суббота, 22 ноября 2008 г.

И себе, и людям... И русской музыке

В мае этого года с присвоением губернаторского гранта Красноярского края в области культуры, в Бородинском ГДК «Угольщик» началась реализация мегапроекта «Красна Русь: возвращение к истокам». В декабре разработчик и руководитель проекта, бессменный «вождь и вдохновитель» фольклорного ансамбля «Красна Русь» Виктор Авдеев, позвал гостей на презентацию Центра по сохранению и развитию традиционной культуры. Именно на создание Центра был потрачен грантовый миллион.
Непрерывный стаж
Панорама: Виктор, открытие музыкального Центра для вас, очевидно, событие эпохальное. С одной стороны, это, скажем так, зримый итог долговременной и кропотливой работы, собирательской, просветительской и собственно музыкальной, с другой - отправная точка в движении к новым...
Виктор Авдеев (смеётся): ... победам! Знаете, мне уже хорошо за 50, так что итоги я подвожу ежедневно. Если серьёзно. С созданием Центра в значительной степени упорядочилась моя жизнь, став более осмысленной, целевой... но при этом ещё и невыразимо хлопотной, что, впрочем, не менее приятно... Понимаете, по своей сути я деревенский житель, селянин, и работа для меня — дело святое. Это общеизвестно: работать от зари до зари — непреложное правило для русского мужика (а не только, положим, для... китайского), это ментальная норма, если угодно. Поэтому мой музыкальный стаж, начавшийся в малолетстве, закончится только с моей смертью. Да, теперь стало понятно, что к созданию Центра я шёл всю жизнь, сначала неосознанно, конечно, но уж точно не в мечтах и лёжа на диване, а в деле. В изучении многообразных славянских мелосов, многочисленных музыкальных инструментов, от народных до электронных, в поисках своего репертуара, своего пути... Я и до создания «Красна Русь» «сколачивал» собственные ансамбли, участвовал в музыкальных проектах коллег. Попутно собирал инструменты, причём подчас в буквальном смысле бросовые, «убитые». Гармони с прохудившимися мехами, рассыпавшиеся на составные части балалайки и мандолины, покоробившееся гусли...
Не делимся — возвращаем
Панорама: Ставшие после реставрации экспонатами вашего музея.
Авдеев: Никакого музея на самом деле нет, а значит, нет и экспонатов. Практически все инструменты в коллекции Центра — живые, их можно (и нужно) трогать руками, более того, играть на них... Возвращаясь с гастрольных концертов, мы зачастую привозим музыкальные редкости, причём не только предметные, гармошки и жалейки. Зрители дарят нам нечто не менее ценное, распевы, песни и наигрыши, унаследованные ими от предков. Так люди благодарят «Красна Русь» за то добро, которым мы с ними делимся... знаете, наверное, даже не делимся, а возвращаем. Ведь всё, что мы исполняем — это ни что иное, как народное достояние, изначальная, корневая музыка России.
Панорама: На мой взгляд, вы только что «невзначай» сформулировали цели и задачи, стоящие перед вашим Центром — сохранять по крупицам собранные вами сокровища, и возвращать их к жизни, к людям, некогда их породившим, то есть в естественную среду обитания.
Авдеев: Во как! И звучит ладно, и правде соответствует, - прямо с сегодняшнего дня начну собой гордиться! Действительно, в сохранении культурного наследия русского народа мы, то есть «Красна Русь», нашли своё призвание и смысл жизни. Разумеется, в масштабах, доступных нашим талантам, разумению и просто физическим силам. Так вот, для осуществления этой задачи в Центре есть практически всё: просторные аудитории для семинаров, репетиционные комнаты и тон-студия, оснащенная профессиональным звукозаписывающим оборудованием и набором музыкального инструментария, от электрогитар и синтезаторов до ударной установки.
