среда, 17 декабря 2008 г.

В нем есть душа...







В Бородинском музее истории города 24 января открылась выставка фотографий Сергея Сидорчука «В ней есть душа, в ней есть свобода...Природа родного края». Сергей Сидорчук – не профессиональный фотохудожник, а любитель. Впрочем, как посмотреть... На Западе, например, человека, продающего плоды своего труда (творчества), считают профессионалом. У Сергея фотографии покупают. Но дело даже не в числе проданных им работ, а в самих работах. Вторая уже по счету за неполный год выставка его произведений убедительно доказывает: Сергей - сложившийся мастер, со своим индивидуальным почерком, с «лица не общим выражением».
Горняк из меня не получился
Сам Сергей к слову «любительство», как большинство людей творческих, относится с иронией. «Получается, что открыл или полюбил человек какое-то новое для себя дело, - говорит он, - но «любит» его, и занимается им только в свободное от дела настоящего, от основной, как у нас говорят, работы, как младенец «любит» погремушку после сна и перед кормлением... По профессии я горный инженер, окончил Институт цветных металлов и золота, но поработав недолго на разрезе «Бородинский», ушел в бизнес, и доныне зарабатываю на жизнь предпринимательством. Только теперь, «с высоты прожитых лет» (Сергею 35 лет. - Прим. автора) могу сказать с полной ответственностью, что ни дня не любил и не увлекался сколько-нибудь серьезно горным делом. Но вот признаться в заведомо неправильном выборе даже себе, не то что окружающим людям, не мог. Какое-то время, возможно, обманывал себя, полагая, что «слюбится – стерпится»... Понимаете, в чем еще дело, - у меня отец горняк, ИТРовец с огромным стажем, и с такой же огромной любовью к своей работе, к угольному разрезу. И он не то чтобы настоял или приказал поступать именно в «Цветмет», он очаровал, увлек меня горной профессией. Так же, кстати, как в 12-летнем возрасте увлек фотоделом. Отец подарил мне тогда простенькую фотокамеру «Смена 8М», многие, кстати, с нее начинали, и комплект фотооборудования. Вместе с ним мы, запершись в ванной, под красным светом, колдовали над первыми моими фотографиями...»
Как об одном из лучших периодов своей жизни, вспоминает Сергей Витальевич о тех благословенных годах, когда процесс проявки и закрепления фотоматериала был «личным делом» каждого фотографа (также, как и работа с химикалиями, приготовление специальных растворов), ведь никаких проявочных мастерских тогда не существовало и в помине. «Возможно, к «ручному производству» мне еще предстоит вернуться, - считает Сергей. - Кстати, изрядное число фотохудожников, не доверяя универсальным мастерским, «Кодакам» и «Фуджи», проявкой и печатью занимаются самостоятельно. Для них это неотъемлемая часть творчества».
Но вернемся к годам отрочества. Понятно, что как у большинства подростков, у Сергея было множество увлечений. Но именно то, к чему привил любовь отец Виталий Романович, стало увлечениями всей жизни Сергея: шахматы, дальние пешие и автомобильные походы, сплавы по рекам, рыбалка и охота. Бесчисленные жизненные впечатления (и зрительные, само-собой), сопутствовавшие всем этим занятиям, давно стали для Сергея Сидорчука и неиссякаемым источником вдохновения, и пищей для раздумий, и материалом для фотосъемки. «В этом возрасте, можно сказать, с «фотиком» вообще не расставался, - вспоминает Сергей, - фотографировал все школьные мероприятия, спортивные игры, субботники, «вылазки» в лес. Тогда же меня стали приглашать на съемки свадеб и похорон. В детских садах, между прочим, заработал первые свои деньги. Тогда, если помните, детей фотографировали только взрослые, и как правило, заезжие фотографы, - составлял им небольшую конкуренцию... Но излюбленным жанром уже тогда стала пейзажная съемка!»
«Мороженщик»
В студенческие годы Сергей снимал не меньше, чем в школьные. Расширилась и география поездок. Побывал с однокашниками на каникулах в Кузнецком Алатау, сплавлялся на плоту по Мане. Горные хребты Саян, Енисей, Кан, Агул – всего не перечислишь, в общем, километры и километры... фотопленки. Тогда же, в студенчестве организовал с друзьями свое дело – их кооператив изготавливал значки с дурашливыми текстами и броскими, карикатурными изображениями, - популярный тогда промысел, продукция уходила влет. Тогдашний опыт (в том числе и отрицательный; случалось, что компаньоны без разрешения и оплаты, использовали его фотографии) пригодился в дальнейшем, когда Сергей Сидорчук, уйдя с разреза «Бородинский», первым в городе занялся торговлей мороженым. «Вообще, - рассказывает Сергей, - хотя горняк из меня не получился (о чем не жалею, и никого в этом не виню), сама учеба в институте, и все, что с ней, и