пятница, 19 декабря 2008 г.

ТРИ ИПОСТАСИ ВИКТОРА ГАВРЮЩЕНКО

Виктор Алексеевич Гаврющенко – фигура во всех смыслах заметная. Богатырского телосложения, косая сажень в плечах. Волевой, решительный, надежный. Бывший шофер, больше 18 лет руководит он автовокзалом в г. Заозерном. Три года назад отметил свое пятидесятилетие, а в конце прошлого года... сорокалетие как музыкант.
МУЗЫКАНТ
Оркестр и оркестровая музыка – излюбленные темы Алексеича, как почтительно называют его коллеги и сверстники. Играть духовую музыку он начал в 12 лет, то есть 40 лет своей жизни в буквальном смысле оттрубил. И нет в этом и тени иронии – хлеб музыканта не то, чтобы горек, но трудом дается немалым. А работа духовика – тяжела еще и физически: как утверждают специалисты, энергетические затраты у трубача так же велики, как и у сталевара. Правда, в оркестре играть приходится не каждый день. Но, кажется, это другая тема. Это не про Алексеича, - дай ему волю, играл бы и каждый день. Музыка – самое давнее и стойкое увлечение его жизни. Свет в окошке. С печальной улыбкой вспоминает он те баснословные годы, когда они, заозерновские мальчишки, оркестром провожали утреннюю электричку на Красноярск...
В 60-е годы XX века духовых оркестров в СССР было еще великое множество. Практически в каждом крупном селе был свой оркестр, не говоря уж о районных центрах. Сколько их с тех пор осталось, сколько появилось новых? Во всем Красноярском крае сегодня оркестров чуть больше десяти, включая и несколько сравнительно “молодых”. Виктор Гаврющенко пришел в духовую музыку во вполне благополучные для нее годы. Кстати, эти годы были не самыми плохими и для самой страны. В болотину застоя “Союз нерушимый” только начал погружаться.
В восьмидесятых годах оркестров уже практически не оставалось. Новые не создавались. Приятным исключением из правил стал тогда вновь образованный оркестр Заозерновского ПАТО, стопроцентно шоферской. Разумеется, Гаврющенко играл и в нем. Оркестр просуществовал – увы – недолго, всего около шести лет. В первые “перестроечные“ годы сохранить его оказалось делом непосильным. Только в 2002 году вернулся Виктор Алексеевич к полноценной духовой музыке. Но уже не в родном городе. В Бородине приступили к формированию “крупноформатного” оркестра. Уговаривать Виктора Гаврющенко поступить на работу в муниципальный оркестр приехал сам дирижер, Александр Чуринов. Уговаривать не пришлось. Разговор был коротким, но продуктивным. Через неделю начались репетиции. И на Дне шахтера – главном празднике бородинцев - туба Алексеича уже уверенно звучала в “хоре” других инструментальных голосов.
На самом деле, значительных пауз в жизни Гаврющенко-оркестранта не было. Время от времени появлялись в Заозерном небольшие и совсем крошечные оркестры и оркестрики, и он охотно в них играл. То есть без своего музыкантского хлеба Алексеевич не оставался никогда. Творческого удовлетворения, однако, это не приносило, тем более, что и задачи перед музыкантами в таких составах иные (и возможности поскромнее), нежели у музыкантов больших оркестров. Таких, как Бородинский эстрадно-духовой в настоящее время, таких, как флотский в совсем еще недавнем прошлом (всего- то 30 с небольшим лет и минуло!). Счастливейших, как уверяет Виктор Алексеевич, двух лет службы в оркестре почетного караула Тихоокеанского флота.
Оркестр тот, состоящий по большей части из сверхсрочников и дипломированных военных музыкантов, “дислоцировался” в Высшем военно-морском училище им. Адмирала Макарова (г.Владивосток). Разве это не удача? Парню из провинциального сибирского городка, призывавшемуся в армию водителем, и почти сразу попасть в огромный штатный оркестр! Спустя время у него появляются уже собственные ученики из числа воспитанников училища. Что это, как не чудо везения? Но случилось бы оно, если за плечами у матроса Виктора Гаврющенко не было достойной оркестровой школы? “Служилые” музыканты безошибочно определили в нем “своего”. Староста оркестра вручил тубу – с этого и началась воинская служба Виктора Гаврющенко. С тех пор не расстается Алексеич с этим инструментом. “В нем моя судьба”, - смеется он.
Несколько слов о самом инструменте. Тубы – низкоголосые, басовые духовые - бывают нескольких видов. Выбор Гаврющенко пал на самую мягкозвучную и не самую громоздкую, так называемую “эсную” тубу. Вообще же, Виктор Алексеевич владеет всеми видами медных басов, включая и таких “монстров”, как геликон (кавалерийский, “надеваемый” на тело бас) и сузафон (бас, обращенный “зевом”-раструбом к публике). Прилично играет и на других медных инструментах. Но по-настоящему верен только своему “нежному басу”, как окрестил тубу Алексеича один наш общий знакомый.
Дирижер Бородинского оркестра нередко ставит Гаврющенко в пример другим музыкантам: “Исполнители такой высокой культуры и дисциплины – это основа основ, базис любого творческого коллектива. Виктор Алексеевич – обладатель очень ровного и чистого звука – прирожденный басист, хороший ансамблевик”. В любую погоду, зачастую даже больной (получая, естественно, за это нагоняй от дирижера), едет Алексеич в Бородино на репетиции. Староста оркестра подтверждает: у Гаврющенко за всю историю существования коллектива не было ни то что прогулов, даже опозданий. И на репетиции, и на концерты он приезжает заранее, с тем, чтобы прилично “раздуться” и настроиться. А также успеть рассказать коллегам последние новости, попикироваться с самыми “ядовитыми” шутниками в оркестре – барабанщиками.
НАЧАЛЬНИК
Может, оттого и атмосфера в оркестре добрая, здоровая, что есть в нем такие люди, как Виктор Алексеевич. Могущие и по душам поговорить, если кому-то худо, и дельный совет дать нуждающимся в совете. Опыт у него преогромный, и житейский, и профессиональный. Например, в знании автодела и всего, что связано с автомобилями, равных ему, наверное, немного. Ведь постигать это дело он начал сразу после 8 класса, устроившись на автопредприятие слесарем. Вернувшись с действительной службы, долгие годы “крутил баранку”, работая сначала в грузовой колонне, затем в автобусной. За это время заочно отучился в техникуме, стал впоследствии начальником одной из колонн. В 1987 году в Заозерном открывается автовокзал. Со дня открытия и доныне руководит им Виктор Гаврющенко.

