четверг, 18 декабря 2008 г.

Долгов сделал должное

Все часы в коллекции Виктора Долгова в рабочем состоянии, и напольные немецкие, и японские настенные, и настольные... «брежневские»... Все они исправны, но не все заведены. От беспрерывного тиканья и почасового боя разум может помутиться, считает их обладатель, включая часы только изредка, «по праздникам».
Бородинский пейзажист Виктор Долгов коллекционером, тем более антикваром, себя не считает. «Коллекционеры, - говорит Виктор, - это люди уже по определению одержимые, подчинившие всю свою жизнь одной страсти, одному делу – собирательству... Я же собирал понемногу и, что называется, в охотку, давно уже охладев и к добыванию, и к реставрации предметов старины (причем, недавней, подчеркну, старины). В моем доме нет раритетов в подлинном смысле этого слова, но есть вещи дорогие сердцу, и радующие взгляд». Заполнив ими комнату, причем, не густо, художник и остановился, больше домашнюю «экспозицию» пополнять не собираясь.
Как и откуда появились эти вещи в скромной квартирке Долгова? У каждой своя судьба, своя история, некоторые из них даже с приключенческим сюжетом. Большие настенные часы «Айчитоки» (корпус - натуральные бронза и клен), произведенные в Японии в 1911 году – изрядно, видимо, попутешествовали по миру, прибыв в Бородино из послевоенной Германии. Долгов, отчаявшись купить эти часы, и уже перестав уговаривать их хозяев, внезапно получил от них неожиданное предложение оказать одну услугу, скажем так, дизайнерского свойства. Оказал, и приплатив еще четверть своей тогдашней зарплаты, забрал вожделенные часы домой. Ни один часовщик не взялся тогда за ремонт японского механизма. В итоге Виктор отремонтировал часы сам, приобретя вдобавок еще и опыт механика. Настольные часы Челябинского часового завода (латунь, обрамляющая массив природного змеевика – дизайн начала прошлого века), Долгов «присмотрел» у генсека Брежнева во время какой-то телетрансляции из Кремля. Приобретал, правда, у другого лица. не у Леонида Ильича. Статуарные напольные часы фирмы «Дуфа» из Германии... От них просто дух захватывает. Да-а, безупречное немецкое качество – это не миф. «Но в каком жутком состоянии они были! - вспоминает Виктор. - И как долго пришлось уговаривать их престарелую обладательницу - целых пять лет! Помогал по ее просьбе в личном хозяйстве, и в виде вознаграждения получил этот «многоуважаемый шкаф».
Надо сказать, не только часы - вся мебель в гостиной художника «из прошлого». Буфет, посудный и книжный шкафы, комод и диван – все это из 30 – 50 годов прошлого столетия, - эдакий заповедник сталинского дизайна в отдельно взятой квартире. Большая часть этого «мемориала» самим Виктором и отреставрирована, более того возвращена к жизни... Всем этим в семье пользуются. К примеру, на диване с зеркалами у изголовья, сидят по вечерам за чаем, слушая, как и полагается, Москву. Благо, что и приемник есть в доме соответственный, «Времен Очакова и покоренья Крыма» – ламповый всеволновик «Балтика».
На вопрос, зачем ему нужны были эти труды и заботы (согласимся, что восстанавливать старую рухлядь, и приводить ее в божеский вид - задача не для слабонервных), поехал бы в тот же Красноярск, купил бы там любую фигуристую мебель, любые часы... ампир, допустим, или модерн, что душе угодно... На этот вопрос Виктор отвечает без промедления, давно, видно, найдя на него ответ: «Чисто советское» теперь не купишь, а новоделы «под Людовиков и прочая» мне просто неинтересны. Мне нужна подлинная фактура, вещественная суть эпохи. Потому, возясь с полумертвой рухлядью, бывшей некогда прекрасными изделиями декоративно-прикладного и мебельного искусства, говорил себе: «Я должен, просто обязан вернуть эту красоту к жизни.»

Март 2007 г.