с тем временем связано – все оказалось очень полезным. И дело здесь не только в положительных эмоциях, - этого, конечно, было хоть отбавляй. Во-первых, как мне кажется, высшее образование вообще никому помешать не может. Не помешало оно и мне, тем более, что кроме горного дела, мы в институте много чего еще изучали. Во-вторых, я вообще тогда много чего понял в жизни, общаясь с большим числом людей, хороших и не очень... Скажем так, у меня обострилось зрение, в том числе, наверное, и художественное. Но с переходом в бизнес фотографию, к сожалению, пришлось оставить, хотя и не совсем, конечно. Но фотографировал редко, и уже без полного... в пастернаковском смысле (не очень это высокопарно прозвучит?) погружения в творчество, - помните его бессмертное «Цель творчества самоотдача»? Без этого, без «полной гибели всерьез», занятие фотографией – это действительно любительство, то есть просто баловство».
Период почти полного молчания длился несколько лет, пока, как говорит Сергей, бизнес не устоялся. Поначалу было тяжело. Маленький ребенок. Материальные сложности. Стрессы. Сегодня Сергей со смехом вспоминает, с чего его «мороженый бизнес» начался: «С картошки! Возил из Бородина картошку, продавал на станции Злобино в Красноярске, там закупал мороженое». К фотографии вернулся ближе к новому тысячелетию, став и поосновательней и посвободнее в коммерции. Примерно тогда же, после испытанных «Зенита» и «Киева», у него появился и более совершенный аппарат «Никон». «Для панорамных съемок, вообще для фотографирования пейзажей – очень хорош, - нахваливает Сергей заморскую камеру, - но в будущем придется, очевидно, покупать аппараты и для других целей. В последнее время, кроме пейзажа, увлекся жанровой съемкой, репортажем, натюрмортом. Сильно привлекает и жанр портрета, особенно монохромного (черно-белого). Так что начинаю спускаться с гор к людям.» Супруга Сергея Ирина летом еще «пожаловалась», что, вдобавок ко всем многочисленным увлечениям, у мужа недавно появилось еще одно – подводная охота: «Купил себе костюм аквалангиста. Теперь из воды его не вытащишь.» Сергей уточняет: «Это вместо охоты, к которой я охладел. Но и на рыб я тоже шибко не охочусь, - меня больше привлекает подводная фотосъемка. Видели бы вы красавца-хариуса в естественной среде обитания, а не в бочке с рассолом, - само совершенство! Посильнее Фауста Гете будет...»
Вечный студент
Если фотомастерству Сергей обучался в основном самостоятельно, только в прошлом году окончив краткосрочные профессиональные курсы, то менеджменту обучается с азов, недавно снова сев на студенческую скамью (Красноярский госуниверситет; президентская программа по подготовке и переподготовке управленческих кадров). Зачем? Ответ Сергея Витальевича оригинальностью не отличается: «Профессия менеджера в современных условиях одна из самых востребованных – пригодится и мне, надеюсь. А потом, это просто интересно». Наверное, все так и есть. Но на мой взгляд, не менее интересно и то, что после обучения на фотокурсах, несколько работ Сергея Сидорчука взяли в экспозицию Выставочного центра на Стрелке (г. Красноярск). Это уже, наверное, признание, или первые его скромные признаки. К слову сказать, преподавали на тех курсах личности очень даже известные. Один из лучших фотохудожников Сибири Вильям Соколенко, например. А занятия по съемке архитектурных объектов вел профессор, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук Арэг Демирханов. «Неужели эти мастера вас ничему не научили?» - спрашиваю у Сергея. «Если отвечу, что ничему, - смеется Сергей, - это прозвучит и лживо, и высокомерно. Просто у меня нет регулярного художественного образования. А научили меня на курсах многому, например, тому, что нужно ценить в себе самостоятельность мышления, умение в обычном найти необычное. Я ведь на курсы эти, признаться, пошел, чтобы услышать из уст авторитетов, стою чего, или нет. А приобрел там в итоге немало, и в техническом плане, и в художественном. Вообще, по правде сказать, учусь всю жизнь, стараясь при этом никого не копировать. И у представителей русской реалистической живописи, Шишкина, Саврасова, Левитана... Да у самой природы – красоты вечной, нетленной. Именно в ней заключена абсолютная гармония, и все то, к чему мы всю жизнь стремимся. Недаром гениальный Федор Тютчев некогда сказал: «В ней есть душа, в ней есть свобода»!
Святые слова, тем более, что душа и свобода природы, это, в сущности, и наши, людские душа и свобода, что художник Сергей Сидорчук пытается на примере собственного творчества доказать. Приходите в городской музей, чтобы лично убедиться, насколько это ему удалось. Выставка открыта до конца февраля.

«Панорама», январь 2007 г.