четверг, 18 декабря 2008 г.

ЗОЛОТЫЕ РУКИ, ЗОЛОТАЯ ГОЛОВА... ЗОЛОТЫЕ АБРИКОСЫ

Бородинский врач Анатолий Мощенко добился в садоводстве и огородничестве того, что под силу только «высоким» профессионалам. Впрочем, иначе как профессионалом, мастером своего дела, его и не назовешь. И в «клиническом», и в «ботаническом» смыслах. Один из самых чтимых в городе врачей, он известен еще и как удачливый садовод-новатор.
Воплощенная мечта
Чуть больше 12 лет назад уже не молодой врач, хирург в прошлом, специалист по УЗИ в настоящем, перенесший, кстати, несколькими годами ранее инфаркт, Анатолий Мощенко с семьей переселяется из многоквартирного благоустроенного дома в одноэтажный. Подальше от цивилизации, «поближе к земле»? Не совсем так. Его новый дом – это не крестьянское подворье. Это жилье с «городскими» удобствами, но на земле, на шести «благословенных» сотках. Но не только на них «позарился» Анатолий Кузьмич. Одно из самых живописных мест Бородина, центральная часть улицы Октябрьской, где он ныне живет, это, можно сказать, сердце города. Здесь вполне гармонично уживаются разноэтажные архитектурные объекты (иначе выражаясь, - где только архитектура и присутствует), а огородики и палисады только прибавляют очарования облику этой части Бородина. «Вот эта патриархальность меня и привлекла, - вспоминает Анатолий Мощенко. - Недолго раздумывая, мы перебрались в этот дом. Золотая мечта всей моей жизни начала воплощаться. Довольно тихое место. Отдельный дом, баня. Главное, сад». То есть, конечно, на момент вселения семейства Мощенко, никакого сада здесь не было и в помине. Бывшие хозяева – глубокие старики, уже не могли содержать дом и землю в должном порядке. Запустение, как говорит Анатолий Кузьмич, было невообразимое. Не дворянское гнездо кисти Поленова - джунгли Полинезии. Была цель разбить здесь сад, посадить яблони и вишню – самое любимое, боготворимое Анатолием Кузьмичем растение, больше всего напоминавшее ему о родине, которая все чаще и чаще стала сниться, душу тревожить – о Белгородщине. Цель, спору нет, благородная. Вот хватит ли только сил на ее воплощение? Решил, что хватит, на все хватит. «В моих жилах течет кровь запорожских казаков. А упорства и авантюризма моим предкам было не занимать, - рассказывает Мощенко. - Да и по нраву мне все это было. И за сад, и за огород принялся с удовольствием, даже усталость радовала. И пошло дело». Супруга, Тамара Ивановна, тоже врач с огромным стажем, не верила первое время в мужнины успехи. Саженцы плодовых еще только начали приживаться, так что об успехах садоводства говорить было еще рано, а вот огород в первый же год порадовал разнообразными плодами. Больше всего поразили Тамару Ивановну, уроженку Ташкента, арбузы и дыни. Чтобы в Сибири выращивать такого размера и сочности тыквенные, и чтобы такой необычный эксперимент удался сразу – это дорогого стоит... (В прошлом году, кстати, зашел воды попить строитель-чеченец, глазам своим не поверил: на грядке красуются пузаны-арбузы по 8-10 килограммов веса! Хозяин прокомментировал реакцию восточного гостя так: «Ошалел парень. Дар речи потерял!») Впоследствии появилась и теплица, где уже который год выращиваются томаты по 700-800 граммов каждый, много чего другого. «Огород наш вполне традиционный, без экзотики. Всего понемножку. Но все отменных, проверенных временем, интуицией и опытом сортов, лежких и урожайных». Когда стали плодоносить вишни и яблони, - уже и маловеры поняли: знал «рукодельник» (хирург в переводе с древнегреческого) Мощенко, на что шел. Все заранее рассчитал и взвесил. Это не одно только упорство и прилежание. Не обошлось здесь и без знаний, и без таланта, разумеется. Без любви, в первую очередь. В общем, золотые руки, золотые голова и сердце.
Интеллигент в первом поколении