Лекарство от старости
Панорама: Простите, не понял... Зачем народникам эти дары цивилизации?
Авдеев: Что же нам всё в лаптях да в рубище ходить? Необходимость в студии назрела давно. С её появлением решились наши (и ГДК) многолетние проблемы. Обучившись в Петербурге профессии звукорежиссёра, музыкант «Руси» Виталий Зорин обеспечит нас «правильным» звуком. Это во-первых. Во-вторых, запишет качественную фонограмму, одновременно с этим участвуя в процессах аранжировки и инструментовки музыкальных произведений. Причём, к его услугам могут обратиться и частные лица, и ансамбли (включая любительские), как местные, так и иногородние. В общем, налицо и эстетическая, и материальная выгода. В настоящее время мы сотрудничаем с молодёжным рок-ансамблем «Отдел культуры» («ОК»), пестуемым участником «Руси» Аркадием Поляковым. Попытка синтеза этнической музыки с роком — это ещё одно из направлений нашей деятельности. Результаты пока скромные, но ребята из «ОК», охотно экпериментируя с нами, приобщаясь к музыке общечеловеческой, и к музыке национальной, невольно набираются уму-разуму. Кто-то из них, надеюсь, станет музыкантом, причём настоящим — мыслящим и тонко чувствующим. Главное, что они, убедившись в могуществе и разнообразии русского мелоса, и гармоническом, и ритмическом, в неисчерпаемо богатом мелодизме, эту музыку крепко полюбили. Если же говорить о нас, о «стариках»... Знаете, общение с молодыми и талантливыми людьми — это роскошь. Благодаря им мы осваиваем новые для нас пласты культуры, новые изобразительные средства. И сами молодеем, и наша музыка вместе с нами...
Взамен сказок — историческая правда
Панорама: Смазные сапоги, обильно орнаментированные рубахи и сарафаны, кушаки, кокошники... Куда всё это подевалось? Раньше артисты «Красна Руси» выступали в конкретно русских костюмах, не то что теперь.
Авдеев: Раньше мы выступали в конкретно а-ля рюсских, утрированно русских, стилизованных костюмах. Теперь мы от этих «сказок Пушкина» постепенно отучаемся, пытаясь носить одежду исторически оправданную. То, во что были одеты музыканты на презентации Центра — это одежда славян-русичей X века (вернее, её реконструкция), то есть времён святой княжны Ольги. Модели эти разработала художница по костюмам драмтеатра им. Пушкина (г. Красноярск) Марина Каминская. Предельно скромная и удобная одежда: лён, холстина, кожа, металл. Скоро мы, надеюсь, и переобуемся. В онучи, конечно, - сапоги на Руси стали носить ближе к новому времени. Кстати, примерно в это же время или чуть позже в России появилась и гармоника, инструмент германского происхождения, вытеснившая вместе с балалайкой инструменты изначально славянские (или вошедшие в культурный обиход славян ещё в древности: щипковые гусли и смычковые гудки, духовые свирели, рожки, кугиклы, волынки, окарины).
Гармошка — разлучница
Панорама: Получается, что вы отрицаете исконность и органичность гармоники?
Авдеев: Гармошка нанесла национальной культуре колоссальный вред, отлучив и отучив народ от звукового изобилия прошлых лет, от гармонического и ладового разнообразия, от импровизации, от тембрального и метроритмического эксперимента. Каждая гармошка, каждая хромка — это индивидуальный строй, поэтому петь под неё можно только в определённой тональности. Полифонический же инструмент баян же, в отличие от гармоники — это уже само совершенство, истинно гармонический инструмент, но обратно-таки, как и гармошка с балалайкой — инструмент-монополист. С их появлением русская музыка в значительной степени модифицировалась, что привело современный мелос к катастрофическому оскудению звуковой и нотной палитры, более того, повлияло на саму конструкцию музыкальных произведений. Исчезли песни трудовые и обрядовые. Взамен их появились эстрадные, и то, что на Западе уничижительно называют «колхоз-стайл» (идущее от Пятницкого и Андреева).
