воскресенье, 6 апреля 2008 г.

В спорт ее привела… Клаудиа Шиффер

В списке бородинских спортсменов, достигших мировых высот, прошлой зимой прибавилось еще одно имя. Многократная чемпионка края, 21-летняя триатлонистка Юлия Барабаш завоевала второе место на чемпионате Европы по зимнему триатлону в Лихтенштайне и стала серебряным призером чемпионата мира в Италии. Она первая и единственная пока женщина-призер в истории российского зимнего триатлона.

Ей не часто удается вырваться в родное Бородино к маме. Но наш корреспондент поймал ее именно там.
В биатлоне оставаться не могла

– Юля, насколько я знаю, ты была успешной биатлонисткой. Почему же перешла в триатлон?

– В 90-е годы, когда я пришла в спорт, о триатлоне и не слышали. Он и сейчас в Бородине не культивируется. А начинала вообще-то как лыжная гонщица, отзанимавшись у тренера Бородинской ДЮСШ Светланы Калиновской почти 4 года. Потом меня взяли в биатлон, где моим тренером был Анатолий Ромасько. Кстати, большинство спортсменов начинают свою карьеру куда раньше. Я же пришла в 5-м классе.

– Ты призналась в одном из интервью, что идеалом тех лет для тебя была Клаудиа Шиффер и что спортом начала заниматься, чтобы стать на нее похожей. Тогда почему не фитнес, который пропагандировала кумир?

– В детстве я была пухленькой, в общем, далеко не Шиффер… (Смеется.) Решила попробовать стать стройной и сильной. В Бородине же лыжи, и особенно биатлон, – профилирующие виды спорта, так что это и определило выбор. Впрочем, знай, что за адский вид спорта биатлон и на каком холоде придется добиваться цели, я пошла бы в фитнес. (Смеется.)

– Ой, кокетничаешь… Ведь и в гонке, и в биатлоне ты была весьма успешна, в обоих видах спорта добилась звания кандидата в мастера спорта. Почему же, не любя биатлон, задержалась в нем на целых 8 лет? И из Бородинской ДЮСШ перешла в училище Олимпийского резерва в Дивногорске?

– Из вредности, наверное. (Смеется.) Из-за прекрасных тренеров… И нелюбви к биатлону у меня на самом деле не было. И результаты показывала неплохие. И наград немало: 8 золотых медалей, заработанных на чемпионатах и первенствах края, 15 – серебряных и бронзовых... Кстати, КМС я стала сначала в биатлоне, потом уже в гонке... Но в Дивногорске я поняла: пора менять вид спорта.
Судьбоносная встреча

– Что же такое ужасное произошло в Дивногорске?

– Там в погоне за результатом ломают человеческие судьбы, жесткой дисциплиной подменяют здравый смысл. И я сознательно ушла из училища, поступила в Красноярский педуниверситет на факультет «Физическая культура и спорт». Хотелось, признаюсь, на иняз – в школе мне хорошо давались языки. Но, поразмыслив, подала все же документы на физкультурный факультет. Совмещать занятия спортом с лингвистикой – проблематично. Моя нынешняя профессия и профессия будущая – родственные, но на учебу времени катастрофически не хватает. На тренировки уходит до 6 часов в сутки, и только один день в неделю – выходной.

– Что привело все-таки в триатлон?


– Ноги! Я серьезно. В поисках нового дела пришла в Красноярский горспорткомитет и там встретилась со своей судьбой. Владимир Мусиенко, тогдашний директор ДЮСШОР «Здоровый мир», предложил попробоваться в триатлоне и маунтинбайке. Он сам 5 раз на международных соревнованиях получал звание «Железный человек». Это высшая награда в летнем триатлоне. Полгода занималась этим видом спорта: плавание, велогонка, бег. Не хотелось, честно говоря, вновь вставать на лыжи и мерзнуть. Но все-таки перешла в зимний триатлон (бег – 8 км, велогонка – 12 км, лыжи – 10 км). И увлеклась им не на шутку, так же как и приключенческими гонками.
Поговорим о бурных днях Кавказа

– Какие из соревнований, в которых довелось участвовать, запомнились больше всего? Какие из них были самыми сложными?