Знал бы, как я расхвалю его в газете, не пустил бы меня Анатолий Кузьмич и за порог своего дома. Хотя, если разобраться, никакой похвальбы в моих словах вовсе нет. Одна только констатация фактов, голая правда... Выходец из простой семьи, сын комбайнера и трактористки, Анатолий Мощенко, что называется, интеллигент в первом поколении. Человек, не знакомый с биографией бородинского лекаря, подумает, вполне возможно, глядя на него, общаясь с ним: «Не иначе как из потомственных дворян». Мне он напоминает больше земского врача из русской классики (и из тогдашней реальности, конечно). Столько в нем рассудительного спокойствия, деликатности и благородства. И в обращении с пациентами, вообще с людьми, и в отношении к животным (наблюдал, как он уважительно беседует со своей питомицей, старой ворчуньей Алиской, «мексиканской декоративной овчаркой», как представил ее мне хозяин). С деревьями и кустарниками (с самой землей, их породившей!) он тоже, что называется, «на вы». Все это для него «одушевленные предметы». О земле он говорит: «Она ведь как ребенок, или как женщина, роженица - требует ухода, уважения... Да, конечно, сибирская земля уникально «жирная», плодотворная, но небрежным отношением мы ее постоянно калечим, забывая о том, что ее и подкармливать надо, и отдых давать». О яблоньке: «Вот, Володя, видишь, «Аленка» отбрасывает все лишнее, больное, нежизнеспособное, - все равно плодов к осени будет много. Саморегуляция в пределах разумного, в пределах собственных сил. Разве это не достойно восхищения? Но и она требует ухода, и ей надо помогать, вовремя, по осени, и обязательно в сухую погоду, обрезать лишние ветки, подкормить органикой».
Есть в хозяйстве Анатолия Кузмича, кроме яблонь и вишен, несколько кустов облепихи, жимолости и крыжовника (включая «эфиопа» без колючек), смородины, само-собой, и нечто совершенно для наших широт фантастическое. Нет, не угадали, не слива. Доморощенными сибирскими сливами теперь тоже никого не удивишь (у него их, кстати, несколько сортов, есть и чулымские, и уссурийской, и хакасской селекции)... Абрикосы! Два обильно плодоносящих дерева в полтора человеческих роста. Побывавшие до меня журналисты диву давались: «Как такое возможно при наших-то лютых морозах?» Садовод степенно им отвечал: «Ничего удивительного. Это ведь особый сорт – Байкаловский (по имени автора. - В. Г.), к нашим условиям приспособленный. Просто, наверное, надо быть чуточку любопытней, следить за специальной литературой, и не такие еще диковинки у нас появятся и приживутся. Морозы, надо сказать, и неровная погода сказались на абрикосах. Изначально было три дерева. Оставшиеся два пришлось изрядно подрезать... В отношении вида и вкуса. Плоды этого абрикоса ловкачи выдают за южные, и по соответствующей цене продают в Норильске, вот как!»
О вишне как о вечности
Кроме Мощенко никто, кажется, в городе до абрикосов еще «не дозрел». Как недозрели до гигантов-томатов (нет-нет, не многим известных «минусинцев»). Мало у кого зрелые сливы имеют такой «томно-восточный» вкус. Единицы научились выращивать дыни, которые съедаются с кожурой... Нет предела совершенству, как нет предела интересу к жизни. В будущем году занятой человек, врач Мощенко, 69 лет от роду, займется выращиванием томатов по мудреной японской технологии, с тем, чтобы получать с куста по5-6 ведер плодов. Много у него еще «ботанических подвигов» в задумках. «Времени бы на все хватило, - вздыхает он горестно. - Коротка жизнь человеческая. Сколько книжек еще не прочитано, сколько тайн не изведано». Вообще, как я понял,тема неизбежного увядания и ухода, далеко не самая занимательная и значимая в понимании Анатолия Кузмича. Есть куда более интересные и содержательные темы. Например... вишня! О вишне во всех мыслимых аспектах – часами напролет. Доходя до тонкостей и секретов, ведомых только специалистам. Три секрета мы решили выдать «городу и миру». Граждане, нещадно уничтожайте юную поросль! Она высасывает из вишен живительные соки. В результате – урожай ягод мизерный. Далее. Никогда не срезайте ягоды без плодоножек: кроме всего прочего, плодоножки выполняют роль своего рода пробочек, без них процесс окисления органических кислот ускоряется, и ягода теряет свойственный ей вкус. Последнее. Вишневый компот не храните больше года. Напиток может стать просто вредным для здоровья.
Все время нашей беседы Анатолий Кузьмич потчевал меня именно вишней. К концу беседы я уже с легкостью необыкновенной отличал вкус Белорусской северной от Алтайской степной. На День шахтера, священный праздник всех бородинцев, Анатолий Кузьмич пригласил меня отведать плодов уже нового урожая. Пообещал угостить, между прочим, совершенно особенным вином из вишневых листьев. Но подумав, прибавил: «Можно чего и покрепче, водочки, к примеру. А на закуску моченый арбуз, или, допустим, томат «Кардинал». Годится?»
На прощание срезал цветов (еще одно его увлечение!) «Анатолий Кузьмич, помилуйте, - говорю, - я ведь не дама!» Отвечает с улыбкой: «Это все предрассудки!», вручая мне, пересчитав, нечетное число цветов.

Июнь 2006 г.