вторник, 2 декабря 2008 г.

Пусть улыбается, - я не против




Если въезжать в г. Бородино с западной стороны, не заметить его просто невозможно - широко и непринужденно улыбающегося черноусого парня в желтой горняцкой каске. Нет-нет, не самого парня, конечно (какой же человек выдержит двухлетнюю бессменную вахту ... да еще с такой довольной улыбкой?). Не самого парня, а его многометровый портрет на придорожном рекламном щите.
Во всем виноват компьютер
Интересно, что и реальный, «живой прототип», проезжая мимо своей улыбки, долгое время приветливо поглядывал в сторону щита, недавно только отвыкнув от этой, как он выразился, дурной привычки. «Прототипа», кстати, зовут Олегом Батищевым, и он реальное лицо, более того, действительно горняк, а не топ-модель из рекламного агентства. Но самое ужасное... пардон, интересное, это то, что улыбка на портрете тоже соответствует действительности – не на компьютере сотворенная, а натурально олеговская. Другой у него нет.
Без компьютера, правда, дело не обошлось. Сразу как только этот щит был установлен, у Олега началась беспокойная жизнь, - друзья донимали вопросами, как он на щите оказался и, главное, с какой целью. По прошествии двух лет вопрос этот, видно, перестал мучить людей. Поверили, наверное, что сам Олег к этой истории непричастен, и что во всем виноват компьютер! Именно компьютер из десятка других горняцких улыбок, выбрал улыбку Олега Батищева. Во всяком случае, такое объяснение случившемуся дал дизайнер, участвовавший в работе над корпоративным СУЭКовским плакатом «Уголь – наша профессия».
Надо сказать, что кроме перечисленных реалий, на этом щите-плакате изображены столь же реальные экскаваторный ротор, и реальный угольный забой. И с тем, и с другим неразрывно связана жизнь помощника машиниста роторного экскаватора ЭРП -2500 №4 угольного разреза «Бородинский»Олега Батищева.
Олег Павлович на этой машине – с 1983 года. То есть около года участвовал в ее монтаже, и с лета 1984 года, как и большая часть монтажников, вошел в состав экипажа «четверки», ни разу ей за эти долгие годы не «изменив». Вообще, большинство из тех, кто собирал экскаватор, так и продолжает на нем работать – это костяк коллектива машины, давно, еще в 80-х годах, ставшей легендарной.
Олег на самом деле – очень скромный человек. О себе - скупые биографические данные, как для анкеты в отделе кадров. О коллегах же по работе - все, что знает и помнит. А помнит Олег, как обнаружилось, все. Правда, послушав его, приходишь к выводу: на экскаваторе работали и работают люди, наделенные одними только достоинствами, и почти напрочь лишенные недостатков. Ну как не поверить человеку с такой улыбкой?! Тем более, что бригаду собиравшую экскаватор, подбирал (и с не меньшей тщательностью и щепетильностью) Геннадий Крюков, личность, бесспорно, выдающаяся – непререкаемый горняцкий авторитет. С рассказа об этом заслуженном шахтере, 10 лет назад по болезни ушедшем с экскаватора, и начал Олег разговор.