Клюква — ягодка символическая
Панорама: Тем не менее, все эти инструменты имеются в вашем арсенале, так же, кстати, как и синтезаторы с гитарами. Не смешение ли это «нижегородского с французским»?
Авдеев (смеётся): Мне больше по душе другое выражение - «развесистая клюква». Некомпетентность и дурновкусие для культуры действительно губительны, если не убийственны. И в то же время — невероятно смешны. Ей-богу, большая часть наших эстрадизированных народников (взять тот же «Балаган Лимитед» или «Золотое кольцо»), в тысячу раз смешнее и нелепее «Дюмы», сидящего под русской развесистой клюквой. Русскими могут быть не только германские гармошки и ирландские волынки, но и бурятский хомуз и балтийская цитра, всё зависит от того, как их использовать, чтобы не опускаться до «клюквы». А вообще, мне за клюкву обидно... Очень это русская ягода, сокровенная. Расскажу одну историю. Поехали мы как-то с моим баянистом Ромой Чуриновым на заведомо ягодные места. Приехали раным-ранёшенько. Всё болото облазили — нет ягоды! Я, признаться, был в отчаянии, домой засобирался. А Роман, хоть и моложе меня вдвое, а таёжник старый, ушлый... «Погодь, - говорит, Степаныч, остынь... К полудню клюква появится». «Как же это, - спрашиваю, - вырастет за пять часов, что ли?» Вы не поверите, именно через пять часов болото густо покраснело, — Роман оказался прав! На ночь — вот в чем секрет - клюкву укутывает мох, открывая её только на пригреве, с ярким солнцем.
Панорама: Роскошный образ! И к вашему делу имеющий прямое отношение, и к русской корневой музыке. Ну хорошо, собираете вы русскую песню и русский инструментарий... по ягодке, осторожно, благоговейно. А что дальше? Уйдёте вы, и дело ваше вместе с вами.
Авдеев: Помните, как об этом сказал поэт: «Нет, весь я не умру...» У нашего дела есть достойное продолжение, и не только в группе «ОК»... К нам приезжают учиться из села Яруль Ирбейского района, из г. Заозёрного Рыбинского района, из Красноярска (студент краевого училища искусству Иван Петелин, например, прошёл у нас обучение рожечному музицированию). У нас проводятся семинары и мастер-классы. Месяц назад в Центре работал один из крупнейших рожечников страны — Александр Лебедев (г. Владимир), и его мастер-класс в Центре длился 40 часов! Чуть позже приезжал мастер гитары Володя Бруснецов из Новосибирска... Потом, как вы знаете, мы много концертируем, вступая со зрителями и в словесные и в музыкальные диалоги... к нам можно запросто подняться на сцену, и попеть вместе с нами. Что еще сказать? С Центром сотрудничают реставраторы от близлежащего посёлка Ирша и до самой Москвы. Недавно в Абаканском издательстве «Зебра» вышел из печати иллюстрированный каталог нашей коллекции... Так что и настоящее у нас замечательное, и будущее мы готовим достойное. И себе, и людям. И русской песне.

Владимир Гревнев

P.S. В настоящее время Виктор Авдеев со товарищи разрабатывает очередной конкурсный проект. Почувствовав вкус победы ни он, ни его соратники нисколько не сомневаются, что вновь «отхватят» миллион рублей. На этот раз зачем? «Чтобы за 600 тысяч приобрести «Газель»... а на остальные погулять вволю», - смеётся предприимчивый музыкант.

Газета «Панорама» (г. Зеленогорск Красноярского края), 16 января 2008 г.


Город Бородино расположен в 150 км. от Красноярска. Население — 18 тыс. человек. Промышленность: Бородинский угольный разрез (филиал Сибирской угольной энергетической компании), самое крупное горное предприятие России. И городу и разрезу от роду — 50 лет.