Виктор Алексеевич – мужик, конечно, упорный, целеустремленный. Но специально такой цели как стать руководителем, никогда перед собой не ставил. Выходец из бедной рабочей семьи, он стремился, естественно, к лучшей, соответствующей его дарованиям жизни. Пытаяся занять в ней подобающее место. И ему в этом помогали. Везло Алексеичу на талантливых, дельных наставников. Таких, как дирижер первого его оркестра Василий Петрович Кокорин, буквально сделавший из него музыканта. Как директор АТП А.А. Агарков, разглядевший в нем хватку руководителя.
Алексеич – человек открытый и легкий в общении. Но в то же время предельно жесткий, если речь идет о принципиальных вопросах. О работе. Разгильдяев и пьяниц, к примеру, он на дух не переносит. И не “манежится” с ними, не пытается перевоспитать, а безжалостно увольняет. Добросовестных, трудолюбивых привечает и поощряет. И люди отвечают ему добром, взаимностью. Так, с сентября по ноябрь, вечерами, безо всяких уговоров и принуждения его работники ремонтировали внутренние помещения вокзала. Приемная комиссия, кстати, дала ремонту оценку “5”.
Вообще, вокзал – хозяйство сложное и хлопотное. Но начальник, даже надолго отлучаясь, уверен, - сотрудники его не подведут: все будет в порядке. Дисциплина и ответственность для его работников, можно сказать, необходимое условие существования. Кстати, и арендаторы помещений вокзала (коммерсанты, адвокат) давно уже подчинились общим правилам, “влились” в коллектив, стали “своими”. Никто из них, к примеру, раньше времени не закроет свой магазин или офис. Как не закроет билетную кассу кассир. Так как основная масса пассажиров – сельские жители, работа магазинов на них и ориентирована. Многие из приезжих, “отоварившись” всем необходимым прямо на вокзале, уезжают домой тем же автобусом, что и приехали. Конечно, арендаторы с их ассортиментом и ценами, и жители “глубинки” с их нуждами - не его “компетенция”, к тому же и своих забот предостаточно, но Алексеичу до всего есть дело.
“Я здесь и громоотвод и консультант, - рассказывает Виктор Алексеевич. - Идут ко мне и со слезными жалобами, и со скандалами. Весь день в кабинете толчея. Каждого надо выслушать. Каждому хоть как-то помочь”. Несладко быть начальником? Как сказать... “Человек на своем месте”, эту работу он выбрал не из-за денег, отдается ей сполна, и главное - с очевидным удовольствием, - этого не скроешь! В прошлом году администрация города Заозёрный вручила ему благодарственное письмо. И собственное начальство (АО ОТ КТК “Восток”, г. Канск), судя по всему, его ценит. Кстати, в головном офисе его прозвали “отшельником”, потому как просьбами о помощи не докучает, со всеми трудностями справляясь самостоятельно.
“Живу в таком напряжении – ни на что, кроме вокзала и оркестра времени не хватает. На рыбалке за всю жизнь всего несколько раз был”, - то ли жалуется, то ли хвастает Алексеич. Как оказалось, лукавит. Рыбалка и охота, филателия и шахматы, дегустация пива в теньке и преферанс до утренней зари – действительно не его стихия. Но есть еще одна, кроме музыки, страсть у Виктора Гаврющенко – это пчеловодство. И на это его хватает. И в этом он профессионал. Вдвоем с другом содержит в лесу пасеку. Летом к ним даже практикантов из сельхозтехникума посылают, - настолько все серьезно.

У него вообще все в жизни серьезно и основательно. Даже смеется Алексеич основательно... Звонко и до слез. Как мальчишка в 12 лет.

Январь 2006 г.