четверг, 18 декабря 2008 г.

Андрей Цыган. Воля к жизни – Божья воля

Бывший хулиган и наркоман Андрей Алексеев, в Бородине больше известный как Цыган, после автомобильной катастрофы, по приговору врачей, должен был остаться навечно прикованным к постели. Но вместо того, чтобы стать бессловесным «овощем», инвалидом-колясочником, Андрей распрямился во весь рост, поразив и друзей и недругов своей волей к жизни.
Цыган ныне – популярный рок-музыкант и отчасти... духовный проповедник. «Скорее, собеседник, - уточняет Андрей, - мне действительно есть о чем рассказать, - и есть кому нести слово божье... наркоманов в Бородине от года к году становится все больше и больше». Именно наркоманы его основная, и по словам Андрея, «ненавязчивая» аудитория. Андрей состоит в Обществе сознания Кришны, и, следовательно, убежденный противник наркотиков. Кришна, по его собственному признанию, вернул Андрея к полноценной жизни, «отучив» от наркотиков, и наполнив жизнь счастливым смыслом.
Кришна здесь при чем
Панорама: Андрей, ты разбился 22 июня 1993 года. Согласись, жуткая дата...
Андрей: Жуткая, конечно, но, как мне представляется, символическая – судьбоносная. Именно тогда и началась моя собственная Великая война... со смертью и с собствеными пороками, с болью и страхами, с обреченностью. С твердолобой убежденностью наркоманской: «Все путем, старина, - живи до скончания века в мире грез – это твой путь, твоя планида».
Панорама: Почему же ты до сих пор водишься, точнее, возишься с наркоманами? Разве не опротивели они тебе в «предыдущей» жизни?
Андрей: Конечно, опротивели... Понимаешь, - невыразимо жалко пацанов, которые в наркотиках нашли... смысл жизни, или ее естественное, «живительное» наполнение.
Панорама: При чем тут Кришна?
Андрей: Об этом многие меня спрашивают. Согласен, что одной из традиционной религией для большинства россиян была и остается вера Христова. Но давай посмотрим в официальные источники. Мусульман в России гораздо больше, чем православных, католиков, протестантов, иудаистов и буддистов вместе взятых. То есть представителей титульных, мировых церквей. Нас кришнаитов (более точное название - вайшнавов) вообще мало. Мы – не мировая церковь, но мы есть, и на этой земле (выдели это, пожалуйста, крупным шрифтом) - не случайны. Более того. Я не перестаю быть русским от того, что почитаю Кришну больше, чем Христа. Этот еврей мне глубоко симпатичен. Но мой Господь и законоучитель не имеет национальности, он всенационален (как, впрочем, очевидно, и Христос), но не Иешуа, а Кришна вернул меня к жизни... Сам посуди, кому я должен воздавать почести и петь хвалу?
Панорама: Вот и расскажи, как произошло твое знакомство с Богом, и как ты из «скорбного безмолвия» и абсолютной неподвижности вернулся в этот «прекрасный, блистающий мир»?
Андрей: Володя, пока ты учился в своих университетах, я столь же настойчиво обучался в университетах тебе, очевидно, чуждых – уголовных... Да-да, пока ты «грыз» своих «академиков-филолухов», я, как и вся бараковская шпана, внимал лекциям великого и нетленного Шаманеля, вора с большой буквы. И этот мудрый старец говорил мне: «Андрей, делай все возможное, чтобы в зону не попасть. Это место – не для людей с нормальной психикой. Не верь в тюремную романтику». Я не верил, и попадал. Планида!
Панорама: Андрей, Шаманеля я помню хорошо. И помню, кстати, как он закончил свой век, - малопочтенно, на мой взгляд, в полнейшей нищете и безвестности. А ты в 11 лет, после его «благодатных» лекций попал в «Детские слезки», в спецшколу для трудновоспитуемых детей.
Андрей: Шаманель преподал мне надежные уроки выживания, не более, и не менее того.... Но то, что я увидел, то, что пережил на «малолетке», превзошло все мои ожидания... На моих глазах, например, убили такого же как я пацана. Я, разумеется, благодарен уголовным старожилам, учившим меня уму-разуму, но лицом к жизни, к ее истинным ценностям, меня повернули не они, а кришнаиты. В один прекрасный момент ко мне подошел с тихой беседой некто Андрей, бывший наркоман, человек, достигший в молитве и добрых делах святости... Я и до визита Андрея-Атмарамы читал «Бхагатвад-гиту», священный документ индуизма, но именно Андрей убедил меня в ее сакральной сущности. Преданность этому законоучению – цель и смысл моей нынешней жизни, мое спасение, если угодно.
Блажен, кто верует
Панорама: Почему же, извини, Господь вновь даровал тебе жизнь, предварительно всего тебя переломав?