О друзьях-товарищах
Перечислить все звания первого старшего машиниста «четверки» Геннадия Крюкова – задача не из простых (кто-то из бригадных острословов предлагал ему сделать пластическую операцию груди, чтобы на ней вместился весь «иконостас» наград), поэтому ограничимся только упоминанием того, что Крюков - лауреат Государственной премии СССР. Самоочевидно, в том, что экскаватор почти 23 года остается передовым, немалая заслуга этого человека. Говорят, что он запросто, по-свойски мог войти в кабинет тогдашнего министра угольной промышленности Братченко, хлопоча по делам разреза и своего родного экскаватора. Возможно даже, что и он сам, и его экипаж числились в любимчиках министра, - не случайно Братченко, приезжая на разрез, обязательно «заруливал» на «четверку». Не всем это тогда нравилось. Были люди, ворчавшие, что Крюков-де создает своему ЭРП режим особого благоприятствуя. «Сейчас это называется менеджмент, - смеется Олег, - и ценится на вес золота. Васильич был, конечно же, первоклассным организатором производства и прекрасным машинистом. Но главное – он был душой коллектива. Пекся о каждом из нас. Помогал устраивать наш быт. Спасал, вызволял, выгораживал, - всякое ведь бывало... Никогда не пользовался ни своей властью, ни силой (а и того, и другого у него было хоть отбавляй), чтобы унизить обидчика или «поставить на место» нерадивого. Простой русский мужик, он был еще и неплохим психологом, к каждому находя особый подход. В общем мы звали и зовем его (за глаза, конечно) тятей. С Васильича, кстати, началась традиция отмечать День рождения нашего экскаватора. Каждый год 22 июня собираемся всей бригадой, обмываем «именинника», так же, как и каждый выход с годового ремонта. Тятя, компанейский по своей природе, жизнерадостный человек, он и на наших пирушках был заводилой...»
С такой же теплотой отзывается Олег и о тех, кто с ним и ныне «в строю». О машинистах ротора, асах и профессорах своего дела. Об Александре Гопенко («Петрович, - говорит Олег, - он машину знает, как микробиолог строение клетки. А какой человек! От него прямо пышет доброй энергией. Вот чья улыбка должна была красоваться на въезде в город, а не моя!»). О машинисте в своей смене Павле Иванове. О нынешнем «старшом» Александре Шестакове. О машинисте погрузки Сергее Байкалове. Об Анатолие Глухове («Сама справедливость», по аттестации Олега), о 65-летнем (!) сварщике Александре Кадите («Какой у него заряд жизненной энергии и сил!») О молодых ребятах, недавно пришедших на экскаватор, и «пришедшихся ко двору». И все одни превосходные степени, одни восклицательные знаки...
Такой он человек
На просьбу рассказать наконец о себе, Олег сначала поведал о покойном отце, Павле Ефимовиче, бывшем вскрышном машинисте, музыканте, книголюбе и книгочее, действительно прекраснодушном, отзывчивом человеке. (Я был, кстати, с ним знаком. Дядя Паша не раз выручал моих родных в трудных житейских ситуациях). Умер нестарый еще горняк (он тогда работал уже электриком) прямо на рабочем месте, отработав всю жизнь на разрезе. Мама Олега Тамара Никифоровна, слава Богу, жива, давно на пенсии (она бывший инженер). Супруга Елена работает на разрезе оператором ЭВМ. У них двое замечательных взрослых детей. Есть и еще один домочадец – 14-летний пудель Лорд с хорошей родословной, как подчеркнул Олег. Живут они в трехкомнатной квартире в старой части города с окнами «фонариком», выходящими на городскую площадь. Дом свой очень любят, ибо это отчий дом Олега... Исчерпав семейную тему, Олег снова заводит разговор о бригаде, о шахтерском братстве. Вспомнил ушедшего на пенсию Сергея Маценко (Бытует на «четверке» такая «шутка с долей шутки»: «Сергей учился некогда в Институте народного хозяйства им. Плеханова вместе с Председателем монгольской компартии Цеденбалом, и председатель у Сергея постоянно списывал»). Заметил, между прочим, что на экскаваторе вообще немало людей с высшим образованием. Самому же выучиться не удалось...
Что мне еще «посчастливилось» выведать у Олега «сугубо личного»? Совсем немногое. Что он любит водить машину, «охотиться» на карасей, играть в шахматы, нарды и покер. Что находит время на серьезное чтение. Обожает творчество двух «таганских» актеров и литераторов Владимира Высоцкого и Леонида Филатова, множество их стихов знает наизусть... А насчет портрета своего сказал так: «Пусть улыбается, - я не против».
Такой вот он человек, Олег Батищев. Может, не зря его улыбка красуется на въезде в Назарово, Шарыпово и в нескольких местах Красноярска?
"Панорама" (г.Зеленогорск), февраль 2007 г.