолеть выпавшие на долю семьи несчастья, Оксана ответила, устало улыбнувшись: - Вы же знаете, что цыгане не болеют и не унывают. Вся наша история — это сплошной оптимизм. Выживем... если поможете.

Владимир Гревнев, газета «Панорама» (г. Зеленогорск), 19 ноября 2008 г.

На иждивении 62-летней Галины Свиридовой, получающей минимальную пенсию, находятся четверо детей (двое из них - малолетние) и их мать, дочь Галины Павловны, неработающая Оксана Гусакова. Живут они в плохо приспособленном для жилья доме. Дети не получают пособий. Пенсионерка, дабы прокормить себя и родных, вынуждена побираться, просить милостыню. Галина Свиридова обратилась за помощью к газете и жителям г. Зеленогорска.