Андрей: Я, признаться, не сразу понял, для чего Господь оставил меня живым, причем калекой, не могущим даже ползать. Но поняв, сразу приступил к личному переустройству, буквально заставив себя и думать, и жить по-иному. Кто-то наверняка еще помнит мои наркотические увлечения. Цыган в коляске, худой и бледный как смерть, с неизменным «косячком» в зубах... Было такое, чего греха таить. Осознание священной значимости жизни пришло, конечно, не сразу, но отказ от наркоты был одним из первых шагов на пути к жизненной чистоте. Господь никого не наказывает за провинности, не карает. Он вразумляет нас, предостерегает от будущих грехов. Все наши болезни – суть божественные предостережения. Увы, не все понимают это.
Панорама: Знаю, что врачом, вновь «сделавшим» тебя «человеком прямостоящим» был правоверный мусульманин, целитель из Курган-Тюбе. А православные помогали?
Андрей: В Таджикистане мне довелось побывать дважды. Перенеся в течение полутора лет три мучительных операции на позвоночнике, и две клинические смерти, выслушав из уст профессора Б., нейрохирурга Краевой больницы приговор («Ты никогда не пойдешь!»), я поехал в Среднюю Азию... Первый раз врач-табиб работал со мной около 9 часов кряду. На следующий, 1998 год – около 6 часов. После его лечения я сначала отказался от инвалидной коляски, затем от костылей. С 2000 года обхожусь одной тростью. На счет помощи. Помогали мне и русские, и нерусские, богатые и бедные, верующие и атеисты, бородинцы и зеленогорцы.
Панорама: Вера в себя, в свои силы, а также поддержка земляков, денежная и моральная, лечение у табиба – вот, что тебя вернуло к жизни. При чем же здесь твоя религиозность?
Андрей: Ну как тебе еще объяснить? (Смеется. - автор.) Я ведь молился все это время, и продолжаю молиться. Говорят же православные о животворном (и очистительном) действии молитвы – это абсолютная правда, - на себе испытал. Ну хорошо, вот послушай. В 2004 году в Петербурге (где я прожил 9 месяцев) у меня была возможность присвоить сумку, выпавшую из рук незнакомого мужчины (плохо ему стало), и набитую долларами. Моя питерская жизнь сытостью не отличалась... Завладев этими деньгами, я бы ел и пил до скончания века. Поверь, даже мысли не возникло прибрать чужое – сразу стал звонить в «скорую». Такого «расточительства» до аварии я бы себе не позволил. В чем тут дело? Нет, не в слепой, а в осмысленной вере, в душу проникшей. Надо сказать, что воруя у кого-то, мы обкрадываем прежде всего самих себя, и потом наше же зло к нам возвращается бумерангом.
В полный рост
Панорама: Андрей, ты сам что-нибудь делал для своего спасения, или только сторонние силы? Один литературный герой сам себя за волосы вытащил из болота, а тебя, что же, все время другие тянули?
Андрей: Все в нашей жизни взаимоувязано, «и земное», и «небесное». Если у тебя нет воли к жизни, трудно рассчитывать на какие-то в ней успехи. С одной стороны, как говорится, «только Господь может вернуть все то, что ты потерял», а с другой... Девять месяцев после аварии я лежал неподвижно в кровати. Надо было матери тогда захлопнуть дверь, забыв ключи дома!.. Я оставался тогда дома с малолетней дочкой... В общем, нашел в себе силы доползти до двери, открыть ее. С этого времени стал «качать» мышцы рук, плечевого пояса - «занялся спортом». Кстати, о спорте. Будучи «колясочником», похвастаюсь, побеждал в параспортивных играх. Был чемпионом края среди инвалидов по армреслингу, по гонкам на коляске, вторым по метанию ядра, был призером в Тобольске по плаванью. Жить хотелось и тогда, и сейчас «в полный рост».
Панорама: Андрей, ты музыкант (ритм и соло гитара, флейта, губная гармошка, бэк-вокал) красноярской панк-рок группы «Энтропия», достаточно известной в крае. Скажи, а занятие музыкой, если я правильно понимаю, это тоже часть твоей жизненной «полноростовой» программы, не так ли?
Андрей: Конечно. Мы с Лешей Кокряцким (бывшим бородинцем), талантливым поэтом и музыкантов, давние соратники, - это он притянул меня в «Энтропию», и не из милости, разумеется. Душевное родство, близкие взгляды на искусство, на его роль в обществе – это нас давно объединяло. Так что, «Энтропия» - это наш с ним, можно сказать, выстраданный проект. Почему панк-рок, и почему мы не носим «ирокезы» на голове, и булавок в носу, и почему наша музыка не похожа на «Sex Pistols»? Панк как музыкальное (даже шире – культурное) явление все еще – актуален, а все остальное из перечисленного мной панковского антуража – нет. Панк в достаточно жесткой форме обнажает, бичует порочность нашей жизни. В этом его предназначение, а не в эпатировании публики. Скоро, кстати,будем выступать на концерте памяти Виктора Цоя.
Владимир: Удачи вам!

«Панорама», август 2007 г.