– Сложными были практически все. Иногда мучительными, как, например, 240-километровый кавказский мультимарафон 2005 года, где я выступала в составе красноярской команды. Он стартовал в Сочи и длился трое суток. В команде было двое красноярских парней и я. Четвертым взяли екатеринбуржца, выписав его по Интернету. Но он «выпал в осадок» уже на первом этапе, и из-за этого мы смогли занять тогда только 8-е место. Всего же в Сочи было 15 команд, в том числе иностранные, для которых триатлон, в отличие от россиян, дело привычное.

Питались на ходу, в основном сникерсами и прочими «быстрыми углеводами», а в ночь перед финишем смотреть уже на них не могли, перейдя на «подножный корм» – ягоды, груши. Время отдыха определяли самостоятельно и подолгу, конечно, не спали.

– Сколько весит байк и снаряжение?

– Байк 12–13 килограммов, а моя «снаряга» тянула на 5 килограммов (ребята меня щадили и часть груза взяли в свои рюкзаки). На одном из участков, длиною примерно 30 километров (и на высоте 2800 м над уровнем моря. – В. Г.), байк пришлось нести на руках. В общем, этот участок мы шли часов семь.
Абсолютный экстрим

– А чемпионаты Европы и мира, на которых ты стала серебряным призером, разве меньше запомнились?

– В Италии был абсолютный экстрим! Температура +20, два дня шел проливной дождь, и на всех дистанциях растаял искусственный снег. Почти восемь километров бега и 12 километров на велосипеде пришлось преодолевать по липкой грязи. Бег и гонка на байке – еще куда ни шло. А вот на лыжах – это, знаете, что-то... Мокрые и грязные, в холодной одежде – брр… Подъем преодолевала со слезами на глазах. Но наш успех затмил воспоминания о трудностях.

– Есть надежда, что триатлон войдет в основную программу зимней Олимпиады 2010 года?

– Есть, конечно. Но для этого, по меньшей мере, необходимо, чтобы на чемпионате мира выступало не 23 страны, как сейчас, а 25.

Наш вид спорта очень молод и не имеет такой популярности, как на Западе, где триатлонистов почитают больше, чем в Советском Союзе почитали космонавтов. И занимаются им там, кстати, тысячи людей. У нас же, узнав, что я триатлонистка, люди обычно восклицают: «Как это? Зимой, и на велосипеде?» У нас большие трудности с финансированием. Парадоксальная ситуация, но такие мало результативные виды спорта, как футбол и волейбол, имеют и государственную и частную поддержку, а мы – фактически никакой...
Венгры считают меня венгеркой, а евреи...

– Юля, извини, а в школе Барабашкой не называли?

– И в школе, и в университете, и в команде, и везде-везде. Многие только это мое «имя» и знают... Выдам семейный секрет: Барабашкой меня зовет даже мама. Я ни на кого не обижаюсь – действительно есть во мне что-то от этого никем не виданного существа. Всю жизнь чудила и озорничала. Учителям в школе, к примеру, подкладывала в классный журнал пластикового паука, который в нужный момент вдруг «оживал».

Полагаю, что кое-что из детской моторности и неуемности перешло и во взрослую жизнь, в спорт, но уже без пауков, разумеется. Что касается фамилии, связавшей меня на веки вечные с созвучной ей квартирной аномалией... Венгры утверждают, что это венгерская фамилия. Евреи, пристально вглядываясь в мою вполне славянскую физиономию, вкрадчиво спрашивают, не было ли в моем роду раввинов. Оказывается, Барабаш – это аббревиатура: сын равви Шмуэля. Здорово, да? Корней своих я, увы, не знаю, но пользу от фамилии ощущаю всю жизнь.

– Вы любите Бородино?

– Разумеется, но приезжать сюда часто не получается. В этом году не смогла даже помочь маме с копкой картошки.

– Фотографироваться будем?


– Будем. Я вообще-то люблю фотографироваться, но получаюсь всегда какой-то матрешкой.

– Ну и чудесно. Матрешка – это ведь квинтэссенция русскости...

– Ага. Тем более что родилась она в Китае... Или в Японии… (Смеется.)
Досье «ВК»

Юлия БАРАБАШ родилась 24 июля 1986 года в Бородине.
Мастер спорта по зимнему триатлону. Кандидат в мастера спорта по лыжным гонкам и биатлону. Серебряный призер чемпионатов мира, Европы, России (2007), этапа Кубка России (2006).

Тренер и партнер по команде Андриян Христофоров.
Студентка факультета физического воспитания Красноярского государственного педагогического университета им. В. П. Астафьева. Не замужем.